1936

«Даже если живешь один, не чувствуешь себя одиноким»: правда и мифы о жизни в общежитии

Текст: Арина Муштакова Фото: Артем Тулин

Общежитие обычно ассоциируется со студенческим бытом или советскими реалиями, когда жильцы вместе готовят на общей кухне, заранее занимают очередь в душ и отгораживаются от соседей по кухне китайской ширмой. Между тем в Самаре открыто больше сотни общаг, часть из которых приватизирована — быт в таких немногим отличается
от жизни в обычных домах. «Большая Деревня» поговорила с живущими
в общежитии самарцами и узнала, как все устроено: легко ли готовить
на одной кухне вдесятером, дорого ли обходится коммуналка, можно ли ужиться с нечистоплотными соседями и стоит ли прятать еду за семь замков.

Анастасия (имя изменено по просьбе героини), 21 год

Общежитие № 37

Я провела в общежитии почти всю жизнь: до моих двух лет мы жили в Кинеле, а потом родители переехали в Самару на заработки. Моя бабушка в то время работала на заводе, и ей дали комнату в общежитии № 83 на Советской: 18 квадратов на первом этаже. Оформили эту комнату на бабушку, а по факту заселились мои родители, так и прожили три года. Потом освободилось помещение на втором этаже — не просто комната, а целый большой зал
с колоннами. Раньше там собирались на танцы, праздники или просто тусовались компаниями. Претендентов на это помещение было очень много, но у моей бабушки были связи, и она договорилась. Там прописали нас троих — меня, маму и папу.

Мы очень долго делали ремонт: каждый вечер после работы родители поднимались наверх и занимались отделкой. В итоге из одной комнаты получились три: две маленькие и кухня-прихожая. По сути, это целая квартира на 28 квадратов. Из-за такой площади на коммунальные услуги уходит около пяти тысяч в месяц на троих человек — это дороже, чем некоторые отдают
за квартиру.

На тему зонирования и экономии места у меня есть только один лайфхак — почаще выкидывать хлам. Также стоит научиться компактно раскладывать все по шкафам: например, около 25 пар обуви в коробках я умещаю в один небольшой шкаф в прихожей.

Еще лет пять назад мы хорошо знали всех соседей, потому что они жили здесь столько же, сколько и мы, или даже дольше. Но сейчас прошлые жильцы купили квартиры и стали сдавать комнаты квартирантам. Осталась пара людей с других этажей, с кем знакома с детства, остальных для меня не существует, как и меня для них — я просто здороваюсь с ними и иду по своим делам. Мы никогда не отмечаем с соседями праздники — и хорошо: мы и так слишком часто видим эти лица.

Все, кто живет здесь давно, знают привычки друг друга. Например одна женщина подолгу не снимает высохшее белье, и если она развешивает вещи,
я понимаю, что стирку сегодня придется отложить. Вообще, когда живешь
в общаге, учишься не обращать внимания на многие мелочи, как очередь
в душе или разговоры за дверью.

Кухня у нас общая, внутри квартиры тоже можно что-то приготовить, но на кухне все же удобнее. Прийти туда можно в любое время — хоть ночью.
Днем бывает много народу, но все занимаются своими делами и не мешают.

Наша общага находится на Металлурге. Я очень люблю этот район за его хулиганскую романтику. В дни, когда на стадионе проходят матчи, слышны крики болельщиков, а дворы на Металле вообще сказочные: везде есть место, чтобы посидеть с друзьями.

Мы не задумывались о переезде. Родители сейчас обустраивают дом
за городом, а я прекрасно чувствую себя здесь: в квартире сделан хороший ремонт, куплена подходящая мебель. Взять ипотеку на полжизни и каждый месяц тратить все деньги только на нее нас не устраивает, а покупать дешевую квартиру в «Кошельке» тем более не вариант. В соседнем доме есть квартира, которая досталась нам в наследство от бабушки, но переезжать туда мы точно не будем — душа не лежит. Я живу в общаге всю свою жизнь,
и в квартире чувствую себя запертой в четырех стенах: хочется пройтись
по коридору, выйти на площадку — а идти некуда.

Александр Фиц, 22 года

Первое комплексное общежитие, Тольятти

Я жил в общежитии столько, сколько себя помню. Сначала мы жили с мамой
и папой, потом папа переехал в деревню, и мы с мамой остались вдвоем. Это было ВАЗовское общежитие — там давали комнаты работникам АвтоВАЗа; потом его приватизировали. После школы я поступил в Плановый университет в Самаре, переехал, и там тоже жил в общаге, но уже в студенческой.

Комнаты в ВАЗовских общагах выглядят, как однушки в обычных домах: туалет и ванная в квартире, только вместо кухни — еще одна комната.
Эти маленькие комнатушки предназначалась для людей, которые живут по одному, а комнаты побольше — как зал в однушке — выдавали семьям. Тем же, у кого было двое детей и больше, давали обе — то есть, по сути, целую квартиру.

В нашей комнате стояли кровати, телевизор и шкаф. Там же мы отгородили двумя занавесками зону кухни — поставили стол, холодильник и плиту. Это такой лайфхак, чтобы не готовить на общей кухне — у нас это не принято. Также мы зонировали пространство с помощью перестановок: расположили кровати так, чтобы у каждого было свое пространство.

В соседней комнате нашей «квартиры» жила женщина, с которой у нас были напряженные отношения — мягко говоря, она была неряхой: после нее приходилось чистить ванну, чтобы сходить в душ, и из ее комнаты в нашу постоянно бежали тараканы. Когда кто-то сидел в туалете, она подходила к двери и дергала ручку каждые 30 секунд. Поэтому мы не только не общались, но даже иногда и не здоровались, когда встречались в прихожей. Потом соседка попала под сокращение и уехала к себе на родину, а комнату мы
у нее выкупили. Она была в ужасном состоянии: заросли паутины в каждом углу, а на обоях изнутри — россыпь мелких мертвых тараканов.

Никаких договоренностей по поводу режима у нас не было: хочешь идти в душ — иди, если не занято. Готовили мы на своей кухне, соседка ходила на общую, поэтому тут тоже нечего было делить.

Общежитие — это маленькая деревня. Тут, даже если живешь один,
не чувствуешь себя одиноким. Моя мама общалась с соседями — они постоянно заходили друг к другу, пили чай и разговаривали. А мы в детстве постоянно играли на улице в футбол или «казаки-разбойники». Детские дни рождения праздновали с размахом: все ребята приходили к имениннику
в гости, ели торт, а потом бежали играть в коридор или на улицу.

Неудобств в общаге было немного — разве что наша дверь находилась рядом с большим холлом, где иногда собирались соседи — пели, пили, кричали. Но такие тусовки организовывались не слишком часто, можно было смириться. Еще была вахта, поэтому порой возникали трудности с посещением. О том, чтобы оставить кого-то на ночь, и речи не шло. Не знаю, как вахтерши запоминали всех жильцов — общежитие было огромное: девять этажей, на каждом квартир по 50 или больше. Свободное посещение появилось только тогда, когда общагу приватизировали и вахту убрали.

В универской общаге главной сложностью тоже был режим: после полуночи двери закрывали и не пускали никого. Можно было договориться, но вахтерши ругались и ворчали. Еще можно было залезть через окно на первом этаже, мы всегда так и делали — помогали пацаны одной из комнат. Душ работал строго по расписанию — до двенадцати дня и после пяти вечера.
Из-за этого, когда мы учились во вторую смену и в универ нужно было ехать часам к двум, не получалось нормально выспаться или приходилось ехать грязным.

Жизнь в общаге меняет людей. Для меня эти изменения больше относятся
к студенческому общежитию. Там у меня началась взрослая, самостоятельная жизнь, и в комнате со мной жила уже не мама, которая лояльно ко всему относится, а незнакомые ребята. Я научился находить компромисс
и учитывать интересы других людей, соотносить свою жизнь с их режимом. Теперь я спокойно чувствую себя с незнакомыми людьми, потому что
в общаге редко бывал один — мы с соседом постоянно находились на виду друг у друга.

Я очень часто слышал миф про универские общаги: если ты пойдешь готовить на кухню — у тебя украдут еду. Такого не было ни разу ни у меня, ни у кого
из моих знакомых. Наоборот, если тебе впадлу готовить — можно зайти
к кому-то и попросить поесть, а в другой раз ты этого человека накормишь.

Марина Барышкина, 22 года

Общежитие № 2 СГИК

В общежитие на Искровской, 1 я переехала, когда поступила в СГИК и мне дали комнату как студентке. Сейчас я доучиваюсь и параллельно работаю
в ансамбле «Волжские казаки», некоторые мои коллеги тоже живут здесь.
Это довольно старое общежитие, но у него очень удобное расположение: можно без пересадок попасть в любую часть города.

Душ, кухня и туалет общие — как в стандартной общаге. Комнату я делю
с еще одной девушкой. До того, как нас поселили вместе, мы были незнакомы, однако отношения у нас сложились хорошие. Мы разделили комнату занавеской пополам, чтобы обеспечить себе хоть какое-то уединение, хотя вместе нам тоже комфортно.

Взаимопонимание и уважение у нас на первом месте. Когда я готовлю, могу накормить ее, а когда она идет в магазин, то всегда спрашивает, что купить для меня. Убираемся мы по очереди, но никогда из-за этого не ссоримся
и не ведем никакой график уборки: я помню, что в прошлый раз убиралась она, и знаю, что сейчас моя очередь.

С другими соседями мы тоже живем хорошо. Вечерами можем собраться целой компанией — поиграть в настолки, пообщаться, посмотреть видео наших выступлений. Мы особо не шумим, все-таки все — взрослые люди, понимаем, что живем не одни, но это не мешает нам веселиться. Дни рождения постоянно отмечаем вместе: именинник накрывает на стол, кто-то может принести что-то из еды или напитков, если не жалко.

У нас очень лояльные правила: можно спокойно приводить гостей и оставлять их ночевать, в душ можно сходить в любое время. Единственное, что меня напрягает — потребность в уединении. Иногда хочется подумать
и позаниматься делами без внимания посторонних глаз.

Я плачу за комнату 450 рублей в месяц. У меня пока нет возможности переехать в отдельную квартиру, да и зачем — мне хорошо и тут. Общага сделала меня более самостоятельной, научила легко заводить новые знакомства.

В фильмах общаги часто приукрашивают: показывают комнаты с крутым ремонтом, аккуратные коридоры, классные кровати, как в сериале «Универ». На самом деле, все намного скромнее — минимум мебели и старый ремонт. Но мы не жалуемся.