757

Русский мир: как рождаются национальные конфликты

Антон Радучев

В Самарской области проживает 157 народов — и почти о каждом сложился определенный стереотип: говоря о выходцах с Кавказа, нередко подразумевают необузданную вспыльчивость, татар подозревают в хитрости, а русских — в пьянстве и лени. Главная беда стереотипов в том, что из-за них в человеке не видно личности — только набор шаблонных установок, зачастую не имеющих отношения к реальности.

В Самаре с 2014 года существует представительство Гильдии межэтнической журналистики, специалисты которой борются с национальными стереотипами. «Большая Деревня» поговорила с руководителем самарского отделения гильдии Ариной Фечиной о том, как рождаются национальные конфликты, есть ли виновные в их появлении и как журналисту правильно писать и говорить об острых межэтнических вопросах.

Арина Фечина

Руководитель самарского отделения гильдии межэтнической журналистики

— Насколько самарцы дружелюбны по отношению к приезжим?

— В целом, Самарская область считается одним из самых дружелюбных и спокойных регионов в России. Здесь изначально были сильны национальные общины: например, в конце восемнадцатого века в Самарскую губернию переселились немецкие колонисты. Они основали многие села в нынешних Похвистневском и Кошкинском районах, которые до сих пор живы. В сороковые годы двадцатого века в Россию приехали специалисты в области нефтедобычи, среди которых было много армян, так как они — первопроходцы в этом виде промышленности.

Посмотрите на названия наших улиц. Так, улица Санфировой посвящена Герою Советского Союза, летчице Ольге Санфировой. Татарка по национальности, она была командиром эскадрильи легендарного 46-го гвардейского Таманского авиаполка. Фашисты называли их «ночными ведьмами»: женщины рисковали жизнью, летая на самолетах модели «По-2», которые до войны использовали только для обучения молодежи в аэроклубах.

Исторических примеров, когда представители других народов легко находили в Самаре отрасль, в которой они могут проявить себя лучше всего, вспоминается очень много. Но вместе с тем у нас есть и стереотипы, которые порой мешают общению.

Кадр из х/ф «Приключения раввина Якова»

— Откуда они берутся?

— В российских СМИ долгое время затрагивали национальную тему только в двух вариантах: сладких и скучных рассказах о фестивалях или ярких конфликтных вопросах. Истории про фестивали мало кого волнуют. Человек устроен так, что обращает внимание на конфликт. Такие новости популярны и широко обсуждаются, но они повышают агрессию народов друг к другу. Если же разобраться, то на деле чисто национальных конфликтов крайне мало. Чаще всего история начинается, например, с экономического или бытового вопроса: кто-то кому-то не вернул денег. Возникает ссора, а дальше свои поддерживают своих, и уже кажется, что в деле замешана национальность спорщиков.

— Если говорить о Самаре и области, о ком сложились самые устойчивые и вредные стереотипы?

— Остро стоит вопрос о представителях цыганского народа. Говоря о них, самарцы обязательно вспоминают табор, воровство, нередко считают цыган бездомными. Традиционно цыгане — одна из самых закрытых этнических групп, бережно сохраняющих вековые традиции, часть из которых плохо сочетается с современными реалиями. До сих пор беднейшие группы цыганского населения считают нормальным не ходить на работу, а просить милостыню на улице. Но это касается далеко не всех! Многие цыганские семьи живут так же, как основное городское население: они отправляют детей в школы, ходят на работу, служат в церкви. Стереотипы, конечно, играют не в их пользу.

Кадр из х/ф «Жандарм на прогулке»

Также существуют стереотипы, связанные с конфессиями. Так, сегодня горожане начали с опаской относиться к мусульманам: религиозная одежда вызывает у обывателя ассоциацию с терроризмом. Одежда — важная часть идентичности, которая сейчас востребована среди мусульманской молодежи: татары, например, все чаще выбирают традиционные исламские наряды. Получается, что стереотип затрагивает все большее количество самых разных народов.

Из-за стереотипов мы перестаем ценить в человеке личность — от этого страдает и сам человек, и общество. Например, хороший врач из Таджикистана не всегда может найти работу, достойную его уровня, после отъезда с родины: в России ему, скорее всего, предложат должность дворника или строителя. Доктор лишится дела всей жизни, общество откажется от ценного кадра — кто в этом случае выигрывает? К сожалению, подобные ситуации сейчас случаются часто.

— Русские часто провоцируют конфликты?

— Заниматься выявлением «самого хулиганистого народа» — неблагодарное дело. На практике, почти все самые громкие межнациональные конфликты России при тщательном разборе вызваны борьбой за сферы влияния, сформулированы в предвыборных целях или основаны на случайных ссорах. Это работает по принципу, который показан в известном фильме «Хвост виляет собакой», — этнической тематикой переключают внимание общества с сути проблем.

Самарцам нужно избавляться от клишированного мышления — в центре событий стоят люди, а не национальности.

— Чем занимается Гильдия межэтнической журналистики?

— Наша цель — создать сообщество журналистов, которые интересуются межэтнической темой и разбираются в ней. Сейчас у Гильдии открыты 36 региональных подразделений: от Калининграда до Камчатки. Конкретно наше самарское подразделение работает вузами, школами, национально-культурными центрами и организациями. Мы обучаем, проводим семинары, тренинги и круглые столы для тех, кто работает в медиа. Самое главное при этом — инициировать публикации в СМИ, которые объяснят, что рядом живут люди с разными традициями и взглядами, но страшного в этом ничего нет, когда между нами есть взаимопонимание и уважение друг к другу.

Кадр из х/ф «Приключения раввина Якова»

— Почему такое внимание к журналистам? СМИ как-то особенно виновато в наших стереотипах?

— Отчасти, да. Путем подмены понятий, тиражирования ярких и провокационных заголовков. Некоторые стереотипы появились из-за специфики работы правоохранительных органов. Всем нам знакомо выражение «лица кавказской национальности». Так раньше писали в пресс-релизах для СМИ. Если вдуматься, что значит «лицо кавказской национальности»? Кавказ — колыбель многих народов; в одном только Дагестане их больше ста. СМИ часто копировали эту формулировку, говоря о преступниках. Здесь возникает вопрос: нужно ли вообще указывать национальность того, кто совершил преступление? Журналисты могут сказать, что это же правда, а ее скрывать нельзя. Но это то же самое, что писать о драке, к примеру, представителей Кыргызстана и Азербайджана, к которым приехал наряд в составе русского и армянина. Они их повязали, повезли в суд, где судья-украинец составил протокол. Самарцам нужно избавляться от клишированного мышления — в центре событий стоят люди, а не национальности.

— Как же тогда рассказывать о терактах, совершенных по религиозным соображениям? Нужно ли указывать веру и национальность?

— Правила для журналиста всегда одно — журналистская этика. В 2012 году гильдия составила этический кодекс журналиста. Здесь важно помнить, что чисто межнациональных конфликтов, основанных на ненависти и неприязни к другим, не существует, поэтому журналисту нужно стараться понять их экономические и социальные причины.

Возьмем, к примеру, тему с организацией ИГИЛ, которую часто расшифровывают как «Исламское государство». Эта расшифровка автоматически создает впечатление, что члены организации совершают теракты, следуя исламской религии. На самом же деле это чисто финансовый и политический проект, который к религии никакого отношения не имеет. Ислам в том числе — одна из традиционных российских религий и сегодня в семи субъектах страны большая часть населения — мусульманские народы. Ислам всегда играл значимую роль в истории российского государства, начиная с Волжской Булгарии, знаменитых дворянских родов Карамзиных, Юсуповых, Кара-Мурза, имеющих в родословной мусульманские корни. Высшее мусульманское духовенство в России вообще считает, что когда ИГИЛ называют «Исламским государством», происходит очернение ислама и мусульман в целом.

То же самое касается национальности: прежде чем указывать ее, журналисту нужно понять, насколько эта подробность важна для читателя, поможет ли она ему обезопасить себя или наоборот только очернит представление о другом народе.

Кадр из х/ф «Замороженный»

— В текстах о каких происшествиях все же необходимо указывать национальность?

— Когда это действительно необходимо знать читателю. Это, например, материалы о преступных этнических группировках, но и тут стоит писать аккуратно, напоминая, что не все представители этого народа преступники.

— Какие формулировки в нашей речи поддерживают стереотипы и могут быть оскорбительными для другой национальности? Иначе говоря, чего никогда нельзя говорить человеку другой национальности или религии?

— Во-первых, нельзя переносить характеристику отдельно взятой личности на весь народ — все русские не могут быть пьяницами, а татары — сплошь хитрецами. Во-вторых, нельзя использовать стилистически сниженную лексику, которая ставит на человеке обидное клеймо, унижает достоинство — и его, и говорящего. В-третьих, не бывает «лиц кавказской национальности».

Ну и последнее — не стоит высмеивать или пренебрежительно высказываться о традициях народа или его религии. Грустно, что такие элементарные понятия об уважении приходится снова и снова объяснять в 2017 году.

Кадр из х/ф «Фантомас разбушевался»

— Как межэтническая тема касается каждого из нас?

— Если не задумываться о стереотипах, мы всегда будем жить в напряжении, чувствуя рядом «чужаков», а мигранты не смогут влиться в общественную жизнь: устроиться на достойную работу, участвовать в праздниках и собраниях, в конце концов, вносить вклад в культурную и экономическую жизнь региона. Представители разных национальностей уже часть нашей культуры, и дефицит знаний о них — все равно, что дефицит знаний о нас самих. Не зная и не понимая себя, невозможно двигаться вперед и развиваться.