1550

«Радио СГАУ»: «Мы купили поролон, как у Снуп Дога»

Полина Кузнецова

О студенческой журналистике принято говорить много и с пафосом — в ноябре эту тему еще раз поднимут на лектории «Медиаполигон», организованном командой журнала «Русский репортер». Чуть ранее в городе прошел конкурс «Студент года», где также награждали лучшего журналиста — им стал руководитель единственного в городе студенческого радио, студент СГАУ Максим Мельников. «Большая Деревня» встретилась с Максимом и расспросила его, как создать свое радио, что будет ждать проект после объединения вузов и как обстоят дела со студенческой журналистикой на самом деле.

Максим Мельников, руководитель «Радио СГАУ»

— Как студенты аэрокосмического университета пришли в журналистику?

— Когда я только начинал, журналистика для меня была, в первую очередь, расследованием. Хотелось, чтобы после статьи, написанной тобой, все поменялось. Такое у меня было только раз, когда я сделал крепкий материал про бездомных собак в студгородке, которые постоянно кого-то кусали. После статьи приехала служба и всех отловила.

История с радио началась в 2010 году, когда мы с друзьями поехали на смену по обучению кураторов в лагерь «Полет». Одной из моих функций было радиовещание: по лагерю до сих пор висят репродукторы, и меня попросили включать музыку и говорить всякие веселые словечки по утрам. Смена закончилась, и мы с товарищем подумали, почему бы не сделать подобие радио уже здесь, на большой земле. В общем, нет никакой суперской истории.

 Нам выделили аудиторию: советская комната, в центре — колесо от кукурузника, на полу валяются амперметры и курсачи за 1985 год

— Почему вообще радио? Это ведь умирающий вид СМИ.

— У нас радио не как такое, которое можно послушать в машине. Мы существуем в интернете в формате подкастов. Приглашаем гостей в нашу божественную студию, мило с ними общаемся, обрабатываем запись, накладываем музыку, — стараемся сделать какую-то историю.

 

— Какие ошибки вы допускали на старте?

— Делали слишком длинные записи. Казалось, очень важно сохранить каждое словечко гостя. Если он говорит: «Эээ», это же отображает какую-то его эмоцию, например, задумчивость. В итоге эфиры получались неплохие по идее, но ужасные по реализации, буквально на двадцать пять минут. Ты вообще представляешь двадцать пять минут «Эээ»? Ну, слушать никто не будет. Но мы все учли и сейчас не выпускаем записи больше десяти минут.

Так выглядело помещение студенческого радио до ремонта

— Вы полностью переделали универскую аудиторию из лекционки в звукозаписывающий штаб с ковром и аппаратурой. Как у радио появилось свое помещение?

— Сначала мы сидели в профкоме, и, чтобы заниматься своими делами, приходилось выгонять из кабинета тех, кто там работал. Это было страшно неудобно. Позже на собрании с ректором я поднял вопрос о том, что радио нужна своя аудитория. Тот согласился, но помещение нам выделили только через три месяца — оказалось, в СГАУ с этим большая проблема.

Аудитория «Радио СГАУ» сейчас

Я тогда зашел, смотрю: советская комната, в центре — колесо от кукурузника, на полу валяются амперметры и курсачи за 1985 год.

Ну, мы тут все переделали. Купили шкаф, надыбали стол, лавочку и пару стульев. Потом, когда попробовали записать звук на старое оборудование, услышали эхо. Нашли в Google видео, где Снуп Дог в своей студии, оклеенной поролоном, читает рэпачок, и заказали такой же поролон в Казани. Университет увидел, как мы ответственно ко всему относимся, и выделил деньги на нормальную аппаратуру.

У нас нет цели сделать СМИ, которое перевернет представление города о журналистике и студенческом радио

— Сколько человек работает на радио?

— Наша команда — восемнадцать студентов аэрокоса и госа. Это не случайные люди: на радио был конкурсный отбор из трех этапов. Сначала надо было заполнить анкету, рассказать о своих любимых фильмах и музыке. Так я пытался заглянуть в душу человека, понять, насколько мы друг другу подходим. На втором этапе надо было две минуты без остановки говорить на любимую тему. Почти никто не справился, но это упражнение показало, насколько живо человек может оперировать своими мозгами. И третий этап — тестовое интервью со мной.

— На радио есть постоянные рубрики. Расскажи о них.

— Самая старая — «Нотная грамота», где девушка рассказывает о группах, которые повлияли на историю музыки. Далее — плейлисты преподов. Мы хотим раскрыть их как личностей, чтобы видеть на парах не просто преподавателя математического анализа, но человека, который любит рыбалку и «Форрест Гампа». Еще одна рубрика — «Уроки литературы». В ней самарские музыканты вытаскивают из шляпы песни русских попсовых групп, а потом зачитывают их тексты, как на уроке литературы. Была рубрика «Свой среди чужих», где мы приглашали иностранных студентов, которые учатся в СГАУ, они рассказывали про свое видение Самары. После некоторые СМИ, включая ваше, переняли эту идею. Значит, она была ничего себе.

— У вас такой рандомный набор спикеров — от Полины Хвостовой  из Polly Wants до парня, который был на «Доме-2» в прошлом году всего шесть дней. По каким критериям выбираете гостей?

— У нас их нет, и нет цели сделать СМИ, которое перевернет представление города о журналистике и студенческом радио. Хочется, чтобы то, чем мы занимаемся, было испытательным полигоном для нас самих. Широкий круг спикеров нужен, чтобы студенты учились брать интервью у людей из разных сфер. Тут, как в знаменитой индейской мудрости: «Кто рассказывает истории, тот правит миром».

— Какой спикер был самым прикольным?

— Ректор. Я ждал серьезного мужика, который будет отвечать брутально и скованно. А он оказался очень открытым человеком, сразу сел, спросил расстояние, на котором надо держать микрофон, и все, полилась беседа. Это как раз в мае было, и он подробно рассказал про объединение вузов: зачем и кому это надо, как все будет распланировано.

— Кстати, про объединение. Ваша самая известная работа — гимн «Аэрогос». Как сам относишься к объединению вузов?

— Как руководитель радио — положительно, потому что в госуниверситете есть кафедра журналистики. У ребят оттуда совершенно другая мотивация к работе, есть цель, к которой они стараются идти. После интервью с ректором я убедился, что объединение — хорошая затея.

— Как ты оцениваешь уровень студенческой журналистики в Самаре?

— Студенческой журналистики в Самаре нет. В основном все пишут: «Мой декан классный», не более.

Команда «Радио СГАУ»

— Ваше радио — это игра в журналистов на время учебы, или вы серьезно к этому относитесь?

— Для большинства это, конечно, игра. Мы первое и единственное студенческое радио в Самаре, плюс, находимся в техническом вузе. По идее, мы вообще никому не сдались, и огромное счастье, что нашлись люди, которым интересно поучаствовать в нашем сабантуйчике.

— А ты сам, после того, как выпустишься, что будешь делать? Продолжишь заниматься журналистикой?

— Хочется ответить цитатой Федора Бондарчука из фильма «Девятая рота»: «Неделю пить буду, а потом умоюсь и жить начну». Не знаю, чем я буду заниматься.

 

Все фото из группы «Радио СГАУ» «ВКонтакте»