2954

Я езжу на велосипеде в любую погоду: 3 истории

Текст: Екатерина Мокшанкина Фото: Олеся Ши

Самара, как и любой другой город России, совершенно не приспособлен для поездок на велосипеде: здесь не хватает велодорожек, велопарковок и, собственно, велокультуры как таковой — половина автолюбителей, да и самих велосипедистов, элементарно не знает правил, касающихся езды на велосипеде. При этом развитая велосреда избавляет город от кучи проблем: пробок, загрязнения окружающей среды, забитых парковок и автомобильных аварий. И находятся энтузиасты, которые между машиной и великом выбирают последний — несмотря ни на что. «Большая Деревня» поговорила с тремя заядлыми велосипедистами и узнала, легко ли ездить на двух колесах круглый год, где опасно оставлять велики и почему в мороз они даже удобнее автомобилей.

Владимир Тишин, 65 лет

Преподаватель СНИУ (экс-СГАУ)

Впервые на велосипед я сел 60 лет назад. В те времена велосипед наряду с телевизором считался признаком благосостояния. Мои родители были инженерами, и поначалу у меня был трехколесный велосипед. Дальше по возрасту шли «Школьник», «Орленок» — но в Куйбышеве их в продаже не бывало, поэтому я ездил на велике, который мне достался от дяди из Москвы. Он был с номерами — в те годы, после войны, все велосипеды для взрослых ими снабжались. Потом, в средних классах, пошли велосипеды со скоростями — «Спутник», «Турист», «Спорт», — и это был кайф. Сейчас я катаюсь на «Мериде-кроссвэй». Он удобен и для города, и для загородных поездок: для шоссе шины не такие широкие, как у горных велосипедов, но по плохим дорогам тоже ездить легко, и при этом не так трясет, как на спортивном.

Я и велосипед — это неразрывные вещи

В молодости не было денег на автомобиль, сейчас возможность есть, но в городе я не вижу в нем смысла: при условии, что работа относительно недалеко от дома, он мне не нужен. За город езжу с детьми или знакомыми. Обычно же во мне идет битва: добраться на велосипеде или пешком — так расходуется больше калорий. В молодости впереди меня садился один сын, на багажник — другой, и мы ехали за покупками. Все знакомые привыкли, что я веду такой образ жизни. Они знают, что я и велосипед — это неразрывные вещи.

В Советском Союзе с велосипедами было трудно, за запчастями надо было ехать в Москву, был только один магазин. Добираться надо было на метро, потом на автобусе — чтобы выяснить, есть нужная деталь к велику Харьковского завода или нет. Не было организовано обслуживание: чтобы смазать, приходилось самому разбирать все до винтиков и шариков, если трещотка ломалась — самому искать проволочки, осваивать ремонт и многое делать своими руками.

В молодости ничего не пугало, и зимой ездил, и детей по садикам развозил, сейчас я уже в плохую погоду не катаюсь, крылья убрал, чтобы полегче было. В Самаре совершенно некомфортная среда для велосипедистов: даже в таких продвинутых местах, как наш университет (СНИУ, экс-СГАУ — прим. ред.), только у двух корпусов есть велосипедные стоянки, — приходится пристегиваться ко всяким решеткам. У больших супермаркетов часто негде припарковаться на двух колесах, а внутрь заводить охрана не разрешает.

Да и около дома велосипед негде оставить — приходится искать специальный прикол, хотя и он не дает гарантий, что все будет в порядке: были попытки откусить провод или хулиганы резали седло совершенно без причин. В какие-то годы велосипеды и из подъезда утаскивали, и колеса снимали. За всю жизнь увели около десятка великов, два — прямо со стоянки у пятого корпуса.

Я живу на Первомайской. Поездка от работы до дома занимает 20 минут. Когда жил на Безымянке, доезжал минут 40. Передвигаться на велосипеде по городу трудно из-за трафика и отсутствия велосипедных дорожек — я-то уже привык, а вот начинающим очень тяжело. Хотя надо сказать, за последние несколько лет наконец появились хорошие дороги, по которым ехать — подарок. Но до заграницы нам, конечно, далеко: что в Европе, что в Америке едешь на дальние расстояния и никаких проблем не испытываешь.

Однажды я поехал в Тольятти, расстояние туда-обратно — 200 километров. Был сильный встречный ветер, я не рассчитал силы и не отдохнул. Доходило до того, что я останавливался и просто ложился, потому не мог ехать — ноги сводило судорогой. Жалел, что не поехал на электричке. При этом я в охотку могу прокатиться 30, 40, 60 километров, а за сезон накатываю около полутора тысяч.

Я езжу на велосипеде, потому что мне просто нравится, заодно и для здоровья полезно, и тренировка мышц. Я работаю в институте, где все время стоишь или сидишь, так что использую всякую возможность подвигаться. Но брать причиной только зож — это слишком занудно. Просто здорово, когда крутишь педали, меняется пейзаж, можешь остановиться в любом месте посидеть, а если с фотоаппаратом — то еще и пощелкать.

Роман Еремкин, 28 лет

Директор спортивно-туристического клуба «ВелоСамара»

Первым моим велосипедом в далеком-далеком детстве стал трехколесный «Жук» — тракторная резина, синяя сидушка. Дальше — «Школьник» и доставшаяся от мамы красная «Кама». Потом, в университете, я обзавелся велосипедом современного вида «МТБ», и с тех пор с велосипеда не слажу.

«ВелоСамара» была образована в 2003-2004 году, когда любители велосипедов встретились и решили продвигать велодвижение. С тех пор оно разрослось с 10-20 человек до 10-20 тысяч, и теперь это областная некоммерческая организация. У нас очень много мероприятий — соревнования, поездки, походы по городу, области и миру, есть группа вконтакте, где народ знакомится и собирается на выезды самостоятельно. Также мы стараемся делать Самару комфортнее для велосипедистов, пишем корректировки в ПДД, даже экологией занимаемся — отстаиваем лесопарки и зеленые зоны.

Скорее, конечно, мы приспосабливаемся к городу, чем город к нам, — с велоструктурами у нас туговато. Городу нужны велодорожки, выделенные полосы рядом с пешеходными зебрами, охраняемые парковки. Все это должно учитываться при строительстве микрорайонов и дорог.

Когда в Набережных Челнах был мэр — любитель велоспорта, город опутали велодорожками, прокатами. Сейчас мэр сменился и проект закрыт. Так что, когда наверху хотят, все делается довольно быстро. В Самаре мы стараемся достаточно активно двигать вопросы снизу, ведем работу с министерством транспорта, но в верхах у нас пока не все понимают, что это хорошо и нужно.

Для меня езда на велосипеде на работу что в мороз, что летом абсолютно нормальна. На общественном транспорте я не ездил очень давно. Летом от Воронежских озер до Полевой можно добраться за 15 минут, от Поляны Фрунзе до речного вокзала в час пик — за полчаса без нарушений: ты компактный, и пробки не страшны. Мысли о том, что я психбольной, могут периодически возникать у тех, кто видит меня в окно. С другой стороны, сегодня —20, и немногие смогли завести машину. Три-четыре года назад было —30 — а одежда позволяет выезжать и в такой мороз, — еду и наблюдаю, как люди мерзнут на остановке или пытаются реанимировать аккумулятор.

Конечно, чтобы ездить на велике на работу, там должна быть не только охраняемая велостоянка, но и душ с раздевалкой, потому что это все равно физическая нагрузка: я доезжаю в комфортном, нескоростном режиме и все равно переодеваюсь. Зимой требуется термобелье и утепленная велоформа.

Я обязательно обозначаю себя на дороге — передними фонарями и светоотражающей надписью на рюкзаке. Зимой езжу на шипованной резине, и у меня, как у автомобилистов, висит знак «Ш». При таком подходе водители воспринимают тебя как полноправного участника дорожного движения, хотя с периодичностью раз в неделю встречается дегенерат с подрезанием и прочим.

У меня было несколько ДТП, но не по своей вине. Самое тяжелое — с маршрутной газелькой

Я езжу с видеорегистратором, и, если попадается откровенный хам, видео на него сразу уходит в ГИБДД. Потом я получаю ответы, что водители привлечены по таким-то статьям. В большинстве же случаев все заканчивается профилактической беседой — да, извините, мы были неправы. Но в основном к велосипедистам относятся положительно и корректно. Например, не помню, чтобы меня кто-либо окатил из лужи — обычно объезжают или притормаживают. Справедливости ради нужно заметить, что и среди велосипедистов есть такие, которые портят отношение ко всем нам, — дураков хватает везде.

Последнее время я консультирую велосипедистов, попавших в ДТП, потому что зачастую при разборе происшествия теряешь адекватность, и готов согласиться на что угодно. Например, был случай, когда без видеорегистратора и следов столкновения на автомобиле водитель стал говорить, что велосипедист сам не справился с управлением — так, что перелетел через руль и колесо согнуло «восьмеркой». На допросе у следователя парень в запарке сказал, что контакта с автомобилем не было, имея в виду, что машина не пострадала. В результате на суде было не к чему аппелировать — вот твои показания с твоей подписью.

У меня было несколько ДТП, но не по своей вине. Самое тяжелое — с маршрутной газелькой. Во время ремонта Московского шоссе в районе БКК две полосы были закрыты. По закону велосипед должен находиться в правой полосе, а тогда единственной полосой по направлению в город была только третья. Когда отбойник закончился, я повернул обратно на свою полосу. Газелист же решил сократить путь через перекрытый участок. Потом в разговоре он признался, что мелочь считал, не заметил меня. Велосипед ушел в утиль полностью, меня катапультировало — сотрясение мозга, ссадины, тупая травма живота.

Но вообще велосипед — это куча плюсов. Во-первых, общефизическая нагрузка — вместо спортзала. Во-вторых, разгрузка дорог и профилактика пробок. Это экология, возможность повидать места без лишних затрат: сели на велосипеды семьей или с друзьями, поехали в Дубки, встретили закат-рассвет, попили чай и поехали домой.

Олег Левченко, 59 лет

Преподаватель Самарского медико-технического лицея

Впервые я сел на велосипед в дошкольном возрасте. Стаж, наверное, лет 50, но с паузами — например, пока учился в вузе, катался редко, потом в какой-то момент решил продолжить. Мне всегда нравилось кататься на велике, тем более в последнее время велосипеды стали интереснее. Сейчас у меня обычный горный хардтейл. За всю жизнь, не считая детских лет, у меня было всего три велосипеда — они ведь весьма долговечны.

Я не сам велосипед люблю, я люблю «себя на велосипеде»

Мне нравится мой велосипед. Мне с ним комфортно и я стараюсь, чтобы ему со мной тоже было комфортно: прислушиваюсь к его работе, и если какой посторонний скрип или что-то еще, стараюсь исправить — почти все инструменты для этого у меня есть. Но я не сам велосипед люблю, я люблю «себя на велосипеде»: с его помощью я могу попасть в те места, где интересно, но куда трудно добраться другим способом, я могу больше увидеть, с ним я просто лучше себя чувствую в мире. Автомобиль, конечно, комфортнее, но на нем не везде проедешь — я, например, очень люблю кататься за Волгой, там заповедник, и на машине туда нельзя.

Я не очень «правильный» велосипедист — на мне и шлема-то нет. Я стараюсь обходиться без него, хотя, конечно, в случаях аварии он спасает — если не очень сильный удар. ПДД знаю и в целом соблюдаю — во всяком случае, проблем на дорогах никогда не создавал, в ДТП не попадал. Бывало, падал с велосипеда на бездорожье, но в тех местах машины проходят редко, а потому падать безопасно. Правила, конечно, соблюдать нужно, но не всегда это получается: например, надо перевозить велосипед по пешеходке, держа его рядом с собой, а я порой вижу, что просто не перейду дорогу таким образом, потому что переход заставлен автомобилями, протиснуться между которыми с велосипедом я не смогу, — тогда сажусь за руль и еду.

Особых сложностей в передвижениях по городу нет. Если бы улицы чистили, было бы вообще замечательно, даже зимой. Очень плохо ехать по Безымянке и по трассе в сторону Красной Глинки — там на велосипеде вообще делать нечего: нигде никаких велодорожек и плохая обочина, да и водители не очень-то охотно уступают дорогу. А вот в пределах города от Хлебной площади до Алма-Атинской можно передвигаться комфортно. Лучшие участки — улицы Солнечная, Ново-Садовая, Гагарина, Московское шоссе, набережная.

На работу я обычно добираюсь пять-десять минут (когда снег или скользко, то бывает чуть дольше). В последнее время в дальние поездки не езжу, самое большое расстояние — порядка 100 километов в обе стороны по местам за Волгой: Шелехметь, Гаврилова поляна, Рождествено, Выползово, Ширяево и прочие направления по типовым веломаршрутам.

Так же, как я, катаются на велосипедах моя жена, сын, внучка. Почему-то все считают велопоездки спортом, но на самом деле это просто образ жизни, и особой физической нагрузки при этом обычно нет.