2766

Я проблема: меня преследует киберманьяк

Анна Скородумова

Вряд ли найдется человек, которого хотя бы раз не донимали в Интернете. В социальных сетях девушкам регулярно прилетают в личку сообщения, содержащие от стандартного «Привет, как дела» до фоток детородных органов неизвестных героев с предложением интима. Но бывают куда более неприятные случаи системного преследования в Интернете, которое несколько лет назад получило название «киберсталкинг». Он может проявляться в виде навязчивых сообщений, кражи личных данных с компьютера, взлома аккаунтов и многого другого. Мы узнали истории жителей Самары, у которых были свои сталкеры в соцсетях, и решили разобраться, как можно защитить себя в случае навязчивого внимания сетевого маньяка.

Полная анонимность дает возможность человеку действовать под влиянием своих фантазий

Сталкинг, который ушел в сеть

Сталкинг — это нежелательное навязчивое внимание к одному человеку со стороны другого. Он является формой домогательства и запугивания и, как правило, выражается в преследовании и слежке за жертвой. С развитием Интернета у явления появилось ответвление в виде киберсталкинга. Исследователи в области криминальной психологии отмечают, что отсутствие взаимодействия со своими жертвами лицом к лицу и полная анонимность дают человеку возможность действовать под влиянием своих фантазий и чувствовать себя безнаказанным. При этом в оффлайне он, возможно, и не стал бы преследовать жертву обычным способом.

86% жертв — это женщины

Норман Бейтс, Алеша Красавчик и другие

В подавляющем большинстве случаев в роли жертвы киберсталкинга оказываются женщины. В США за последнее десятилетие сталкингу подвергалась каждая шестая жительница страны. После громкого случая в 2011 году в Германии о безработном турке, который 15 лет преследовал женщину, прокуратура Франкфурта-на-Майне подсчитала, что порядка 40% всех домогательств на тот момент являлись киберсталкингом, а 86% его жертв — это женщины.

Сначала он точно описал всех, с кем я работаю, их имена, кто где сидит, кто чем занимается

 

Карина

Карина

В 2013 году ко мне во «Вконтакте» добавился некий Норман Бейтс. Псевдоним сразу навёл на нехорошие мысли — так звали известного героя фильма о маньяке. Общение с его стороны было достаточно сумбурным и никакой конкретики ни я, ни он о себе не давали. В какой то момент этот человек начал писать мне достаточно странные, более того — пугающие вещи. Сначала он точно описал всех, с кем я работаю, их имена, кто где сидит, кто чем занимается. Пахло розыгрышем кого-то из коллег, но после небольших умозаключений и вопросов к ним стало очевидно, что никому бы в голову это не пришло. Не люблю мистифицировать, но в тот момент непроизвольно захотелось этим заняться, все-таки штат на работе небольшой, на входе охрана. Далее мой собеседник несколько раз выдавал мне какие-то факты о моем местоположении. Потом, слава богу, исчез.

Я стала страшным параноиком. Шла по улице и оглядывалась каждые пять минут, шугалась каждого парня, который доставал телефон около меня

У другой героини, Ольги, общение с киберсталкером началось на втором курсе института. В общем чате одногруппница Ольги пожаловалась на парня, который с фейковой страницы разместил у себя на стене ее фотографию и начал издевательски отзываться о ее стрижке.

 

Ольга

Ольга

Его звали Алеша Красавчик. Мне почему-то стало очень обидно за одногруппницу, и я решила написать ему и попросить удалить фото и комментарии. Мы списались, но результата это, конечно, не принесло. Чуть позже он сам написал мне, завязался диалог. Он был настроен скорее доброжелательно, ему было интересно, что я ела на обед и какие книги мне нравятся. Параллельно на своей странице «ВКонтакте» он вел блог, где описывал каких-то девчонок — обычно он унижал их внешность. У него было приличное количество читателей, в основном парней, которые смеялись вместе с ним. Вскоре появилась «рецензия» на меня с припиской, что скоро мы встретимся. Через пару дней у него на стене появилась фотография моего подъезда и дохлого голубя перед ним — то есть он даже такую деталь не упустил. Он приходил к моему подъезду несколько раз, но как-то так получалось, что каждый раз меня не было дома. Но один раз в живую он меня все-таки увидел. На его странице был подробный фотоотчет моей прогулки с молодым человеком: вот мы держимся за руки, вот целуемся на остановке. Он стоял в паре метров от нас, на одном снимке я буквально «смотрю» в камеру — но я не заметила, чтобы меня кто-то снимал, и его лица в тот момент не видела. Фотки сопровождались подробным описанием, как мы гуляли и даже как целовались (!). В другой день, когда Красавчик оказался у моего дома, мне снова повезло: молодой человек провожал меня на вечеринку, и я просто села в маршрутку и уехала, избежав встречи с Алешей. Я после этого стала страшным параноиком. Шла по улице и оглядывалась каждые пять минут, шугалась каждого парня, который доставал телефон около меня. Алешу забанила. Чуть позже он написал на стене пост, что больше не будет за мной следить, но мне от этого спокойнее не стало. Потом он начал следить за другой девчонкой — говорят, ее друзья его вычислили и потом побили, так и закончилась его шпионская карьера.

Когда преследует знакомый

Зачастую киберманьяками оказываются известные жертве люди. По данным немецких ученых, 70% сталкеров находят своих жертв среди знакомых, 17% терроризируют коллег, 15% — работодателей, 5% — клиентов. Так, киберсталкером тольяттинца Виктора был как раз знакомый человек.

Я не то что хочу, чтобы этот человек исчез из моей жизни. Я хочу, чтобы его изначально в ней не было

Виктор

Виктор

Все началось с того, что мои подруги со школы начали писать, что парни из нашей параллели сообщают им (подругам), будто я гей и пишу им разного рода сообщения с сексуальными домогательствами в социальных сетях. Усугубляло ситуацию то, что я на самом деле гей, но на тот момент я это не афишировал. Мне удалось найти аккаунты с моими фото на профиле, с которых писались сообщения, и я решил пообщаться с этим человеком. Было ясно, что это кто-то из школы. Проделав несколько «разведывательных процедур», я был уверен на 100%, что это за человек. Меня переполняла ненависть. На тот момент я смог предупредить насилие в отношении себя со стороны тех, кого мой киберсталкер пытался натравить на меня. Но уже собиралась группа людей, которые хотели меня выловить и избить за похабные письма в сети. Я не сообщал своему насильнику, что в курсе его причастности к этому, не знаю почему. Мне не хочется его ни видеть, ни вообще хоть как-то соприкасаться с ним. Но этот человек по-прежнему в зоне моей видимости, и я никак не могу его оттуда исключить, хотя я сделал все возможное, чтобы максимально дистанцироваться. Не знаю, как описать свои эмоции. Я не то что хочу, чтобы этот человек исчез из моей жизни. Я хочу, чтобы его изначально в ней не было.

Преступление и наказание 2.0

Первый случай уголовного наказания за киберсталкинг произошел в США в 1998 году. Преступником был 50-летний Рэнди Барбер, который от лица отвергнувшей его девушки писал на различных сайтах ее адрес, куда приглашал мужчин исполнить выдуманную им же сексуальную фантазию жертвы — изнасилование. В результате Барбер получил шесть лет тюрьмы.

По российскому законодательству привлечь к ответственности сетевого маньяка весьма проблематично

По российскому законодательству привлечь к ответственности сетевого маньяка весьма проблематично. Из возможных вариантов, по данным прокуратуры Самарской области, дело по статье 5.61 КоАП РФ, которая предусматривает административную ответственность за оскорбление. Однако даже при самом удачном раскладе преступнику грозит довольно мягкое наказание — от 10 до 30 тысяч рублей штрафа.

 

Полина

Ольга

Мой сталкер часто унижал других девчонок, но со мной был вежливым и доброжелательным. Я часто себя спрашиваю: зачем я ему тогда отвечала? Мне казалось, что он не злой, а просто глупый, и было его как-то жалко, что ли. Если бы все это повторилось или продолжилось, мне кажется, я совсем бы чокнулась — я и так еще долго ходила, постоянно оглядываясь, везде видела преследование, мне было буквально физически плохо. Очень благодарна, что в тот момент молодой человек ни на секунду от меня не отходил — с ним мне было спокойнее, и я не знаю, кто, кроме него, мог бы меня защитить, если бы тогда что-то случилось.

В случае интернет-преследования нужно немедленно обращаться с заявлением в правоохранительные органы

В качестве уголовных преступлений, связанных с кибер-преследованиями, могут квалифицироваться клевета (ст. 128.1 УК, максимальное наказание — штраф до пяти миллионов рублей или обязательные работы до 480 часов), незаконный сбор или распространение сведений о частной жизни, составляющих личную или семейную тайну человека (ст. 137 УК, в худшем случае преступнику грозит до пяти лет тюрьмы), нарушение тайны переписки и телефонных переговоров (ст. 138 УК, до четырех лет лишения свободы). Как сообщили в областной прокуратуре, в случае интернет-преследования нужно немедленно обращаться с заявлением в правоохранительные органы, каких-либо дополнительных документов при этом не требуется.

Стоит также отметить небольшой сдвиг российского законодательства в сторону защиты граждан от кибер-преследователей и любителей распространять клевету в интернете — закон «О праве на забвение». Он позволит гражданам требовать от поисковых систем удалять ссылки на недостоверные либо утратившие свою актуальность данные. Закон призван справиться с задачей по защите частной жизни граждан. Ожидается, что он вступит в силу 1 января 2016 года.

Стоит ли игнорировать кибер-маньяка

Часто жертвы первоначально не воспринимают всерьез появление киберсталкера. «Первые попытки запугивания почти незаметны для жертвы: как правило, это несанкционированный сбор личной информации, который позже выльется в незаконное вторжение в личную жизнь жертвы», — пишет в одной статей Лилия Ханаки, создательница сайта об опасностях виртуальных знакомствах www.antidate.org.

Физических угроз не было, обещал лишь вывалить наружу всю мою темную и страшную подноготную

Так, интернет-сталкер жительницы Самары Насти сперва просто «искал общения», но дело кончилось тем, что он регулярно вскрывал ее аккаунты, чтобы писать с них знакомым девушки ее якобы эротические фантазии, а также разной степени достоверности факты из биографии. «Физических угроз не было, обещал лишь вывалить наружу всю мою темную и страшную подноготную, что неадекватно и странно, ибо кому это вообще интересно?», — рассказывает Настя. Маньяк выслеживал всех новых друзей Насти в сети , чтобы начать вываливать на них кучу подобной информации. Ситуация осложнялась тем, что сталкер использовал шпионскую вирусную программу, так что даже когда Настя обратилась к знакомым айтишникам, они не смогли вычислить злоумышленника — IP-адреса левых аккаунтов указывали на компьютер самой девушки. С большим трудом ей удалось сделать хотя бы так, чтобы ее нынешнюю страничку в сети маньяку вскрыть не удалось. Однако он до сих пор продолжает периодически писать гадости с прежних Настиных аккаунтов ее знакомым.

Заявлять или не заявлять

Еще в 1990-х психолог Курт Бартол писал, что интернет породил такие средства для преследования, против которых обычные методы социального контроля бессильны. Часто жертвы полагаются на то, что проблема решится «как-нибудь сама», либо не знают, что можно сделать. Во всех описанных нами случаях жертвы киберстанкинга так и не решились обратиться в правоохранительные органы или к юристам.

Я просто серьезно все это не воспринимала, потому что это не выходило за рамки соцсети

«В полицию — нет, не думала обращаться. Я просто серьезно все это не воспринимала, потому что это не выходило за рамки соцсети, а дел и забот хватало и без психов. Если бы это повторилось, я бы скорее всего так же не воспринимала всерьёз и смеялась над ним в ответ. Правда, вполне возможно, что моё изуродованное тело нашли бы потом в каком-нибудь овраге, но, надеюсь, ему просто самому скучно стало», — поясняет Настя.
Карина, в свою очередь, рассказала о происходившем с ней подругам и коллегам. «Устраивали мозговой штурм на работе с подругами, чтобы решить, что можно сделать, но все закончилось быстрее, чем мы придумали что-то. Да и вообще не думаю, что полиция стала бы заниматься таким. Поэтому и не пошла. Если бы мне снова угрожали, я скорее бы обратилась к друзьям и старалась просто не оставаться одна».

В какой-то момент хотелось уже обратиться в полицию, но не видела смысла

«Когда кому-то рассказывала о моей ситуации, все сначала смеялись: типа, о, прикол, поклонник-дебил. А потом смотрели все эти его записи на стене и осознавали, что он вообще ку-ку. Обычно мне просто советовали забить и поменьше плакать — а от шока и страха плакала я тогда много. В какой-то момент хотелось уже обратиться в полицию, но не видела смысла — я не знала его настоящего имени, внешности, ничего, чтобы можно было дать в качестве показаний», — делится Ольга.
По словам Виктора, он тоже не обращался за помощью к правоохранителям и вообще никуда, кроме как к администрации «ВКонтакте».

Оксана Березовская

Оксана Березовская

юрист

В 2015 году по преследованиям в интернете ко мне обратились четыре клиента, и те — по рекомендации знакомых. Угроз, думаю, намного больше. Люди мало обращаются по этому поводу к юристам, потому что как таковых нет эффективных средств защиты, а правоохранительные органы не хотят этим заниматься вообще. Если вас начали преследовать в сети, первое, что нужно сделать, — скриншоты угроз и страницы сталкера, потом написать в прокуратуру заявление и, конечно, писать в администрацию соцсети. Ну и все-таки обратиться за помощью к юристу.

Помоги себе сам

Если удаляться из всех сетей, выбрасывать ноут и уезжать в деревню, чтобы жить натуральным хозяйством и без гаджетов, — не вариант, есть смысл соблюдать хотя бы элементарные правила безопасности в сети. Для начала специалисты рекомендуют не указывать где попало свои реальные данные: например, чтобы оставить коммент на кулинарном форуме, не обязательно региться под полным ФИО. Не стоит также отмечаться на всех подряд фотках в «Фейсбуке», и важно следить за тем, кому доступна ваша информация в соцсетях. И, разумеется, лучше не публиковать в открытом доступе номера телефонов, почту и другие личные данные. Исследователи отмечают, что создатели соцсетей заинтересованы в том, чтобы пользователи были активны и как можно больше обменивались информацией, так что проблемы соблюдения конфиденциальности зачастую почти целиком ложатся на плечи самих пользователей.

Создатели соцсетей заинтересованы в том, чтобы пользователи как можно больше обменивались информацией

Неплохие рекомендации на тему интернет-безопасности есть в брошюре, выпущенной Сахаровским центром в Москве. Правда, там речь идет о том, как избежать информационного контроля и слежки со стороны государства, однако некоторые методики вполне годятся и для случаев киберсталкинга. В частности, в главе «Сценарии безопасного поведения в интернете» говорится о том, какие лучше выбирать антивирусы, как защитить свой аккаунт в системе Google, как обмениваться зашифрованными сообщениями в сети с другими пользователями и уберечь данные своего компьютера от кражи.

Если же киберманьяк уже появился на горизонте, не стоит пускать дело на самотек — лучше рассказать о проблеме близким, друзьям, а также обратиться в полицию и за юридической помощью.