1512

Непростые истории: 9 интервью «Большой Деревни»

Достаем платиновые образцы из коллекции наших интервью. В подборке — диалоги о говнарях с директором «Подвала», рассказ художника, укравшего сто миллионов, откровения архитектора, воплотившего стену на площади Славы, и блокбастер о самарских медиа с Анатолием Пальто в главной роли.

За три года паблик «Таинственная Самара» стал фабрикой по производству городских мемов: благодаря ироничным новостям самарцы возненавидели мифических заречных, узнали вкус дельфиньих консервов и прониклись веселым духом волжского сюра. Сегодня аудитория паблика насчитывает 4800 читателей, посты мгновенно разлетаются в соцсетях, а вот редакция ни разу не показывалась на публике. Журналисту «Большой Деревни» Павлу Чечулину удалось встретиться с основателем легендарной группы и обсудить проблемы города в декорациях советской пельменной. Результат беседы — по ссылке.

По-настоящему эпохальная история стоит за архитектором Дмитрием Орловым — автором проекта реновации площади Славы и многострадальной «Стены плача» в частности. Со сменой губернатора Самара вновь заговорила о самой больной точке города. С критикой наполнения монумента выступил и сам Орлов, после чего СМИ запестрели заголовками вроде «Орлов разнес собственный проект».

До замеса со стеной нынешний главный архитектор «Волгатрансстроя» возвел всю первую очередь Южного города, а сейчас практически с нуля перестраивает Дворец спорта, но в самарском интернете Орлов, кажется, остался автором одного проекта. «Большая Деревня» поговорила с Дмитрием о стене, слезах экс-губернатора, осуждении и проблемах самарской городской среды. Читаем исповедь архитектора по ссылке.

Секс-символ самарского телевидения сделал для него больше, чем Иосиф Пригожин для Валерии: в минувшем году продюсер запустил на «Скате» сразу два блокбастера — «TV Models», напоминающее «Топ-модель по-американски», и «Правду экстрасенсов» о людях с паранормальными способностями. На фоне программ про застекление балконов шоу Тюпаева выглядели настоящей провокацией: со слезами участников, магией, интригами и всеми признаками настоящего реалити. Сергей также запомнился горожанам как ведущий шоу «Ритмы города», инстаблогер с 12 000 подписчиков и обладатель самой большой коллекции шляп в регионе. «Большая Деревня» узнала у героя, зачем запускать кальки шоу-гигантов на местном ТВ, тяжело ли быть успешным в Самаре и что скрывают поля ярких шляп. Треп о собачке Патрисии Каас и самарской тесноте — по ссылке.

Еще одна звездочка зажглась на городском теленебосклоне в начале прошлого января. Тогда показ Гарри Поттера на «Скат — ТНТ» вероломно прервала Наталья Савина — самарская ведущая, запустившая собственное шоу «Вечер с княжной». Проект тут же стал волжским мемом: во время премьерного эпизода Савина читала рэп в поддержку автосалона, бомбила шутками с закадровым смехом и заигрывала с гостями в студии. Шоу набрало четыре тысячи просмотров на ютуб-аккаунте «Ската», в то время как обычные онлайн-ролики компании редко перешагивают порог в сорок зрителей. Самарские медиа назвали проект копиркой шоу Урганта с колоритом регионального телевидения 1990-х годов, зрители обрушились градом комментариев от «Примитивнейшая, провинциальная передача для сбора рекламы» до «Продолжайте! Круто! », а сама Княжна за год стала не только примой экрана, но и Миссис Русь федерального уровня. Мы поговорили с Натальей о «Вечернем Урганте», трусостях регионального телевидения, съемках с Дмитрием Нагиевым и жестокой критике. Читаем интервью с шальной императрицей эфира.

Вспоминаем о главных пертурбациях в самарских медиа: в мае основатель интернет-журнала «Другой город» Андрей Кочетков объявил, что покидает проект. Причиной стали разногласия редакции и инвестора, которые начались после публикации о митинге против коррупции «Димон ответит», — инвесторы просто удалили статью, которая шла вразрез с их взглядами. Новым главным редактором «ДГ» стал Денис Зацепин, чья биография противоречива: в прошлом он — активист президентской организации «Общероссийский народный фронт», в настоящем — замдиректора молодежного форума «iВолга», финансируемого правительством. На следующий день после назначения новый герой мелодрамы о городских СМИ рассказал нам, исчезнут ли со страниц журнала новости о протестах и старой Самаре, а главное, что он вообще за человек и почему раньше его звали Тимуром.

В другом углу ринга все того же медиа-сериала — тот самый Андрей Кочетков, доказавший нам, что инициатива наказуема и влечет за собой разлуку с любимым изданием. Впрочем, не любая инициатива: Андрей известен и как агитатор за городскую среду. В 2012 году он создал сообщество «Интересная Самара», собравшее тусовку городских энтузиастов, через год возглавил издание «Другой город», а в 2014 году придумал фестиваль «Том Сойер Фест», в рамках которого волонтеры восстановили 29 старых домов в 11 городах России. Вспоминаем интервью с Андреем о влиянии власти на журналистику и город, бюджетах проектов и принципах, которые не купишь.

В начале осени мы наблюдали куда более трагичную и приземленную историю о преступлении и наказании: 15 сентября на свободу вышел Лев Ушаков. В городе его знают как экс-директора молодежного театра «Лайт» и смелого художника: на его спектаклях актеры ругались матом, обливались водой и обнажали жестокость российской действительности, а участники перформансов — рисовали кровью ВИЧ-инфицированных. Но в 2013 году арт-активиста встретили страшные декорации: его и подельников, братьев Андрея и Алексея Зуевых, обвинили в хищении 106 миллионов рублей у компании «Роснефть». Творческое сообщество с трудом верило в происходящее, но суд вынес обвинительный приговор: после этого тогда еще Михаил Ушаков сменил имя на Лев, а театр — на домашний арест и исправительную колонию в поселке Кряж. Сразу после освобождения художника «Большая Деревня» попросила его рассказать о своем опыте и творчестве, браке в колонии и новых перформансах  — чегираут.

В этом году многоликая Алена Ларинина явила городу новую грань своего таланта. Модель, букер, фотограф и программист заголосила: на «Метафесте» она дебютировала как солистка нового музыкального проекта «Фаэтон Лассо». К вокальным данным Алены многие относятся со скепсисом, но сказать про нее «еще одна модель запела» язык не поворачивается — музыка для Ларининой стала лишь этапом на пути к внутренней свободе, которому предшествовали модельная карьера и анорексия, слишком ранняя популярность и чрезмерно жестокая критика со стороны незнакомых людей. За стойкость и верность себе «Большая Деревня» номинировала Алену на премию «Серебряная коза», но прежде попросила рассказать свою историю — вот она.

Отметили всем городом: в декабре одиозному рок-бару «Подвал» исполнилось семнадцать лет, а наши читатели наконец увидели, кто подарил нам эту сказку на Галактионовской. За долгую жизнь храм городских рокеров пережил едва ли не всех своих конкурентов, провел около тысячи концертов и запомнился городу пивом за 60 рублей, легендарным выступлением Федула Жадного в компании бомжа и сценой, открытой даже для исполнителей-ноунеймов. За все это время у «Подвала» ни разу не менялся директор — им управляет Сергей Поваров, который проводит в баре практически круглые сутки. Главред «Большой Деревни» Полина Накрайникова и старожил «Подвала» Ника Прокофьева узнали у Сергея, как бар смог победить кризис, сколько получают местные музыканты, кто из местных депутатов заглядывает на огонек и правда ли, что директора едва не убили на выходе с рабочего места. Самое доброе предновогоднее интервью читайте по ссылке.