1024

Гид: памятники жертвам сталинского террора и репрессий

Анна Скородумова

 

30 октября — день памяти жертв политических репрессий в России. Ежегодно в эту дату по всей стране проходят траурные акции, митинги и возложения венков и цветов к памятникам репрессированным. У Самарской области есть свой внушительный бэкграунд, связанный с трудовыми лагерями, расстрелами и массовыми захоронениями. При этом композиций, посвященных жертвам сталинского террора в регионе, куда меньше. Мы вспомнили трагические эпизоды нашей истории и решили рассказать о тех скульптурах и мемориальных знаках, которые есть в Самарской области.

История

Первые расстрелы в Самарской области начались еще в 1919 году и проводились почти до смерти Сталина в 1953 году. Согласно спискам репрессированных «Белой книги», по расстрельным делам в области проходило порядка 40 тысяч человек. В застенках НКВД в Самаре на ул. Степана Разина, 37 допрашивали и пытали подозреваемых, а расстрелы проводили в подвалах здания. Казни проводились также в тюрьме на ул. Арцыбушевской (сейчас там расположено общежитие СамГМУ).

Трупы хоронили не на кладбищах, а в братских могилах, например, на территории нынешнего Парка Гагарина и села Гаврилова поляна. По мнению редактора «Белой книги» Валерия Куренева, точные данные о захоронениях могли храниться в милицейских архивах, которые, скорее всего, уничтожил пожар в областном УВД в 1999 году.

Самарские лагеря

В 1937 году в устье реки Сок начали привозить заключенных для строительства Куйбышевской ГЭС в районе Жигулевских ворот. Тогда же был организован исправительно-трудовой лагерь Самаралаг.

Самаралаг

Узники Самаралага работали полураздетыми, их плохо кормили, а жили они в палатках без удобств

Идея со строительством со временем затухла, однако на узниках успели поставить эксперимент на выживание в зимних условиях, проводимый советским ГУЛАГом. Люди работали полураздетыми, их плохо кормили, а жить заставляли в переполненных брезентовых палатках без удобств.

В 1940 году в районе железнодорожной станции Безымянка появился комплекс исправительно-трудовых лагерей Безымянлаг. Он стал частью строительной организации НКВД — Особстроя.

Безымянлаг, Источник фото

Лагерь принял на свой баланс материальные ценности, оставшиеся от Самаралага, включая не высланных заключённых. Безымянлаг просуществовал до 1946 года.

Памятные знаки

Самара

В 1990 году памятник репрессированным установили в парке имени Юрия Гагарина, где при производстве земляных работ было обнаружено одно из мест массовых захоронений расстрелянных политзаключенных. На нем была высечена надпись: «Памятный знак установлен на месте захоронения жертв репрессий периода 30-40 годов. Поклонимся памяти невинно погибших». В 2012 году памятник загадочным образом исчез. Позже выяснилось, что его решили демонтировать городские власти.

Памятный знак жертвам репрессий, Парк Гагарина (Самара). Снесен в 2012 году

На его месте появилась скульптурная композиция «Спас» в виде человека, над головой которого — терновый венец, переходящий в колючую проволоку. Автор скульптуры — заслуженный художник России Иван Мельников.

Памятник жертвам репрессий, Парк Гагарина (Самара) Источник фото 

Владимир Семенов, председатель совета общества «Мемориал» в Самаре, в свое время выступил с резкой критикой такой подмены: «Снесли то, что уже само по себе стало памятью о двух с лишним десятках лет истории города. Снесли, не обращая внимания на призывы самарского „Мемориала“ не трогать памятный знак».

Кроме того, в 2009 году при участии «Мемориала» на остатке стены бывшей Куйбышевской пересыльной тюрьмы (Волжский проспект,15) была установлена мемориальная доска Александру Солженицыну. Писатель в 1950-е находился в Куйбышевской пересыльной тюрьме. На мемориальной доске написаны строки из «Архипелага ГУЛАГ».

Мемориальная доска Александру Солженицыну

Тольятти

В 1930-е при раскулачивании в Ставропольском районе репрессировали больше трех тысяч крестьян. Сейчас в Тольятти проживает около 1900 человек, пострадавших от политических репрессий, и их родственников.

Сегодня в Тольятти проживает около 1900 жертв политических репрессий и их родственников

30 октября 2005 года в Парке Центрального района в Тольятти установили памятник в виде скорбящего ангела, посвященный приговоренным к высшей мере наказания по политическим мотивам. На гранитной стене увековечены фамилии 171 жителя Ставропольского района и написаны цитаты из Декларации прав человека ООН. Инициаторами выступили тольяттинская общественная организация «Жертвы политических репрессий», а деньги выделили из муниципального и областного бюджетов.

Скорбящий ангел, Тольятти

Гаврилова Поляна (Самарская область)

В годы репрессий здесь проводились массовые захоронения политзаключенных инвалидного лагерного пункта № 1. Сюда, как следует из названия, направлялись люди с инвалидностью. По данным самарского краеведа Валерия Ерофеева, заключенные были заняты на лесопилке и сапоговаляльном производстве. У подножия Белой горы на протяжении двух километров закапывали умерших политзаключённых.

Летом 1990 года члены самарского общества «Мемориал» установили на захоронении памятный знак в виде креста с табличкой: «Здесь покоятся узники лагеря на Гавриловой Поляне захоронения 30-40-ых гг. Этого не должно повториться».

Памятный знак в виде креста, Гаврилова поляна

В июле 2011 года участники волонтерской акции «Белуха» установили памятный знак в виде кирпичной стены с прикрепленной к ней табличкой. На ней написано: «Путник, склони голову перед местом упокоения огромного числа безвинно погубленных людей в 1939 — 1954 годах в посёлке Гаврилова Поляна. Запомни это место: Самарская Лука, захоронение Белуха, урочище Борисов камень. Это не должно повториться».

Памятный знак в виде кирпичной стены, Гаврилова поляна

10 июня 2015 года здесь также появился памятный знак, посвященный генералам Красной Армии, расстрелянным 28 октября 1941 года в Куйбышеве. Инициировала его возведение Самарская общественная организация жертв политических репрессий «Реабилитация» при содействии муниципального предприятия «Обелиск».

Село Ширяево (Самарская область)

В Ширяево начали привозить депортированных граждан в начале 1920-х годов. В селе находится кладбище спецпоселенцев, в основном зажиточных крестьян. Точное количество похороненных не известно. Надгробия не сохранились, часть некрополя в 1960-е ушла под хозяйственную застройку.

Каждый узник Самаралага на Сокском карьере добывал 7 тонн известняка за смену

В районе Сокского карьера располагался Самарлаг. Благодаря удобным подъездным путям здесь был крупнейший пересыльный пункт. Практически с самого начала разработки Сокских штолен там работали заключенные лагеря. За смену им приходилось добывать 7 тонн известняка на человека.

Не так давно на смотровой площадке на Поповой горе в Ширяево появился памятник горнодобытчикам. По некоторым данным, он посвящен заключенным, которые работали на штольнях в годы репрессий, однако каких-либо табличек, поясняющих концепцию, рядом с памятником нет.

Памятник горнодобытчикам, с. Ширяево

Кроме того, 28 октября 2010 года в Ширяево установили памятный камень, посвящённый жертвам политических репрессий.

Памятный камень, посвящённый жертвам политических репрессий, с. Ширяево

Жители села Алькино за год собрали 150 тысяч рублей на установку памятника жертвам политрепрессий

Село Алькино (Похвистневский район Самарской области)

30 октября 2015 года на центральной площади Алькино откроют мраморный памятник жертвам политических репрессий, проживавшим в селе. Он выполнен в виде раскрытой книги с именами репрессированных граждан. На реализацию проекта понадобилось 150 тысяч рублей — эти деньги сельчане собирали в течение года.

Владимир Семенов

Владимир Семенов

Председатель совета самарского общества «Мемориал»

Памятники сами по себе не появляются — их устанавливают люди для людей. Важно, чтобы цели при этом были были благие. Та история, которая произошла с мемориальным знаком в Парке Гагарина — очень показательна. Памятный знак был установлен в 1990 году, и сам успел стать частицей истории. Непонятно, зачем его сносили: разве Самара — маленький город, и больше негде было установить новый памятник? Мы просили власти не трогать наш мемориал, и у нас есть ответы в письменном виде, где обещают ничего не сносить. Что касается того, кто больше заслуживает памятников, — ветераны войны или репрессированные: думаю, не стоит сталкивать лбами наших стариков. Для меня и те, и другие — святые люди, и памятники нужно посвящать им всем. Война и репрессии — две великие трагедии нашей истории, на которых нельзя спекулировать.