1610

Просто божественно: верования и храмы Самары

Юля Ваулина

Этим летом Самара была названа самым православным городом России. Не привыкшая закрывать глаза на факты редакция «Большой деревни»
от удивления раскрыла их еще шире и увидела несколько конфессий,
в рейтинге не зафиксированных, но в Самаре известных. Рассказываем, какие религии, национальные и иные верования существуют в городе
и где их можно найти.

Православие

По результатам исследования, проведенного маркетинговым агентством Zoom Market и выявившего наше православное чемпионство, православными себя считают 57% опрошенных жителей Самары. Для них в городе действуют около 60 церквей (которых с каждым днем становится все больше,
2 монастыря и духовная семинария, где готовят будущих священников. Расспросили ее выпускников, как живут и чему учатся семинаристы, правда ли, что сразу после выпуска нужно жениться или идти в монахи
и действительно ли в семинарии строго, как в казарме. Подробные рассказы — по ссылке.

О том, что в Самаре существует армянская апостольская церковь, многие горожане даже не догадываются — неприметный храм расположился
в Постниковом овраге по соседству с городским зоопарком. Но место стоит того, чтобы его найти: за высоким кирпичным забором скрываются стены цвета трюфеля, молодые виноградники во дворе и зеленеющая ухоженная лужайка. Уже много веков русская и армянская православные церкви сохраняют добрососедские отношения, несмотря на конфессиональные различия. «Большая Деревня» выяснила у настоятеля церкви «Сурб Хач» отца Киракоса Агосяна, чем армянское православие отличается от русского,
как прихожан созывают на богослужения по смс и почему свечи нужно ставить в песок. Итоги разговора — в нашей статье.

Ислам

По тому же рейтингу Zoom Market, вторая по численности группа верующих в Самаре — мусульмане, их среди опрошенных 21%. С 1999 года у «Шипки» действует городская Соборная мечеть, а последователей ислама, несмотря на упрощение традиций, не становится меньше. Редакция «Большой Деревни» поговорила с муфтием Самарской области и имамом мечети о положении ислама на фоне охватившей мир истерии, о приемлемом луке для посещения храма и причинах, по которой наклейку «Халяль» клеят на каждый второй продукт. Детали разговора — в нашей статье.

Протестантство

Несмотря на активное заселение Самарской области немцами в прошлом, сейчас лютеранство для Самары — скорее экзотика. Община изнутри выглядит необычно: все важные решения принимаются коллективно, в церковном зале самарской кирхи нет помпезного убранства, а вход для всех желающих открыт не только на органные концерты, но и на праздничные и воскресные богослужения. Для последователей религии не установлено ни строгого дресс-кода, ни ограничений на основании пола и вероисповедания: женщинам и мужчинам, иноверцам и атеистам можно ходить, куда захочется. «Большая Деревня» расспросила пастора самарской кирхи Ольгу Темирбулатову, как церкви удается быть демократичной, строго следуя букве Евангелия, чем живут современные протестанты, как работает пастор и почему у красавца-органа такой бархатный голос. Подробности — по ссылке

Другая протестантская община собирается по воскресеньям в доме культуры «Металлург». Это прихожане церкви «Слово жизни», строящей свое учение
на авторитете Священного писания и спасении личной верой, так что во время молитвы прихожане обходятся без икон и статуй. Один из прихожан определил «Слово жизни» как «современную церковь с древним посланием». Современность и правда сбивает с ног: на благо веры трудится целая команда менеджеров и смм-щиков, а каждую службу сопровождают тематические видеоролики. Из-за необычного способа проповедовать и непривычного медиасопровождения каждой службы некоторые причисляют общину к секте, но на самом деле адепты «Слова жизни» просто одни из первых христиан, откинувших технофобию. «Большая Деревня» пробралась на службу и узнала, чем живут пасторы-хипстеры, как верить в бога через соцсети и кто становится иконой стиля в протестантском храме, — читаем по ссылке.

Сектантами иногда ошибочно называют и евангельских христиан-баптистов, находящихся на конфессиональной и географической периферии города. Некоторое время баптисты пытались заявлять о себе на местных спутниковых каналах, которые не смотрит почти никто, кроме их сотрудников,
но публичные спичи оказались дорогим удовольствием, поэтому ни на ТВ,
ни в печати их теперь не увидеть. В городском пространстве тоже: главный штаб баптистов, церковь «Преображение», находится на улице Перекопской,
в месте, которое без 2GIS вряд ли обнаружит даже патриот района Авроры. Поговорили с пресвитерами Виктором Рягузовым и Олегом Пузанковым,
а также юрисконсультом церкви Светланой Пальмовой о том, кого баптисты считают истинными сектантами, почему отказались от крещения детей и икон и как избавляют людей от наркомании и алкозависимости. Все беседы —
в нашей статье.

Католичество

Католиков в Самаре немного: более-менее регулярно в богослужениях принимают участие всего около ста человек, хотя на праздники приходит гораздо больше. Органные концерты в костеле, который периодически организует благотворительный фонд «Линия жизни» могут посещать вообще все — только некатоликам предписано сидеть за линией молящихся. Познакомились с отцом Маркусом, узнали о других нюансах жизни католиков в Самаре и осмотрели костел изнутри. Подробности — в нашей статье.

Иудаизм

С иудаизмом не все так просто. На рубеже 2000-х в российской еврейской общине произошло формальное разделение, которое затронуло и самарских евреев: из образованного в 1993 году Конгресса еврейских религиозных организаций и общин (КЕРООР) выделилась Федерация еврейских общин России (ФЕОР), к которой относятся общины хасидского направления Хабад Любавич. Подробнее о разделении и современном положении дел — в интервью самарского раввина Моше Эстрина. Самарская община, входящая в КЕРООР, организовалась в 2001 году и сегодня насчитывает около 200 человек. Ей же принадлежит открытая в 2009 году синагога Ор Исраэль. Последнюю называют малой синагогой города — в противовес Большой хоральной синагоге, построенной в 1908 году и теперь разрушенной.
Эскизы проекта реконструкции, предложенного самарской еврейской общиной, опубликованы в нашем материале.

Пастафариаство

Самарская епархия Летающего макаронного монстра существует уже три с половиной года, а в ее составе — 15 человек самых разных профессий — актер, пиар-менеджер, журналист, художник, букинист, робототехник, преподаватели, ученые-математики и «еще несколько нищих неудачников», как шутит местная паства. На условиях полной анонимности один из служителей церкви рассказал о появлении епархии, ее внутреннем устройстве, медиаскандалах и бунте против пастриарха-школьника. Чекаем историю от первого лица по ссылке.