2122

Сергей Тюпаев: «Я стараюсь раскачать Самару»

Текст: Арина Гриднева Фото: Личная страница Сергея Тюпаева

Сергей Тюпаев сделал для самарского телевидения больше, чем Иосиф Пригожин для Валерии: продюсер запустил на «Скате» сразу два железобетонных шоу — «TV Models», напоминающее «Топ-модель по-американски», и «Правду экстрасенсов» о людях с паранормальными способностями. На фоне программ про застекление балконов шоу Тюпаева выглядели настоящей провокацией: со слезами и конфликтами участников, колдовством, интригами и всеми признаками настоящего реалити. Помимо этого, Сергей запомнился горожанам как ведущий шоу «Ритмы города», инстаблогер с 12 000 подписчиков и обладатель самой большой коллекции шляп в регионе.

«Большая Деревня» номинировала Тюпаева на звание «Звезды местного шоу-биза» и узнала у героя, зачем запускать кальки шоу-гигантов на местном ТВ, тяжело ли быть успешным в Самаре и что скрывают поля ярких шляп.


— Многие региональные ведущие выстреливают на местной сцене, а потом уезжают в Москву, но у вас, видимо, другой путь. Почему после пятнадцати лет ведения праздников вы не отправились в столицу, а остались развивать самарское телевидение?

— Самара для меня немного тесновата, потому что креативных кадров здесь очень не хватает. Это тухлый город: люди долго раскачиваются, боятся всего нового, не способны моментально сорваться с места и пойти что-то делать без лишних вопросов. Но я все равно остался, занял свою нишу и стараюсь раскачать Самару. Очень хочется изменить сложившуюся в городе ситуацию — чтобы люди не сидели дома на диване, не смотрели сериалы, а принимали участие в реалити-шоу и сами светились на экране. Участие в подобных проектах — большой опыт, самая настоящая школа жизни. Полученные эмоции ни с чем не сравнить.

Конкурентов тут у меня нет — телевизионные реалити-шоу в Самаре делаю только я. Это внутренняя потребность в развитии и самореализации: если я не буду каждые полгода что-то создавать, то просто умру как личность.

— Чувствуете ли вы кризис идей на самарском телевидении?

— Как я уже сказал, в Самаре тухло, и это однозначно отражается на телевидении. В Самаре огромное количество исторически значимых мест — снимайте об этом. Но поэкспериментируйте со сценарным планом, с сюжетом, сделайте так, чтобы было интересно, по-молодежному, чтобы народ это обсуждал. Даже если люди начнут спорить о проекте на уровне «хорошо/плохо» — это уже успех. Дело в креативности.

— Вы продюсер шоу «Правда экстрасенсов» и «TV Models». Зачем создавать двойники популярных федеральных проектов в Самаре?

— Наши реалити-шоу — не двойники популярных проектов. Если вы внимательно следили за сюжетной линией «Правды экстрасенсов», то видели, что мы не берем в разбор человеческие отношения, как, например, в «Битве экстрасенсов». У нас есть две команды — «Светлые» и «Темные», и с помощью заданий мы их проверяем. Есть также мистическая шахматная доска, место икс и другие фишки, которых вы не найдете больше нигде. Единственное общее звено — экстрасенсы. Они пользуются безумной популярностью — когда проект вышел, рейтинги зашкаливали.

«ТV Models» тоже нельзя назвать двойником «Топ модели по-русски» и «Топ модели по-американски». Туда пришли ребята, которые потерялись, — они не знали, кем хотят стать. И мы сделали акцент не на фэшн-индустрии, а на разностороннем развитии личности, дали им возможность попробовать себя в разных областях: танцах, журналистике, актерском мастерстве, фотографии. После проекта участники начали заниматься вокалом, рисовать, некоторые уехали работать на телевидение в Москву, а один из финалистов заключил модельный контракт с Китаем и сейчас работает там за 8000 евро в месяц. Мы просто помогли ребятам понять, кто они и чем им интересно заниматься.

— В «ТV Models» важная составляющая — не только модельные задатки героев, но и их отношения, правда, довольно постановочные. Вы прописываете какой-то сценарий?

— Мы снимаем не спектакль, а реалити-шоу, поэтому ребята должны показывать свои истинные эмоции. Например, мы могли втайне от всех подговорить одного человека устроить конфликт, чтобы посмотреть на реакцию остальных. Они действительно пугались, но реагировали как-то неестественно: ребята почему-то думали, что они в кино, и начинали переигрывать или наоборот скрывать чувства перед камерой.

Мы составляем сценарную сетку заранее. В каждой серии должны быть моменты, которые вызывают у зрителя эмоции, заставляют сопереживать. Что-то мы прописываем, а что-то происходит неожиданно. Один раз во время съемок собака увела в болото одну из участниц. Она стоит вся в грязи, плачет. Конечно, мы это сняли, но никто не предполагал, что так произойдет.

Работать с молодежью очень тяжело: ребята теряются, комплексуют, боятся камеры. Мы могли по пять часов снимать то, что в эфир выйдет на две минуты. Конечно, это стресс и для съемочной группы, и для участников. Иногда нервы сдают и у меня. Так, во время моего мастер-класса по интервью одна участница постоянно меня перебивала и кичилась какими-то странными фразами. Я не выдержал и накричал на нее. Это стало уроком для всех, а девушка покинула проект.

Кстати, после второй серии «ТV Models» нам писало руководство Первого канала и лично Максим Галкин. Они раскритиковали техническую базу, но нужно понимать, что один день съемок шоу Максима стоит 3,5 миллиона, а наш бюджет — 50 тысяч на месяц. Понятное дело, хочется высокого уровня, но в провинции мы не можем прыгнуть выше головы.

— Где вы искали героев для шоу?

— Мы провели кастинг. На первый пришло около 170 человек, из которых мы выбрали всего 20. Я был в шоке, но почти все зажимались, комплексовали и не могли дать ответа на элементарные вопросы.

На кастинге мы оценивали, как человек смотрится в кадре и умеет ли он общаться. Выбирали разные типажи: парень с Металлурга, каждая фраза которого отсылает к проекту «Реальные пацаны», стерва, девочка-мечтательница, деревенский парень с бородой, просто стильные ребята. У нас не было запретов и параметров. Для нас важны были не сантиметры в талии, а типаж и умение подавать себя.

— Еще интересно, где вы искали героев для шоу «Правда экстрасенсов». Много ли в Самаре людей с паранормальными способностями?

— Много. Но кроме них на кастинг приходили совсем сумасшедшие — говорили, что общаются с инопланетянами, например. Конечно, по телевидению мы этого не показывали. Претенденты на участие пытались понять, что лежит в черном ящике или какая музыка записана на диск, определяли по фотографии живую и мертвую энергетику. В итоге, из 80 человек мы отобрали всего 10.

— Вы сами верите в экстрасенсов?

— Если честно, я скептик и не хочу верить в экстрасенсов, но такие люди действительно существуют. Я могу быть уверен, что они говорят полную фигню, но когда их слова сбываются, трудно не признать, что они были правы. Конечно, есть и актеры, но мой опыт работы позволяет быстро их отличить. Глаза настоящего экстрасенса всегда проникают в тебя. Он не задает лишних вопросов, а наоборот, дает информацию благодаря своему магическому реквизиту.

Я всегда валялся со смеху, когда экстрасенсы говорили про мертвых, стоящих у нас за спиной, и про их привычки. Сначала не веришь, а потом родственники подтверждают, что человек действительно любил борщ или сходил с ума по какой-то группе. Вот в такие моменты бросает в дрожь: чувствуешь себя слепышом оттого, что они видят мертвых, а ты нет.


Все экстрасенсы разные и работают по-своему. У нас была участница, которая шокировала всю съемочную группу: девушка входила в состояние транса, резала себе вены и мазалась кровью, чтобы пройти испытание. На кастинге никто ничего не заметил, потому что она сделала порез за пределами съемочной площадки, а на самом проекте все выяснилось. Она говорила очень конкретные вещи, блестяще проходила испытания, но для этого ей нужно было контактировать с кровью, чувствовать ее запах. И речь не о порезанном пальце, а о действительно сильном кровотечении — на ночном испытании в лесу за всем этим просто невозможно было спокойно наблюдать. Конечно, мы не могли показывать такие кадры на телевидении — я извинился и мы освободили ее от проекта.


— Вы ведущий программы «Ритмы города с Сергеем Тюпаевым», куда часто заглядывают звезды различных масштабов. Какое интервью запомнилось вам больше всего и почему?

— Одна из самых ярких встреч была с Филиппом Киркоровым. Мне говорили, что он не дает интервью местным СМИ после известного случая с журналисткой в розовой кофточке, но у нас получилось с ним пообщаться. Мы задобрили его дизайнерской майкой со стразами, и он был безумно доволен. Филипп оказался совсем не таким, каким его все воспринимают. Он — большой ребенок, очень добрый и совершенно не пафосный. Человек зарабатывает деньги, делает обалденные шоу, но главное — всегда открыт для фанатов.

Я всегда прихожу на интервью к звездам с подарками, чтобы расположить их к себе. Несколько дней назад общался с Патрисией Каас и преподнес ей элегантную плюшевую собачку в платье, босоножках и с бантом. Это оказалось очень символично, потому что несколько лет назад у Патрисии умерла собака. Певица сильно переживала и даже отменяла гастрольные туры. Когда она увидела мой подарок, то всерьез удивилась и обрадовалась.

Плюшевая собачка для Патрисии Каас

Договориться об интервью со звездой очень сложно. Многие категорически не общаются местным СМИ и открыто признаются, что в провинцию приезжают только для заработка. Среди таких Лолита Милявская, Кристина Орбакайте, Полина Гагарина.

Моя мечта — взять интервью у Шер. Несмотря на свой возраст, она делает самые откровенные шоу. Я хочу синхронизировать свой график с ее выступлениями в Лас-Вегасе. Боюсь, правда, что упаду в обморок, если удастся взять у нее интервью. Это, наверное, будет конец моей карьеры.

— Юрий Дудь тоже берет интервью у звезд, только не на телевидении, а на YouTube, набирая миллионы просмотров. Не думали реализовать авторское шоу в интернете и повторить его успех?

— Мне не хочется повторять его успех, потому что он задает провокационные вопросы и хайпится на этом. Я никогда не задаю звездам вопросы, связанные с их личной жизнью или какими-то проблемами. Не люблю давить на то, что и так болит. Мое шоу доброе, позитивное. Пусть это не приносит хайпа, но моя совесть чиста.

Запустить программу на YouTube — интересная идея, но я не очень дружу с интернетом. Если появится человек, который поможет все реализовать, можно будет попробовать. Но не сейчас — времени катастрофически не хватает: съемки длятся по 20 часов, иногда я даже сплю на площадке.

Я, наверное, как кокос — жесткий снаружи и мягкий внутри

— Мне кажется, большая проблема ваших шоу и регионального телевидения в том, что в Самаре нет звезд и нет богемы — нет лиц, ради которых программы хочется смотреть. Вы согласны с этим?

— Да, у нас мало таких людей. На кастинги в федеральное шоу приезжают люди со всей страны, поэтому там проще подобрать типажи, которые будут пользоваться популярностью, и взрастить звезд. В Самаре наверняка есть интересные люди, которые могли бы стать звездами, но они почему-то боятся и не приходят на кастинг. Это особенность нашего региона — люди тяжелые на подъем.


— А вы чувствуете себя знаменитым?

— Я живу обычной жизнью: ем простую еду, гуляю по городу с друзьями. Конечно, мне приятно, когда со мной фотографируются, но знаменитым я себя не чувствую и мне это не нужно. Работа с командой, наши проекты и возможность самореализоваться — самая главная награда для меня.

Иногда пишут, что я пафосный и ко мне боятся подходить, но я не понимаю, с чем это связано. Я, наверное, как кокос — жесткий снаружи и мягкий внутри.

— Сталкивались с негативными последствиями популярности?

— Конечно. Иногда мне пишут, что я сгорю в аду, потому что общаюсь с экстрасенсами. Кто-то хочет познакомиться и даже начинает готовиться к свадьбе, хотя я впервые вижу человека.

Люди знают популярную сторону моей жизни, но не то, какой я в быту. Я хожу по дому в трусах, ем на ночь селедку с луком, смеюсь с соседями. Иногда продавцы подшучивают, откладывая мне продукты и подписывая пакет фразой «Сереге-звезде!». А еще со мной фотографируются местные бомжи.

Это довольно интересная жизнь, но я очень устаю от переизбытка общения. Три раза в неделю уезжаю в лес за 150 километров от Самары, чтобы покормить лис. Когда выложил видео в инстаграм, все начали писать, что они бешеные, раз подходят к людям, но я не боюсь. Меня очень расслабляет и успокаивает этот процесс.

— Дайте три совета тем, кто хочет стать знаменитым в Самаре.

— Во-первых, дружить со своим мозгом. Развивать его и не слушать, когда он советует полежать на диване вместо работы. Во-вторых, будьте упорными и трудолюбивыми. Работайте над своими комплексами и ничего не бойтесь. И наконец, любите людей и будьте добрыми.


— Последний вопрос об одном из факторов вашей популярности — ваших шляпах. Откуда пошла эта фишка?

— Генетически мне передалось облысение, и для меня это было трагедией. Когда это началось, я целый год не знал, что делать. Потом побрился налысо и по совету друга примерил шляпу. Всем так понравилось, что я начал активно их носить и собирать. Кто-то привозит из поездок магниты, тарелки, а я из каждой страны везу шляпу. Сейчас у меня их около двухсот. Самую эксклюзивную приобрел в Швеции в музыкальном музее ABBA. Она обошлась мне в 4200 евро. Я ее спрятал и еще ни разу не надевал.

Если честно, я шопоголик. Моему гардеробу позавидовал бы сам Филипп Киркоров — там есть все. Я не появляюсь в одной и той же одежде больше двух раз и не понимаю людей, которые относятся к этому пренебрежительно. 60% своего бюджета я трачу на шмотки: хочется быть в тренде, покупать хорошие бренды. Нужно делать все, чтобы зрителю было приятно на тебя смотреть.