1906

Я учусь в ПТУ: 4 истории

Анастасия Левкович

В Самарской области работают 85 колледжей и техникумов, которые готовят экономистов, бухгалтеров, поваров и специалистов многих других профессий. С дипломом ссуза можно сразу идти работать по профилю, потратив на образование меньше времени, чем в универе, однако учиться в вузе по-прежнему не в пример престижнее, а звание пэтэушника считается обидным и оскорбительным. Попросили выпускников и учащихся самарских технарей рассказать, почему они решили уйти из школы после девятого класса, чувствовали ли презрение со стороны знакомых и сколько получают после выпуска.

Наталья Индерова

Самарский техникум кулинарного искусства № 10

В школе я была тем человеком, который всегда садится на последнюю парту и весь урок болтает с подружками. Мне никогда не нравилось учиться, поэтому я не сомневалась, что хочу уйти после девятого класса. Куда поступать, выбирала недолго: просто гуляла как-то по Ленинградке, увидела техникум кулинарного искусства № 10 и подумала, что будет классно научиться готовить, чтобы потом радовать своего мужа и ребенка, — я уже тогда понимала, что я семейный человек, а не карьеристка. Не помню, чтобы мне устраивали какие-то вступительные испытания. Я просто подала документы и меня приняли.

Одноклассники не особенно меня отговаривали от поступления в техникум, хотя сами считали, что лучше получить высшее образование. Шутили, что буду им потом готовить пирожки. Правда, когда я выпустилась раньше своих школьных друзей и уже могла работать, они мне завидовали и жалели, что сами не пошли на среднеспециальное.

После выпуска из техникума мой муж получает до 2500 рублей в день

В техникуме мне было не очень просто учиться — по факту я осталась тем же человеком с галерки. Мне не нравились слишком простые пары — например, лекции про использование техники, где нам рассказывали совсем банальные вещи про то, что в блендер нельзя совать руки. А на сложных занятиях вроде экономики я ничего не понимала и не успевала записывать. Любила я, пожалуй, только те предметы, где мы занимались практикой. Так, я просто кайфовала на парах по лепке — на них мы всегда лепили из пластилина.

Поскольку я ходила не на все пары, приходилось отрабатывать прогулы — просто так их у нас не прощали, да и взятки не брали. Так что нужно было переписывать лекции, делать дополнительные задания и заучивать билеты.

Практику мы проходили в столовых и кулинариях при самарских универах, а потом я устроилась в кафе. Работать на кухне мне не понравилось — быть кондитером или поваром оказалось довольно скучно: ты весь день стоишь, готовишь и даже не можешь ни с кем поговорить. Мне это быстро надоело, и я ушла. При этом многие мои бывшие одногруппники и сейчас работают в кафе и ресторанах. В среднем они зарабатывают не меньше 26 000 рублей в месяц.

Мой муж, с которым я познакомилась в техникуме, тоже работает по специальности: сейчас он повар-сушист. Он, в отличие от меня, очень старательно учился, — ходил практически на все пары, садился на первые ряды и отвечал на семинарах. Сейчас он получает от 1000 до 2500 рублей в день.

Я же теперь домохозяйка: сижу дома и забочусь о нашем пятимесячном ребенке. Вряд ли я когда-то пойду работать по специальности, но я все равно рада, что поступила в техникум, ведь там я познакомилась со своим мужем, нашла кучу друзей, с которыми продолжаю общаться, и реально научилась готовить.

Екатерина Соколова

Самарский авиационный техникум

Мне кажется, в техникуме учиться гораздо проще, чем в школе. Здесь ты сам выбираешь, что тебе интересно, а не учишь все подряд. Ты сам себе хозяин. Поэтому я не жалею, что ушла из школы, где нас постоянно пугали ЕГЭ — изо дня в день говорили, что мы не сможем набрать высокие баллы. Из-за этого двадцать из тридцати моих одноклассников тоже поступили в ссузы.

Многие из моих одногруппников раздолбаи, которые не учатся, а, скорее, отбывают срок

Уже второй год я учусь на авиационного программиста. Мне нравится наша учеба: во многом потому что преподаватели общаются с нами наравне, а не как с детьми. Больше всего я люблю философию и английский, где можно немного порассуждать. Важный предмет — информатика: там нас учат работать с технологиями, которые сейчас используют на производствах. Эти знания реально пригодятся в работе.

Мне бы очень хотелось устроиться по профессии, поэтому я точно пойду на высшее образование по этой же специальности в Самарский университет. После техникума я смогу поступить сразу на третий курс заочки, сдав ЕГЭ по упрощенной программе.

Но далеко не все мои одногруппники относятся к учебе так же: они все душевные, простые ребята, с которыми классно общаться, но многие при этом раздолбаи, которые не учатся, а, скорее, отбывают срок.

При этом занятия практически никто не пропускает — с прогулами у нас все жестко. Если же ты ходишь на пары, даже ничего не делая, преподаватели идут навстречу, и тройку на зачете ты точно получишь. Чтобы учиться на четыре и пять, надо действительно стараться — на первом курсе я пыталась совмещать пары с работой, но просто не выдержала такой режим и сейчас только учусь.

Я смогу устроиться на работу сразу после техникума — у ссуза есть контракт с тремя заводами. Зарабатывать можно от 20 000 до 60 000 рублей в месяц. Но в моих планах получить более широкую специальность и стать айтишником: для этого нужно будет проучиться в вузе, и я обязательно продолжу учебу.

Максим Красавин

Самарский авиационный техникум

Еще со школы я хотел начать работать. Меня угнетала мысль, что после девятого класса нужно будет проучиться еще два года, а потом пять в универе, так что я ушел в авиационный техникум и поступил на электрика. Я сразу понимал, что получаю это образование ради галочки — чтобы были спокойны родители. В принципе они всегда и во всем меня поддерживали, но для них было важно, чтобы у меня был хоть какой-то диплом.

Вместо того, чтобы конкретно говорить о том, как работать с оборудованием, лекторы давали много воды

Для поступления мне понадобилось просто подать документы. Учиться было суперпросто: если ты занимаешься хоть каким-то самообразованием, не ходить на пары и сдавать сессию несложно. Сами занятия были очень бесполезными, особенно со второго года, когда у нас начались узкоспециализированные предметы. Вместо того, чтобы конкретно говорить о том, как что-то починить или работать с оборудованием, лекторы давали много воды. Практику я тоже не проходил, а просто проставлял ее через знакомых.

Наверное, только половина однокурсников была мотивирована закончить обучение, чтобы получить диплом и работать по профессии. Остальные же были в такой же ситуации, как я. Некоторые бывшие одногруппники и правда сейчас работают по специальности, но зарабатывают в среднем десять-пятнадцать тысяч рублей. Не спорю, что у всех разные потребности, и кому-то хватает и этих денег, но для меня это очень мало.

Я же еще на третьем курсе понял, что не буду работать электриком, и устроился кальянщиком — иногда ходил на работу после учебы, а иногда вместо. В кальянной я случайно познакомился с человеком, который привел меня на бизнес-курсы. После этого я начал заниматься SMM-продвижением, и сейчас у меня уже свое агентство, с которого я получаю от 50 000 рублей в месяц. Проблем с учебой из-за этого не возникло: в техникуме достаточно немного подготовиться к сессии, чтобы нормально ее сдать, — так и выпустился. Ближайший год я думаю только работать, а потом, возможно, поеду в Питер. Хочу выучиться на программиста: мне кажется, так я смогу зарабатывать еще больше.

Максим Прытков (фамилия изменена)

Самарский финансово-экономический колледж

Я поступал в колледж дважды. В первый раз мне было всего шестнадцать лет — тогда я заканчивал девятый класс и уже очень разочаровался в школьном образовании. Мне казалось, что нам рассказывают вещи, которые никогда не пригодятся в жизни, так что я решил идти получать профессию и поступил на издательское дело, — сейчас даже не вспомню, как именно назывался мой техникум. Я думал, что там у нас будут пары с интересными профессиональными лекторами, которые уж точно будут рассказывать то, что я смогу использовать на работе.

Пэтэушник — это не обязательно лодырь, которому лень учиться

В итоге я очутился в той же школе, где на урок приходит старенький учитель, которому абсолютно все равно, что он читает с листка; где то же формальное отношение к занятиям и то же общение с одногруппниками. Помню даже, что в нашей компании были такие же околошкольные конфликты — например, в один момент завязался любовный треугольник, из-за которого все перессорились.

Такая учеба показалась мне бессмысленной, и я ушел — поступил на заочку в финансово-экономический колледж. Тут уже все пошло по-другому: мне было около двадцати лет, моим одногруппникам тоже, а некоторым и больше. Один из них вообще живет в Израиле — и да, специально приезжает в Самару учиться на финансиста. Он говорит, что это удобно: здесь у него живут родственники, у которых он может останавливаться на время учебы, и ему искренне нравится наше образование. Еще одному парню 25 лет — у него уже жена и две дочери, он работает и неплохо живет, но вот решил еще получить образование финансиста. Поэтому пэтэушник — это не обязательно лодырь, которому лень учиться. Гораздо чаще в техникумы поступают взрослые адекватные люди, которые уже поняли, чего хотят от жизни.

Вообще не помню, чтобы меня хоть на одной работе просили принести документ об образовании

Тем не менее, у меня есть вопросы к нашему образованию: на парах все-таки льют слишком много воды. Например, я не понимаю, зачем мы так долго обсуждали различные теории о том, как можно было бы избежать кризисов в России и других странах, — это интересные вещи, но совсем не прикладные.

Я еще не доучился — в один момент мне пришлось взять академический отпуск, потому что я лишился родителей и столкнулся с финансовыми проблемами. Возможно, я вернусь и закончу, но есть еще один момент: я осознал, что не хочу быть экономистом и посвятить этому всю жизнь. Сейчас полно банков, которые готовы взять меня на работу, но я бы хотел устроиться куда-то попроще, например, в колл-центр — на подобной работе твоя корочка никому не нужна. Если честно, то я вообще не помню, чтобы меня хоть на одной работе просили принести документ об образовании.