4046

Самара сегодня: 8 вопросов о городе

Юля Ваулина

Разбираемся с проблемами города образца 2017 года: какие из них достались Самаре от прошлого, а какие были решены, что тревожило горожан и чего им не хватало. Забитые парковки, старые кинотеатры, кричащие вывески, умирающие торговые центры и моллы вместо рекреаций — что с ними не так, можно ли что-то изменить и чего ждать в будущем?

С середины девяностых культура просмотра кино на большом экране переживает второе рождение и с каждым годом набирает популярность. Новые кинозалы открываются в городе каждый год, но все они не идут ни в какое сравнение с киномонстрами советского прошлого — гигантами широкого проката, вмещавшими от 300 до 800 зрителей. Вспоминаем, какими они были, и рассказываем, какими стали сейчас: отель, батутный комплекс, торговый центр, ночлежка для бездомных и груда металлолома.

Судя по мнению российских социологов и самарских архитекторов, общественная жизнь современного мегаполиса сосредоточена в торговых центрах — особенно в условиях суровой русской зимы. Решили узнать о них побольше: в несколько абзацев пронеслись от Кошелева до Южного моста и выяснили, какой ТЦ построен на месте кладбища, зачем «Амбару» швед-управляющий и кто владеет половиной торговых площадей города. Ответы — в нашей статье.

Наши бывшие: наряду с «Мегой», «Амбаром» и «Авророй», в которые самарцы мчат, когда речь заходит о реальном шопинге, в городе есть и другие торговые центры — умирающие площадки с пустыми торговыми залами, холодным взглядом манекенов и редкими покупателями. «Большая Деревня» и фотоклуб «Контраст» отправились в восемь непопулярных магазинов, — смотрим фотографии и разбираемся, что происходило там в 2017-м.

По-хорошему, жители города должны отдыхать и проводить свободное время не в моллах, а у родного дома, где для взрослых — так же, как и для детей — должны быть предусмотрены площадки различного назначения: для занятий спортом, творчества и вечернего чилла. Но если с детскими площадками все более-менее понятно, то по взрослым вопросов явно больше, чем ответов: как они должны выглядеть, что предусматривать, на кого ориентироваться, где располагаться; видел ли их кто-нибудь, наконец? «Большая Деревня» решила разобраться и обратилась за разъяснениями к урбанисту, старшему преподавателю МВШСЭН Петру Иванову и бывшему главному архитектору Самары Виталию Стадникову. Экспертные мнения — в нашем тексте.

Другая боль города, обострившаяся с приходом зимы, — парковки. Они — камень преткновения строительных компаний, эко-активистов, владельцев гаражей, властей и автомобилистов. Последним постоянно не хватает мест, так как по статистике в нашем регионе на 1000 человек приходится 300 машин. «Большая Деревня» вместе с водителями выделила три основные проблемы самарских парковок и спросила экспертов, можно ли их решить. Выясняем подробности по ссылке.

Самарская реклама — не столько боль, сколько сумасшествие: это когда ты еле спасся от вывески «Горилка» на доме в старом центре, но тут же наткнулся на вырвиглазный баннер «Пятерочки». При этом мало кто знает, как создать вывеску, которая бы не терялась в городском ландшафте, но и не портила бы его, — особенно в момент, когда Самару приводят к единой архитектурной концепции накануне ЧМ. «Большая Деревня» поговорила с архитектором, маркетологом и жительницей исторического центра и узнала, есть ли альтернатива безвкусным надписям, как должна разрабатываться наружка и что больше всего бесит горожан в самарской рекламе. Честный взгляд — в нашем материале.

Еще один случай, когда яркость не в радость — цветные дома вдоль Московского шоссе. Дома всех оттенков радуги вызывают бурю эмоций везде, где бы ни появились. Но если в Европе яркие фасады претендуют на причисление к миру искусства, то в России чаще становятся поводом для недовольства и даже потоков ненависти — подобных тем, которые блогер Илья Варламов в прошлом году обрушил на заигрывания с цветом в Казани.

Весной 2017-го тренд на раскрашенные фасады добрался и до Самары, где перед Чемпионатом решили превратить унылые девятиэтажки вдоль Московского и Ново-Садовой в жилье счастливых людей. «Большая Деревня» спросила самарских архитекторов, имеет ли смысл преображать старые панельки подобными методами, и узнала, что думают о цветных домах местные жители. Детали и слезы — в нашем тексте.

Ну и наконец, учитывая, что в последние десятилетия Самара строится, как Дубай в 1990-х и ее панорама меняется на глазах, «Большая Деревня» решила выяснить, что произойдет с обликом города за ближайшие пять лет: куда сдвинутся его границы, какие здания появятся вместо вековых лесов и заброшенных заводских цехов. Проекты и подробности — по ссылке.