2074

Эксперимент: как я гуляла с коляской по самарскому центру

Текст: Светлана Гребенникова Фото: Олеся Ши

Я молодая мама и часто гуляю с коляской по родной «Пятнашке», ругая разбомбленный асфальт, отсутствие пологих съездов с высоких тротуаров и вечную самарскую грязь. На детских площадках в нашем районе часто говорят, как козырно растить ребенка в центре: тут и набережная, и старые скверы, и ровная плитка, и удобные пандусы на пешеходных переходах. Я решила проверить, так ли хороша прогулка по старому городу, как мы привыкли себе представлять: выбрав погожий денек, посадила в автокресло двухмесячную дочь Кристинку, уложила в багажник итальянскую коляску Inglesina — Range Rover в системе детских внедорожников, и призвав на помощь мужа, двигаю в путь. 

«Захар»

Муж высадил нас с Кристиной возле «Захара», откуда мы решили начать свой мини-трип, и уехал, оставив нас тет-а-тет с новыми ощущениями. Для начала мы забежали в «Карамель», поднявшись в магазин по удобному низкому пандусу. Для сравнения, в окрестностях «Колизея» нет ни одного магазина, куда можно было бы попасть с коляской, не совершив невозможного: везде непреодолимые лестницы, высокие ступеньки и никаких пандусов.

Дальше мы тронулись мимо «Звезды» к фонтанам на Осипенко. Ровный асфальт там прекрасен, вот только на всем протяжении квартала до «Токио суши» приходится идти между машинами через двустороннюю парковку. Пешеходная зона здесь, так скажем, фрагментарная, и какой-нибудь Рено Логан постоянно норовит проскочить мимо тебя или предупредительно посигналить сзади.

Фонтан на Осипенко

Преодолеть перекресток у станции метро Алабинская с коляской не так-то просто — путь без препятствий только на набережную, к Ладье (или тому месту, где мы ее помним). Если же хочется попасть к фонтану или двинуть дальше по Ново-Садовой, нужно спускаться в подземный переход. На набережной в этой части стройка, так что приходится выбрать второй вариант. С трудом открыв стеклянные двери, вталкиваю коляску внутрь — там ждет длинный спуск с углом наклона около 45 градусов. Нести коляску по лестнице слишком тяжело, везти по пандусу — опасно: рельсы шире, чем расстояние между колесами, и коляска норовит сорваться вниз, а удерживать ее стоит серьезных усилий. Поэтому когда незнакомый молодой человек предлагает помочь, с радостью соглашаюсь. По тоннелю проезжаем спокойно — народу немного, зато дальше подъем: 45-градусная «взлетная полоса», слишком широкая и опасная — колеса так и катятся назад. Отзывчивый парень остался в метро и я, рискуя сорваться вниз, сама выталкиваю коляску к свету.

«Макдональдс» на Полевой

Наконец самое сложное пройдено — бодро катим мимо вечной стройки в окрестностях торгового центра «Невский» по густой грязи. Лужи смешались с помойкой от стройматериалов: радуюсь, что у меня высокие ботинки. На душевном подъеме преодолеваем высокие бордюры на пути к «Макдональдсу», забраться на которые можно, только поставив коляску вертикально, и поворачиваем в сторону Волги. Трамвайная линия уходит за горизонт, и мы катимся по направлению к солнцу.

Небольшие неровности асфальта не причиняют большого неудобства — но только потому что у «Инглезины» мощные колеса. Будь у меня коляска попроще, путь не был бы таким приятным — на обычной прогулочной тряска и дребезжание стоек обеспечены.

Площадь Славы

Подъехав к площади Славы, решаю посмотреть, что тут изменилось с момента реконструкции. Плитка под ногами старая, местами поколотая, но все равно довольно ровная — комфортно будет для любой коляски. Сделав круг по площади, собираюсь спуститься по свежеотстроенной лестнице на набережную. Подхожу к краю в надежде прямо от Паниковского съехать к бассейну ЦСКА. Но на новой узкой лестнице нет и намека на пандус. Остается вариант вернуться через площадь назад и объехать «гору» по Маяковскому спуску, но делать этого не хочется: по периметру растут высокие бордюры. При скачках коляски вниз и вверх ребенок практически встает — то на голову, то на ноги. Так что выбираю легкий путь и еду на площадь Куйбышева.

Площадь Куйбышева

Тут снова нужно похвалить дорогу — едем как по маслу. Сама площадь привлекает просторами и гладким асфальтом — есть где разогнаться и беспрепятственно идти с музыкой в ушах. Ни машин навстречу, ни луж на пути. Но на набережную все же хочется — полюбоваться на дрейфующие льдины и катающихся на них ворон.

Напротив дома Курлиной переходим улицу Фрунзе. Не люблю этот перекресток: светофора нет и всегда приходится перебегать перед машинами. С коляской это не комильфо, поэтому долго и упорно ждем — минут 10: желания внепланово остановиться и пропустить женщину с коляской у самарских водителей нет.

Дальше едем по правой стороне улицы Куйбышева. Около музыкальной школы встречаем непреодолимое препятствие: между деревом и навесом, сооруженным на время реставрации ближайшего здания, коляске пройти невозможно. Приходится выскочить на проезжую часть и несколько минут ехать в сторону площади Революции вместе с потоком машин.

Некрасовский спуск

По Некрасовскому спуску сбегаем до галереи «Виктория». Качество дороги в рамках нормы, уклон небольшой, коляске не приходится черпать носом грязь. Но на переходе к галерее колесо застревает в рытвине от просевшего асфальта. Выкорчевываю коляску, как лесничий — пень. Получается плохо и только с третьего раза.

Ура, мы почти внизу, на подходе к улице Максима Горького, — еще немного и можно будет беспрепятственно смотреть вдаль. На пути много ступенек. Для колясок — только ржавое приспособление, оставшееся еще со времен «совка» и похожее на видавшие виды полозья санок, — но колеса туда не встают. Снова обхожу по проезжей части. Водители здесь, видимо, привыкли к выскакивающим на дорогу мамам, поэтому едем в мирном соседстве друг с другом.

Наконец ставлю коляску на тормоз и иду фотографировать последние в этом году сугробы на фоне бушующей весенней реки.

Ленинградский спуск

Прогулявшись по плиткам набережной, даже не хочется возвращаться в родные курмыши «пятнашки». Но Кристинка хочет есть и подает голос из коляски. Так что надо подумать о том, как снова подняться на Куйбышева. Помню, что спуск по Льва Толстого совсем убитый — рытина на рытвине, и выбираю Ленинградский. Прямо у Coffee Bean мой пыл охлаждает неимоверно длинная и непроходимая для нас лестница — ее снова дублируют ржавые «рельсы» шире, чем расстояние между колесами коляски. Переходим на другую сторону в надежде на свободный путь. Но нет, там тоже лестница. Чуть меньше, но без крепкого мужского плеча ее тоже не одолеть. Опять тащимся мимо машин по проезжей части, поскольку других вариантов нет: Некрасовский, да и любой другой спуск в гору также непреодолим, как и этот. Постоянно оборачиваюсь и теснюсь к густо припаркованным автомобилям.

Улица Степана Разина

Устав идти практически вертикально, решаю немного отдохнуть и сворачиваю налево — на улицу Степана Разина. Слева — раздолбанный дом, справа — кусочек весенней земли, из которой пробивается первая травка. Глядя по сторонам, не замечаю, как въезжаю передними колесами в настоящее болото, в которое плавно уходит тротуар. Все, приехали! Теперь надо изловчиться, чтобы выбраться с наименьшими потерями: мои кожаные штаны протереть легко, а вот колеса с толстым слоем жирной грязи изрядно попортят багажник. Дальше еще пара дыр в асфальте, скрытых под лужами. Почти в истерике звоню мужу: срочно приезжай!

Приключения были недолгими, но яркими. Сам собой возник демократический вывод о том, что все самарцы равны: в «Пятнашке» мы мучаемся, громыхая по кочкам и ямам, — как на пути к «Маку», завязаем по самые уши в грязи, — как на Степана Разина, и проскакиваем перед машинами, которые не собираются тормозить, — как везде в центре. Весенняя Самара прекрасна, но для жизни она жестче Спарты: город совсем не подразумевает мам с детьми и тяжелыми колясками — ни на окраинах, ни в туристическом центре.