12

В Самаре откроется филиал Русского музея

IgdLNh8x4PM
Источник фото

В следующем году в Самаре откроется полноценный филиал Русского музея на базе усадьбы Шихобалова, реставрацию которой планируется к этому времени закончить. О подробностях проекта «Большая деревня» расспросила у директора Русского музея Владимира Гусева, приехавшего к нам на открытие выставки «Искусство. Власть. Любовь» в галерее «Виктория».

— В чем интерес «Русского музея» в подобных региональных выставочных проектах?

— Искусство не должно ограничиваться Садовым кольцом и Невским проспектом. Я и сам родился в провинции, в Твери. Сейчас мы там тоже делаем филиал, как и в Самаре. Искусство в столицах сопровождается большим цинизмом художников, а по-настоящему оно растет именно в провинции. В советское время была традиция зональных выставок, которые ездили по всей России, я и сам любил с ними путешествовать. Потом все рухнуло. Сейчас традиция возрождается за счет спонсоров, но и не только. Президент России Владимир Путин заявил о необходимости создать филиалы крупных музеев. Каждый музей откроет по 3-4 своих филиала в разных регионах.

— Расскажите о филиале Русского музея в Самаре.

— Он будет открыт на базе Самарского областного художественного музея, в особняке Шихобаловых. Реставрация не начиналась очень долго, я помню его еще со времен, когда попал в Самару впервые. Сейчас этот вопрос сдвинулся с мертвой точки. Когда мы сделаем такой филиал, появятся новые возможности сотрудничества, дополнительные выставочные помещения, где можно будет время от времени делать передвижные выставки. В течение года у Русского музея появится четыре филиала. Министерство выполняет приказ сверху, так что этот проект не должны заморозить. В этом году мы подали заявку, а на следующий год уже должны открыть его. Это не значит, что филиал сразу будет работать в полную силу, но мы положим начало созданию новой системы.

Министерство выполняет приказ сверху, так что этот проект не должны заморозить

— Вы не раз говорили о том, что Русскому музею нужен ребрендинг. В чем он будет заключаться?

— За последние 20 лет Русскому музею передали большое количество территорий: это дворцы — Михайловский, Строгановский, Инженерный замок и плюс зеленые сады, с которых начиналась история Петербурга — Михайловский сад, сад вокруг Инженерного замка и так далее. Это были городские парки, а теперь — музейные территории, и мы относимся к каждому дереву, как к экспонату. Сейчас мы заканчиваем реставрацию, уже вовсю идут выставки, но не все понимают, что эти территории тоже относятся к Русскому музею. Мы должны сделать так, чтобы люди понимали это — за счет дизайна, каких-то общих повторяющихся модулей, за счет общего информационного обеспечения. Нужно, чтобы люди имели возможность много времени провести на нашей территории, где-то перекусить, и чтобы там пахло не протухшей рыбой, а хорошим кофе. Бренд — широкое понятие.

— К вопросу о том, чтобы проводить больше времени в музее. Вы отругали на пресс-конференции контемпорари арт, назвав его «одноразовым искусством эпохи иммунодефицита», однако как раз доступ к современному искусству открыт более широко. Например, тот же «Гараж» работает до 10 вечера, а Русский музей — до 6, при том, что билет можно купить до 17-00. Человек не может пойти к вам после работы. Есть ли у вас возможность пересмотреть эту политику?

— В четверг Русский музей работает до 8 вечера, а сады и парки вообще открыты допоздна — до 22-00. Что касается возможности посещения: была бы моя воля, вход был бы бесплатным, или, как в американских музеях: если можешь заплатить только половину стоимости билета — плати половину. Если бы государство компенсировало эти затраты. Но наш бюджет очень ограничен. Свет, коммунальные услуги, да что там — охрана сжирает половину музейного бюджета. Кто-то из сотрудников музея должен приезжать работать вечером. Как правило, это уже немолодые люди, молодежи в музеях работает мало. Сотрудникам надо доплачивать за работу в вечернее время, им как-то надо добираться домой. На это просто нет денег.

Сотрудникам надо доплачивать за работу в вечернее время, им как-то надо добираться домой. На это просто нет денег

— Помимо денег, чего еще не хватает современным музеям, в том числе, и региональным?

— Не хватает реального внимания государства, оно, скорее, формальное. Музеи вытесняются в сферу обслуживания, и у населения возникает отношение к ним, как к прачечным.

— Вы в Самаре уже не в первый раз. Где вы побывали? Как вы оцениваете туристический потенциал города?

— С удовольствием побывал в Ширяево, погулял по старой Самаре. Потенциал есть, в первую очередь, с точки зрения Жигулей и икры, водного туризма. Если наладится поток туризма, то и искусство подтянется. Даже на такую выставку, которая открылась сегодня в «Виктории», можно приглашать туристов из Франции и Швеции, где о русском искусстве знают пока недостаточно хорошо.