1079

Я ушел из большого спорта: три истории

Соня Беспардонова

Профессиональный спорт — это история на всю жизнь, от которой не отвертеться даже после завершения карьеры. «Большая Деревня» встретилась с тремя бывшими спортсменами, чтобы узнать, как обычные дети становятся звездами — и почему затем отказываются от мировых побед, как они, объехавшие половину земного шара, возвращаются к обычной жизни — и что в ней делают.

Влада Власова, 29 лет

Мастер спорта международного класса по фехтованию, неоднократная призерка Первенств Мира и Европы, чемпионка Мира 2006, чемпионка Европы 2011, чемпионка России 2013, призер Универсиад в Сербии 2009 и Китае 2011

В спорте я с 11 лет — именно в этом возрасте я попала на фехтование, причем случайно: моей подруге было скучно ездить на тренировки одной. Однажды она буквально заставила меня посетить фехтовальный зал, в котором я и задержалась — если честно, мне просто понравился симпатичный тренер. Но возвращаться меня заставила не столько его внешность, сколько методы преподавания: вместе с группой мы не только занимались фехтованием, но и ходили в бассейн, ездили на разнообразные экскурсии и всякие мероприятия.

Именно спорт сделал яркими и незабываемыми мои детские и юношеские годы: сборы и соревнования предполагали очень много перемещений по всему миру. За один месяц я могла оказаться в трех разных концах Европы, поехать из России в Бразилию, из Бразилии — в Венгрию, а оттуда прямиком в Южную Корею.

На самом деле, даже не знаю, как все это переросло в «большой спорт»: просто начались победы, и я вошла во вкус. Сама не заметила, как выиграла Чемпионат Мира, Европы — как снежный ком. Поначалу я не чувствовала, что отдаю больше, чем получаю, — скорее, складывалось обратное впечатление: работай я в два раза усерднее, добилась бы более высоких результатов.

Когда начались победы, пришла и популярность, причем на международном уровне: именитые спортсмены начали меня узнавать и всерьез воспринимать как конкурента, а спортивные журналисты хотели взять у меня интервью или сфотографировать. Известность придавала уверенность в себе и в том, что я двигаюсь в верном направлении.

Источник фото: сайт специализированной детско-юношеской спортивной школы олимпийского резерва №17 г.о. Самара 

График спортсменов Сборной России очень жесткий — по три трехчасовые тренировки в день — и его сложно назвать индивидуальным: не все могут выдержать такие нагрузки эффективно и с пользой. С утра зарядка — чаще всего кросс, потом первая тренировка, в которую входили общефизические упражнения и бои. После обеда и короткого отдыха — вторая тренировка: индивидуальная работа с личным тренером и снова бои. Вечером — ужин, а после него получасовая прогулка. И так шесть дней в неделю. С таким графиком время трудно выкроить даже на себя, не говоря уже о личной жизни, но с опытом я научилась все совмещать, а когда чувствовала, что у организма больше нет резервов и ему необходим отдых, — симулировала болезнь.

Самым сложным для меня как для спортсмена было перебороть свои внутренние противоречия: убедить себя в том, что спорт не забирает у меня жизнь, что мне действительно нужно отрабатывать каждую тренировку на максимуме, что оно того стоит. Но вместе с тем ничто не заменит тот адреналин в крови, когда наносишь решающий укол, то чувство победы, когда оказывается, что все усилия не напрасны, и ты восходишь на пьедестал.

Вернувшись со сборов в Испании, я узнала, что в мое отсутствие дочь сделала первые шаги. Мне стало так обидно!

Не скажу, что я отдала спорту свое здоровье, но раньше мне казалось, что я жертвую очень важной частью социальной жизни — студенческой, например (я училась на заочке юрфака СамГУ). Сейчас я понимаю: то, что дал мне спорт, никогда не сравнится с какими-то КВНами, студвеснами или совместными посиделками в университетской столовой. Редкие встречи с близкими после долгого отсутствия на сборах и соревнованиях давали мне возможность ценить то, что остальным людям кажется рутиной и бытом.

Потом в моей жизни стали происходить серьезные перемены, из-за которых я уже не могла полностью посвящать себя тренировочному процессу: я стала мамой, и спорт отошел на второй план. Решение о завершении карьеры я приняла не сразу, и после рождения ребенка вернулась к выступлениям. Приехав домой со сборов в Испании, я узнала от своей мамы, что в мое отсутствие дочь сделала первые шаги. Мне стало так обидно! Я подумала: для чего я вообще рожала ребенка — чтобы оставить его и пойти дальше фехтовать? Поняла, что это совершенно несправедливо по отношению к моей дочери, что она намного важнее, чем спорт и личные амбиции. Близкие приняли мое решение с радостью — мол, наконец-то ты уже дома, с нами.

Никогда не думала, что после завершения карьеры буду работать тренером, ведь заканчивала-то юрфак, но судьба распорядилась иначе, и я пошла на второе высшее — педагогическое. Уже год я преподаю фехтование детям. В тренерской работе ты больше альтруист: отдаешь воспитанникам всю себя, а денег получаешь явно не столько, сколько удовольствия. Когда я была спортсменом, зарплата зависела от результатов и в лучшие времена доходила до 130 тысяч рублей в месяц — это моя максимальная отметка за всю карьеру. Что касается тренерского заработка, он не оправдывает даже затраты на бензин.

Источник фото: сайт специализированной детско-юношеской спортивной школы олимпийского резерва №17 г.о. Самара 

Жизнь после спорта — новая, серая и сложная. Когда ты спортсмен, за тобой ухаживают: кормят, одевают, лечат, убирают постель и еще платят деньги за то, что ты занимаешься любимым делом. От тебя требуется немногое — хорошо выполнять тренерские задания и показывать неплохой результат на соревнованиях, путешествуя при этом по всему миру. После завершения карьеры ты как будто учишься жить заново. Раньше, если возникали какие-то сложные ситуации, их разруливал тренер, а теперь ты сам — тот человек, который принимает решения и уберегает тебя от проблем. Пожалуй, для меня это оказалось самым трудным.

Теперь я хочу развиваться как тренер. Для меня важно, чтобы мои ученики знали, что они смогут найти свое место в жизни и вне пьедестала, ведь тренер воспитывает не только спортсмена, он воспитывает личность. Я бы хотела, чтобы дети были уверены в том, что находясь под моей опекой, они могут рассчитывать на мою помощь и поддержку даже вне спорта.

Я не жалею ни о том, как сложилась моя спортивная карьера, ни о том, как она закончилась, — считаю, все произошло своевременно. Я по-прежнему выхожу на дорожку, чтобы испытать тот самый адреналин в крови. Фехтование — это часть меня, но уже не центр моей вселенной.

Александра Сергеева, 28 лет

Мастер Спорта по современному пятиборью и морскому многоборью, чемпионка Европы 2003-2005, призер Турнира Сильнейших 2011, участница Чемпионата Мира и Кубка Кремля

Ничего удивительного в том, что я стала профессиональной спортсменкой, нет: мои родители бывшие спортсмены, мама — тренер по пятиборью. С двух лет я ходила на мамину работу, прыгала с вышек, плавала с ластами в бассейне, а потом в один прекрасный день мама заявила меня на участие в соревнованиях, которые я выиграла. Так все и началось: профессиональная карьера стартовала лет в двенадцать, хотя сама я этого не осознавала.

В тринадцать лет я поехала на свой первый Чемпионат Европы и заняла второе место; в восемнадцать уже точно поняла, что это станет моей профессиональной деятельностью, и я задержусь здесь надолго. В пятиборье как раз с восемнадцати начинается самое интересное — все пять видов состязаний: c десяти до четырнадцати лет только бег и плавание, в четырнадцать добавляется стрельба, в шестнадцать — фехтование, с восемнадцати конь.На моей обычной жизни спорт сказывался только положительно: повышал интерес ко мне как к личности, помогал в учебе — оценки мне, конечно, никто не рисовал, но на уступки шли, входили в положение, продлевали сроки сдачи сессий. И все же я постоянно чувствовала, что отдаю слишком много, получая на выходе совершенно не то, к чему стремлюсь. Думаю, такое ощущение остается у каждого спортсмена после серии неудачных стартов.

Трудно уделять достаточно внимания своим интересам, когда твой тренировочный день начинается в 7-30 и заканчивается в 21-00

Самым же сложным для меня было вернуться после перерыва и снова настроиться на работу. В 2012-ом я упала с коня и сломала руку. Выступления пришлось прекратить, я даже задумывалась о том, чтобы уйти из спорта совсем, но в моей жизни появился тренер, который, во-первых, смог меня переубедить, а во-вторых, довести до такого результата, который я не могла от себя ожидать.

Человек я разносторонний — например, у меня есть склонность к изучению иностранных языков, я даже поступила на второе высшее в этой сфере, но из-за плотного графика мне пришлось отчислиться. Трудно уделять достаточно внимания своим интересам, когда твой тренировочный день начинается в 7-30, заканчивается в 21-00 и состоит из четырех тренировок. В единственный выходной сил хватало лишь на то, чтобы лежать в постели в форме звездочки.

Источник фото: сайт министерства спорта Самарской области 

Тем не менее, я всегда воспринимала спорт как хобби и думала, что закончить будет легко: сегодня я на тренировке, а завтра уже в другом месте. В последние три года, лет с двадцати пяти, все постепенно сходило на нет, были своего рода «знаки» — в основном, травмы перед соревнованиями. Все это скопилось в один большой ком, который превратился в стену с надписью «все, стоп». Однажды перед соревнованиями я приняла решение о том, что если «попадаю в призы» — остаюсь в спорте, а если нет, — ухожу. Фортуна оказалась не на моей стороне: напарница упала с коня, мы заняли обидное четвертое место, и я, как и обещала себе, после этого турнира завершила карьеру.

Было обидно, досадно, я не знала, чем можно заполнить образовавшуюся пустоту. Во мне до сих пор бурлит нереализованность — кажется, что еще не все медали завоеваны. Мама была готова к такому исходу, но и ей хотелось бы видеть меня профессиональной спортсменкой хоть немного дольше, чтобы я успела взять свое. Однако она понимает, что спортивная карьера не вечна, поэтому, видя мои переживания, старается меня поддержать.

Все, что я так долго упускала, уже не кажется мне столь привлекательным, чтобы тратить на это образовавшееся свободное время

Пока я еще не нашла ту сферу деятельности, которая могла бы занять место спорта в моей жизни. Работа должна быть либо любимой, либо хорошо оплачиваемой, и в данный момент я ищу то дело, в которое мне бы хотелось погрузиться с головой. А пока я его не нашла, подрабатываю, тренируя любителей.

Жизнь теперь мне кажется немного грустной: с детства она была подчинена предельно строгому расписанию, теперь же оно перестало быть необходимым, а я превратилась в новую себя — неуверенную в завтрашнем дне. Все то, что я так долго упускала, уже не кажется мне столь привлекательным, чтобы тратить на это образовавшееся свободное время. Я сомневаюсь в верности принятого решения, — но с другой стороны, теперь у меня и семья, и работа — все то же самое, что и у простых смертных.

Андрей Буков, 25 лет

Мастер спорта международного класса по плаванию среди слепых, чемпион России 2017, чемпион Всемирных Игр 2015, чемпион Мира среди молодежи и студентов 2009

В плавание меня привели родители для улучшения общефизического состояния — в семь лет у меня был сколиоз. А уже в одиннадцать спорт стал моей основной деятельностью. Какого-то конкретного момента, после которого я мог бы сказать, что я в большом спорте, в моей жизни не было. Я просто ставил себе цели, достигал их, увеличивал масштабы: сначала группа здоровья, потом городской уровень, российский, мировой — шаг за шагом.

Проблемы со зрением сопровождают меня с самого рождения, поэтому я не могу оценить, помогали они мне в спорте или мешали. Плавание слепых от обычного плавания отличается несущественно — просто нормативы ниже и нужно регулярно подтверждать квалификацию своего заболевания, причем обследования довольно серьезные.

С обывательской точки зрения кажется, что спорт отнимает детство, ведь ты постоянно пропадаешь на тренировках в бассейне, да и взрослеть приходится раньше своих сверстников — постоянные сборы и соревнования вдали от родительской опеки просто вынуждают это делать. Однако взамен спорт дает массу впечатлений, знакомств и положительных эмоций, поэтому говорить, что у меня не было детства, я бы не стал.

Спортивные успехи повысили мою самооценку и приучили меня быть терпеливым и деятельным. Качество жизни тоже улучшилось — начиная от здоровья и заканчивая финансовым благополучием. В моей карьере были и трудные периоды — например, года два назад, когда на тренировках я выкладывался по максимуму, а результат становился только хуже. Но я все равно не оставлял попыток и в итоге добился хороших показателей. Благодаря этому опыту я понял для себя важную вещь: нужно идти к своей цели до конца — усилия и терпение обязательно будут оправданы.

Источник фото: сайт специализированной детско-юношеской спортивной школы олимпийского резерва №8 г.о. Самара 

На мой взгляд, в Самаре дела со спортом обстоят достаточно неплохо, во всяком случае, тут стараются создавать подходящие условия для тренировок. Что касается паралимпийского спорта, многие люди с инвалидностью просто не информированы о возможности туда попасть. Я смог выйти на мировой уровень и достичь результатов только благодаря заинтересованности моих родителей.

Сложнее всего мне было заставить себя залезать в холодную воду бассейна в 7 утра, но это неприятное ощущение всегда компенсировалось заработанными медалями, которые мотивировали перебарывать себя снова и снова.

Популярность олимпийских и паралимпийских спортсменов, конечно, неодинакова: олимпийцы могут зарабатывать на рекламе, они более известны и узнаваемы. Паралимпиаду в принципе не так уж много людей смотрит, хотя после игр 2012 года в Лондоне многие каналы и издания стремятся привлечь внимание к достижениям паралимпийцев. Возможно, скоро их статус станет выше.

Думаю, для меня спорт перестал быть профессией, когда уже не осталось психологических сил заставлять себя выполнять необходимую работу. Более того, я перестал видеть цель. Это связано с санкциями, наложенными на паралимпийское движение. Когда ты не можешь выступить и тренируешься просто ради самих тренировок, трудно себя мотивировать.

Я ушел на тренерскую работу — начал заниматься с детьми пяти-шести лет. При этом я и понятия не имел, что нужно делать: в книжке написано одно, на практике дела обстоят совсем иначе. Хочу поблагодарить тренера Елену Золотореву, которая помогла мне провести первое занятие и объяснила, что к чему.

Работая спортсменом, я получал в районе 40 тысяч рублей в месяц, сейчас зарабатываю примерно столько же. Конечно, и в тренерской, и в спортивной деятельности все суммы зависят от показанных результатов.

Источник фото: сайт специализированной детско-юношеской спортивной школы олимпийского резерва №8 г.о. Самара 

Жизнь вне спорта разительно отличается от той, к которой я привык. Спортсмены живут в каком-то своем мире, который держится на товариществе, взаимовыручке, командном духе, понятии чести. Все заряжены на результат, тех, кто ни к чему не стремится, очень мало. В обычной же жизни все достаточно блекло: очень немного людей пытается создать что-то новое, чего-то добиться, проявить инициативу, остальные хотят получить желаемое, не прилагая к этому никаких усилий. Мне потребовалось полтора года, чтобы привыкнуть к тому, что для большинства плыть по течению — это нормально, обмануть — это нормально, не выполнить поставленную задачу в срок — это нормально. Правила игры тут намного жестче.

Сейчас я полностью растворился в тренерской работе — можно сказать, живу детьми, даже смотрю мультики, чтобы было о чем поговорить с воспитанниками. Мне доставляет радость помогать им осваивать элементарные вещи: для них же лицо под воду опустить — такая же победа, как для меня — выиграть Чемпионат России. Они так радуются, бегут обнимать, дарят рисунки. Очень приятно быть частью этого. Я не ставлю перед собой задачу воспитать олимпийских чемпионов, моя цель заключается в том, чтобы хорошо обучить ребенка, привить ему любовь к плаванию и здоровому образу жизни.

В целом, я даже рад, что все случилось так, как случилось: санкции помогли мне выйти из зоны комфорта и открыли путь к чему-то новому. Сейчас я нашел самого себя и дело, которое очень люблю.