2299

Мой бизнес прогорел: три истории

Арина Гриднева

Первый бизнес, как первый блин — частенько комом. «Большая Деревня» поговорила с тремя предпринимателями, чей бизнес прогорел, и узнала, почему связываться с розничными продажами рискованно, что нужно для открытия собственного дела и какое слово следует забыть стартаперам.

Леонид Кошман

Бывший владелец торговой точки на рынке

Свой бизнес я открыл осенью 2009 года. У нас с женой было две кошки, и это натолкнуло меня на мысль о ларьке с товарами для животных. Казалось, что это неплохая идея, а если дело не пойдет, закрыться — не проблема.

Для своей торговой точки мы выбрали рынок «Норд», изначально вложив около 50 000 рублей, которые я занял. Ни продавца, ни менеджера не нанимали — занимались всем вдвоем с женой. За прилавком стояла либо она, либо я в своей старой огромной дубленке и лыжной шапке.

Я нашел в интернете базу, где при предъявлении документов индивидуального предпринимателя можно купить продукцию на 25-30% дешевле розничной цены. При этом рассчитываться за товар можно было по мере продаваемости. Самый дорогим в моем ассортименте был керамический кошачий горшок за 1500 рублей. Удивительно, но его купили.

В рекламу мы не вкладывались, просто визуально оформили наш ларек. Аренда стоила 10 000 рублей, плюс 500 рублей за свет ежемесячно. Еще нас попросили купить специальную пластмассовую нитку, которая завязывалась вокруг замка на ночь и отрывалась утром. Сейчас понимаю, что можно было найти место подешевле, но мне казалось, что «Норд» достаточно популярен, поэтому все окупится. Представители Азии и Юга продавали здесь сухофрукты, замороженную рыбу, хурму, трусы из Вьетнама, а где-то среди них стояли мы с товарами для животных.

Покупателями были в основном пенсионеры. С некоторыми мы даже подружились: они постоянно что-то покупали, знали меня по имени, интересовались жизнью. Бывали и странные инциденты: раза два приходила пожилая женщина, которая покупала двухкилограммовый пакет «Китикета», а через пару дней возвращала его надорванным и требовала вернуть деньги, потому что кошке не понравилось. Я возвращал, потому что не мог твердо говорить с такими людьми, — понятно, что это плохо сказалось на моей выручке.

Работа на рынке — хорошая психологическая школа. Каждый день мимо тебя проходит огромное количество городских сумасшедших, попрошаек. Это люди улицы, которых никогда не увидишь в «Меге» или «Амбаре». К тому же, здесь постоянно норовят тебя обмануть. Однажды ко мне подошел парень из секции с CD-дисками и предложил приобрести фильм «Стиляги» за 20 рублей. Он тогда только вышел, и я согласился. Открываю коробку — а диска там нет. Хорошо, что я в достаточно хорошей физической форме: догнал его, и мы решили вопрос.

Я совершил немало ошибок. На рынках все делают открытые прилавки, а в мой магазинчик приходилось заходить. Я думал, что теплое место плюс, но на практике человек, который идет по рынку, не хочет никуда сворачивать — ему просто некогда или лень. Несмотря на то, что моя точка была закрытой, зимой приходилось несладко: я ставил обогреватель, но в один момент его тепла не хватило и все пакетики с жидким кормом превратились в лед — ни продать, ни вернуть обратно. Также мне стоило лучше следить за кассой: в этом деле нужна дисциплина, которой у меня не было. В день я зарабатывал около 4000 рублей, примерно на 2500 рублей заказывал товар, а остальное забирал себе и в соседних ларьках покупал домой продукты — отложить что-то на черный день не получалось.

Спустя 9 месяцев, весной, мы посчитали убытки и поняли, что нужно закрываться. Мы остались в минусе на 30 000 рублей — сумма не очень большая, но все-таки неприятная. Я постоянно был кому-то должен. Со временем расплатился, закрыл ИП и заплатил еще 12 000 налогов, несмотря на то, что прибыли толком и не было.

Бизнес, связанный с розницей, достаточно рискованный. Сейчас доминируют сетевые магазины — «Пятерочки», «Магниты», — конкурировать с ними трудно. Открыть свое дело в России в принципе непросто: нужно иметь либо предпринимательскую жилку, либо сильных людей за спиной, которые смогут поддержать и подстраховать. Если решились, внимательно смотрите, что происходит вокруг, составьте бизнес-план и тщательно подсчитывайте доходы и расходы.

Сейчас я работаю телевизионным корреспондентом на канале «Терра» и меня все устраивает. Если бы я вновь захотел открыть бизнес, то писал бы, наверное, рефераты для двоечников — по крайней мере, это то, что у меня точно хорошо получается.

Анастасия Вандышева

Бывшая руководительница собственной модельной школы STASI ASI

В 14 лет мама отвела меня в модельную школу Ra-fashion, потому что я отлично подходила по всем параметрам. Я отучилась там два с половиной года и перешла в агентство Hello. Через какое-то время директор предложила мне должность скаута — человека, который ищет новые лица в модельную школу, а потом я стала ее заместителем по всем вопросам, которые касались обучения в школе, организации показов и съемок. На тот момент мне было 18 лет. Не было никаких гарантий, что я справлюсь, ведь опыта работы и тем более управления у меня не было.

Четырехмесячный курс в агентстве стоил 16 000 рублей, при этом для кого-то он оказывался толчком вверх, а кто-то за это время успевал понять, что модельный бизнес — не та сфера, в которой хочется работать. Во время кастингов я набирала девушек не старше 23 лет, потому что этот возраст уже подразумевает окончание модельной карьеры: даже если люди выглядят неплохо, агентство понимает, что они уже не смогут поехать работать за границу. Мне же хотелось, чтобы люди получали знания несмотря на свой возраст и параметры, и я решила открыть что-то свое. Остановилась на идее студии для людей, которые хотят раскрепоститься, почувствовать себя увереннее и красивее, но в большинство модельных агентств их не берут.

У меня уже был опыт поиска людей в агентство, поэтому я сутками сидела вконтакте, отправляя сообщения с предложениями. Каждый день я выполняла один и тот же алгоритм: выставляла критерии поиска по полу, возрасту, городу и начинала рассылку с фейковых страниц. Это был самый сложный этап: бывали случаи, когда полностью блокировали все мои бот-страницы, многие люди были грубыми, другие делали вид, что предложение им интересно, а потом пропадали в последний момент.

У меня была помощница — девочка, которая меня поддерживала. У нее были некоторые обязанности, но в основном она помогала морально и следила, чтобы все задуманное воплощалось в жизнь. Две недели мы занимались рассылкой, а потом она познакомила меня с владельцем рекламного интернет-агентства, который впоследствии стал моим мужем. Он начал спрашивать меня: что ты продаешь? А я толком не могла ничего объяснить. Понимала в голове, что хочу сделать, а на словах рассказать не получалось. В итоге, привлечь людей через соцсети мы не смогли: они не понимали, куда их зовут и зачем это нужно.

16 октября прошлого года мы провели первую встречу, на которой хотели рассказать о курсе и преобразить одну из участниц. С самого начала все пошло не так: вечером начались жуткие пробки и я опоздала к девочкам, имиджмейкер, которая должна была мне помогать, заболела. На встречу в итоге пришло всего три человека из вконтакте и мои ученицы из прошлой школы. На задних рядах сидели мальчики-пикаперы, с которыми мы сотрудничали, потому что у нас совпадали целевые аудитории, — я могла помочь им набрать группу, а они мне. Кроме этих парней к фуршету никто не притронулся, они напились и вели себя очень некрасиво. От растерянности слова в голове перемешались, я уткнулась в листочек, дочитала информацию и все разошлись. Никакой отдачи после этой встречи не было — на мой курс никто не пришел.

Через месяц мы решили повторить набор и снова пригласили людей на мастер-класс. Тогда я уже точно понимала, какой продукт могу предложить, и стала намного увереннее. Я самостоятельно рассказала о курсе, познакомила всех с преподавателями и, опираясь на прошлый опыт, сделала фуршет без алкоголя. Пришло тринадцать девушек, и восемь из них остались на моем курсе. Мы сфотографировали их в самом начале и в конце обучения. Разница действительно была колоссальной.

Девочкам преподавали визаж, прически, йогу, дефиле, фотопозирование и имидж. В прошлой школе мне не нравилось, что курс длился четыре месяца, поэтому я сократила его до одного. Если заниматься три раза в неделю по два часа, как было у нас, этого периода вполне достаточно. Обучение стоило 10 000 рублей. Кажется, что это много, но если посчитать количество занятий, получалось очень выгодно. В модельных агентствах Самары за 16 000 рублей часов давали в два раза меньше.

Преподаватели обходились дорого — каждый получал за занятие 1000-2000 рублей. Но я знала, что они профессионалы своего дела, и их услуги стоят таких затрат. На одном из занятий девочки 4 часа провели со стилистом в торговом центре: примеряли одежду, выбирали, что им подходит. После этого многие подошли ко мне с благодарностью и сказали, что всегда об этом мечтали — я была очень счастлива.

Возраст в группе был абсолютно разный. Больше всего отдача чувствовалась от самой взрослой женщины — ей было почти 50, но она чувствовала себя намного моложе. К концу курса она преобразилась настолько, что ее стало не узнать: сменила цвет волос, стала лучше краситься и одеваться, почувствовала себя красивой и начала ухаживать за собой.

Мне нравилось контактировать с людьми, общаться. Мы помогали раскрепоститься, стать увереннее, но не могли открыть взрослым людям дорогу в модельный бизнес, как бы они этого ни хотели. Под Новый год, когда первый обучающий курс закончился, меня начали терзать сомнения: даю ли я людям то, на что они рассчитывают, и хочу ли вообще этим заниматься. Я почувствовала, что девочки вышли недостаточно обученными, но за ту сумму, которую они готовы платить, дать больше я не могу. В итоге, я разочаровалась в своей идее и закрыла школу.

В минусе не осталась. Первый и последний набор принес мне примерно 80 000 рублей. Половина из этой суммы ушла на оплату работы преподавателей и аренду офиса, а оставшиеся деньги стали моим доходом.

Оглядываясь назад, я понимаю, что несмотря на то, что я очень хотела открыть свое дело, желание тут — не главное. Главное — опыт. Когда я занимала руководящую должность в Hello, мне было проще: все уже было настроено, я просто пользовалась наработанной базой, к тому же обязанности добавлялись постепенно. Когда же я открыла собственный бизнес, пришлось заниматься множеством задач одновременно. Мне просто не хватало организаторского опыта, чтобы все решить.

Самара небольшой город, но и здесь хочется делать что-то грандиозное. Сейчас я мечтаю открыть огромный стеклянный выставочный центр. Здесь были бы фото- и лаунж-зоны, подиум, огромный бутик свадебных и вечерних платьев, а также проводились бы показы известных дизайнеров, вечерние мероприятия, концерты звезд и мастер-классы. Хочется чего-то красивого и масштабного.

Сергей Дегтев

Бывший руководитель SMM-агентства

В 14 лет я впервые услышал, что такое бизнес. До этого продавал билеты на батуты в парке и зарабатывал 500 рублей за сутки. Я понимал, что это очень мало, хотя я провожу на рабочем месте почти весь день. Уже тогда начал осознавать, что хочу открыть что-то свое и быть свободным, ни от кого не зависеть. Меня очень интересовала реклама. Я видел, что ежемесячно люди вкладывают миллиарды рублей, чтобы раскрутить свой продукт, поэтому решил двигаться в этом направлении.

В 20 лет мы с другом запустили совместный проект — сайт, представляющий из себя огромное поле пикселей. Что-то вроде большого листка в клетку. Эти ячейки были предназначены для размещения логотипов компаний, а при наведении курсора появлялась подробная информация об организации. При этом каждая компания предоставляла скидочный купон тому, кто обратился через нашу платформу. Иногда скидка достигала 70%, поэтому покупать что-либо через нас было выгодно.

В среднем за неделю на наш сайт заходило около 4000 человек. Первые 100 клеток мы раздали бесплатно, а остальные планировали отдавать по цене от 1000 рублей за штуку — в зависимости от спроса. В итоге за три месяца упорной работы удалось реализовать только 80 ячеек.

Мы платили интернет-агентству, которое должно было привлекать клиентов, но результата почти не было. Вдруг на нас вышла московская компания, которая обещала массовую рекламу нашего проекта. За месяц они гарантировали 4-5 миллионов просмотров и полную окупаемость. Их услуги для нашего сайта стоили 400 000 рублей. Все это выглядело заманчиво, но таких денег у нас не было. Я занял полную сумму у знакомого, и мы оформили договор о предоставлении услуг. Когда деньги были уже переведены, выяснилось, что московской компании просто не существует, — нас обманули. В договоре все было идеально, никаких подозрений не возникло, а почитать отзывы или проверить фирму никто не додумался. В итоге, мы остались у разбитого корыта с долгом в 400 000 рублей. На тот момент в команде было 4 человека, и мы разделили долг поровну, чтобы постепенно отдавать. На этом проект загнулся, хотя до сих пор я с большим трепетом к нему отношусь.

Долг при этом нужно было как-то закрывать. Я пришел в коммуникативное агентство «SM7» на курс «Постановка и достижение целей» и поставил себе задачу заработать хотя бы 30 000 рублей. В противном случае, я должен был разменять 5000 рублей мелкими купюрами и раздать их бездомным. За первые две недели я не заработал ни копейки, но проигрывать и выполнять задание очень не хотелось. Тогда я занялся постингом и предложил свои услуги всем знакомым предпринимателям. Семь человек согласились, и за неделю в мой карман упало около 25000 рублей. Остальные деньги я заработал, устроившись на завод к родственнику.

С 8-00 до 18-00 я работал на заводе, а по ночам делал посты для клиентов в социальных сетях. В итоге, я удачно закончил курс, и организаторы агентства «SM7» предложили писать посты для их социальных сетей. Мы договорились, что я буду выполнять эту работу, а они возьмут меня на второй курс «Реклама в социальных сетях». Сотрудничество продолжалось: я освоил таргет вконтакте, агентство советовало меня клиентам, а я отдавал им процент от прибыли. Со временем мы перестали сотрудничать с «SM7», но я продолжил делать ту же работу самостоятельно.

Оставшись один, я сразу начал расслабляться: мог прийти домой днем и лечь поспать, например. Я понял, что для дисциплины мне нужен партнер, и нашел его: человек пришел ко мне как клиент и остался помогать. Это было очень своевременно, иначе бы я совсем раскис. К тому же, он был старше меня на десять лет и на встречах выглядел гораздо представительнее.

С 10-00 до 18-00 мы встречались с клиентами в ресторане. В непринужденной обстановке люди рассказывали, какой продукт продают, сколько он стоит, какой популярностью пользуется, какие способы продвижения им уже удалось попробовать. Нам оставалось только преобразовать их слова и сделать рекламу в социальных сетях. 60% встреч заканчивались продажами, такого успеха у меня не было ни в одной другой сфере.

Спустя некоторое время я обленился: довел всю работу, которую обещал сделать, до конца и перестал этим заниматься. Был небольшой процент клиентов, которые остались недовольны результатом, и морально мне было тяжело это переживать. К тому же, управленческого опыта мне явно не хватило: я не смог спланировать работу и грамотно распределить обязанности. Пожалуй, именно это и погубило мой бизнес.

Почти год после этого я работал по найму, но сейчас снова хочу попробовать открыть собственный бизнес. Когда я работал в социальных сетях, то продавал собственный труд, а теперь планирую предлагать труд других людей — водителей, сварщиков, грузчиков. Нужно сделать грамотную рекламу, направленную на заказчиков, а найти исполнителей не составит труда. Главное, чтобы это были настоящие профессионалы своего дела.

Для себя я вынес несколько важных правил, которые пригодятся любому предпринимателю: поставьте точную цель и сроки ее реализации, обратите внимание на самоконтроль и помните, что начальник не должен быть исполнителем. Самое главное, забудьте слово «лень». Его не должно существовать для человека, который решил развить собственный бизнес.