946

Гид: все об образовании в Самаре и за рубежом

Антон Радучев

Разобрались, как обстоят дела с образованием в Самаре — от школы до работы молодых преподавателей. В нашей подборке — тексты об обучении на дому и французских школах для невысоких детей, лонгриды о молодых учителях и их общении с коллегами и детьми, истории о людях без образования и способы получить знания, которых не дают в универе.

«Должен ли ребенок ходить в школу?» — вопрос, который в современном обществе, кажется, не требует ответа — ну, разумеется, должен. Однако оказывается, что это не обязательно так: при желании и необходимости школьник может учиться и дома — под контролем родителей или учителей. Кто выбирает дистанционную форму обучения, кому она подходит, какие формы имеет и на каких принципах строится, — разбираемся по ссылке вместе с родителями, тьютором по семейному образованию и юристом.

Часто родители выбирают для своих детей сценарий фильма «Капитан Фантастик» из-за инфраструктуры: некоторые самарские школы выглядят настолько уныло, что в них не хочется вообще ничего, а уж учиться и подавно. При этом современное образование заявляет о гибкости и индивидуальном подходе к ученикам, а значит, само школьное здание должно стать другим: способным к изменениям, многофункциональным и комфортным. В Институте «Стрелка» прошла дискуссия о том, как архитектура влияет на усвоение знаний. Мы публикуем часть выступления норвежского архитектора Кристин Ярмунд, которая рассказала, почему школы должны быть одноэтажными и как размеры школы в Париже подогнали под невысоких детей, нужны ли в них стены и коридоры и как они влияют на детское восприятие мира.

Следом за классической школой обычно следует не менее привычное университетское образование. «Наличие диплома о высшем образовании» — обязательный пункт в описании абсолютного большинства вакансий. Тем не менее, есть персонажи, которым ни требования работодателей, ни угрозы родителей не помешали отчислиться из универа или уйти в ПТУ после девятого. Мы поговорили с кастой «неприкасаемых» в мире просвещения. Выпускники и учащиеся самарских ссузов рассказали о том, чувствовали ли они презрение со стороны знакомых и сколько получают после выпуска, а люди без «вышки» признались, почему родные окрестили их биомусором, нужно ли определяться с будущей профессией сразу после школы и как отсутствие диплома не позволило им устроиться в ГЛОНАСС, но не повлияло на путь к профессии мечты.

Противовес предыдущим героям — студенты-очники, которые проводят в универе по семь часов шесть дней в неделю, и казалось бы, должны находиться в помещениях, где учиться максимально удобно, — в просторных аудиториях, лекционках с качественной акустикой и коридорах, по которым не нужно блуждать всю жизнь в поисках нужного кабинета. При этом история корпусов местных вузов гораздо сложнее, чем просто создание проекта учебного заведения и его постройка. Вместе с пресс-секретарями университетов подняли архивы и узнали, как общага меда переехала в здание тюрьмы, почему один из филиалов педа ремонтировался десять лет и как студгородок бывшего СГАУ строили сами студенты и преподаватели. Архитектурные истории храмов науки читайте по ссылке.

Альтернатива самарским кампусам — европейские бастионы, обучение в которых до сих пор кажется некоторым уделом детей из золотых пеленок. Долой стереотипы об иностранных вузах «для богатеньких»: у любого государства существуют многомиллионные грантовые программы, которые ежегодно спонсируют самых целеустремленных для прохождения магистратуры или аспирантуры. Выплаты покрывают расходы на обучение и проживание, и позволяют студентам полностью посвятить себя науке. Все, что требуется от кандидата, — понять, зачем ему это нужно, четко поставить цель и аккуратно собрать пакет документов, а затем и чемоданы. По ссылке публикуем все о щедрых грантах мировых университетов: как преодолеть круги бюрократического ада, чем во время поступления могут помочь местные вузы и есть ли смысл возвращаться домой.

Наш интеллект в наших руках: именно с таким посылом в 2010-х вся Россия начала тянуться к новым знаниям — курсам и тестам от «Арзамаса», видео на «Постнауке», а также разноформатным научно-популярным лекториям. На них нельзя изучить квантовую физику или финскую грамматику, но можно получить стимул к дальнейшему их изучению, а главное — понять непостижимый академический язык. Сегодня в городе постоянно функционирует около пяти подобных площадок. По ссылке — скандальный текст о местных лекториях и разные версии на тему их смерти.

Впрочем, встречи науч-попа — не единственный источник дополнительных знаний. Так, Школа вина в Самаре учит за десять занятий определять вкус напитка по форме бутылки и объясняют, почему вино за 700 рублей порой выигрывает у напитка за двести тысяч.

Освоить новую профессию можно и не выходя из дома: по ссылке — восемь онлайн-программ, которые помогут освоить маркетинг, менеджмент, фотографию и программирование.

Есть и те, кто не просто получил образование сам, но и дает его другим: молодые учителя выдержали обучение в педе, а теперь терпят бюрократию на работе, замечания старших коллег и все это — ради детей. В глазах большинства вчерашние студенты должны стать надеждой российского образования сразу после выпускного, в реальности дела обстоят куда жестче: на зеленого специалиста сваливаются бесконечные переработки, ответственность за учеников и маленькая зарплата. «Большая Деревня» попросила троих молодых педагогов рассказать о своей работе: что делать, когда мечтал открыть пивнушку, но стал учителем, зачем прятать татуировки и за что стоит полюбить свою работу. Честные истории — по ссылке.

Алексей Чернов — тоже молодой учитель, причем в третьем поколении. Его место работы — не лицей и не гимназия: Алексей преподает математику в Дубово-уметской средней школе по программе «Сельский учитель». Суть ее проста: заключаешь контракт с государством, оно выплачивает тебе несколько сотен тысяч мотивационных и еще по несколько тысяч ежемесячно как молодому специалисту в течение трех лет. Принято считать, что инициативы власти далеки от реальности и мало кого вдохновляют, но в случае с Черновым система, кажется, сработала. Вспоминаем искреннюю и вдохновляющую историю и узнаем, что подвигло перспективного выпускника «госа» уехать за сорок километров от Самары, на что он потратил «подъемные» и как отнеслись к молодому математику дети (спойлер: говорят, что Алексей Михайлович «супер-пупер»).