72

Иностранцы: истории иммигрантов, которые живут на Волге

Лина Прутская

gMYLGH_KLgE

Каждый пятый гражданин России хочет уехать из страны, а половина наших друзей уже получает образование за границей. Устав от каждодневных криков о смене места жительства, «Большая Деревня» отыскала иностранцев, которые живут в Самаре, и спросила у них, почему они здесь.

 

История Naomi Seghers

Возраст: 26 лет

Гражданство: Бельгия

Живет в Самаре три года

Первый раз я приехала в Самару три года назад волонтером в летний лагерь: мы были в русских деревнях, и, в общем-то, работали руками: чистили реки, убирали мусор, мне очень понравилось. К этому моменту я уже учила русский в университете и решила остаться на три месяца в России. Я знала нидерландский, английский, немецкий, казалось, что в комбинации с русским будет прикольно. Работала в проекте с детьми-инвалидами в русских семьях. Потом я вернулась домой, закончила учебу и захотела вернуться волонтером сюда по европейской программе, получала пособие и работала. Сейчас я здесь, чтобы учить русский, помогать людям и заниматься преподавательской деятельностью. Я полиглот, но преподаю, к сожалению, только английский.

С того момента, как я оказалась в Самаре, я хотела быть чем-то полезной. Я иностранка, нас здесь мало. Мой друг Алексей Захар работал на ГИСе и предложил мне работать на телевидении: рассказывать о Бельгии и Самаре в сравнении. Они придумали такой концепт. Мне это очень нравится, я сама пишу тексты, сюжеты, меня поправляют, если я пишу неаккуратно или грубо, но мне нравится то, что я там делаю, я свободный человек. С русским языком мне до сих пор тяжело, в языке никогда нет конца.

То, что здесь считается экзотикой, в Бельгии — элементарная еда

Где-то я неправильно произношу, где-то не знаю, как сказать. С помощью передачи я больше внимания обращаю на свою речь: как я говорю и что. В России не понимают незнания русского, если я говорю: «Я не понимаю тебя, человек», он продолжает говорить и говорить. Мы в Бельгии автоматически начинаем говорить по-английски. Тут такого нет, но все больше людей стремится к другим языкам, это видно и это классно.

Моя родина — Бельгия, город Брюссель. Когда я ехала в Самару, у меня не было предвзятого отношения, не было никакого отношения вообще. По телевизору мы видели только самые важные новости о России, я не представляла, что это за страна, но знала, что приеду, а тут нет медведей на улице. На родине в Брюсселе во время учебы я всегда работала. У нас считается нормальным работать с 15 лет, в фирме у родителей, в кафе, на пляже. Я продавала картошку фри в ларьках на улице. У нас это большой бизнес, вообще картошка фри — это наше блюдо, мы его придумали, кто бы что не говорил. Мне не хватает картошки фри здесь, правда. Скучаю по бельгийским продуктам. Здесь совсем другая еда. То, что здесь считается экзотикой, в Бельгии — элементарная еда.

9oUWBqrhN9U
Источник фото

Стакан соуса болоньез стоит 120 рублей, а в Бельгии мы готовим это блюдо, когда нам лень что-то придумывать. Недавно я попробовала русскую окрошку, мне показалось необычно, но вкусно. Я вообще люблю супчики и пироги в России. Кухня — это очень интимно, человек привыкает к стряпне мамы, это слишком лично. Вот почему вам не вкусно, когда в бутерброде хлеб и сверху, и снизу?

У русских совсем другой менталитет. Вы очень общительные, мы, например, тоже помогаем другу на улице, но в уличном разговоре отвечаем только по делу и идем дальше. В Бельгии дружба — это тяжелый процесс. А здесь те, с кем я познакомилась, когда жила здесь первые три месяца, мои друзья и сейчас. В Бельгии мне не хватало такой легкой жизни в коллективе. Здесь я встретила молодого человека, он из Самары. Мы живем как обычная парочка, и хорошо, и не очень. Иногда я не понимаю его: он может открыть кран в кухне и уйти в другую комнату, мне жалко воду, она когда-то закончится. В выходные мы любим гулять по Осипенко, как все самарские жители. Прошлый год я прожила на Безымянке. Может быть, для вас это страшно, но я люблю Металлург, на аллее Пионеров здорово. В этом районе живут мои друзья, мне там нравится больше, чем в центре города. Меня удивило, что в России природа — это свободное место. Я могу взять палатку, уехать за Волгу и жить там. Все красивые места Бельгии — это чья-то собственность, у нас мало земли, ты можешь поставить палатку, но за деньги.

Иногда я не понимаю своего парня: он может открыть кран в кухне и уйти в другую комнату, мне жалко воду, она когда-то закончится

В Самаре можно сделать на природе все: костер, мясо — это ведь хорошо! Плохо, что это не ценят. Уехать на выходных за Волгу и смотреть на город издалека — это прекрасное чувство. Еще на выходных мы ходим танцевать в «Трубу» — это прикольный клуб, в «Палубе» тоже неплохо, рядом Волга, неплохая музыка и вход бесплатный, была в Harat’s, странное ощущение, он не самарский. Казалось, что я в Москве. Я была в столице несколько раз, для меня Москва — это Россия, которая хочет в Европу. Водку я, конечно, пробовала, даже слишком часто. В Бельгии ее так не пьют, только в коктейле, рюмками — никогда, нет никаких закусок, мы просто пьем. Зачем закусывать водку, я поняла только потом.

Для меня Москва — это Россия, которая хочет в Европу

В Самаре я очень часто хожу в кино, у вас полно кинотеатров, и билеты такие дешевые. Я даже русскую музыку слушаю здесь. Езжу на Грушу, все мои друзья играют на гитаре, мне нравится петь под гитару «Видели ночь». Я была на Красной Глинке, там здорово. Русские смешные, я видела, как катаются на лыжах по ровной местности, в парке, например. В прошлом году я была на открытом катке на набережной, это было замечательно. Хоть я и живу в Самаре не первый год, самые любимые кафе я как-то не выделяю, я люблю хороший кофе. По этой причине я обожаю такие места, как «The Bakery». Это простое место, чем-то напоминающее Бельгию, круассаны там вкусные и настоящие, отличный кофе. Они начинали где-то на Фрунзе, три стула и стол, свободно и здорово. Я с удовольствием прихожу к ним. В Самаре много похожих мест, но везде шумно, в «The Bakery» симпатично. Плохо, что за кофе приходится ехать в центр города, сейчас я купила себе кофеварку домой. Я вообще стараюсь готовить дома. Но бывают дни, например, как сегодня, когда я целый день в центре, стараюсь делать все дела за раз, не злоупотребляя общественным транспортом, и я ем на улице. Сегодня ела шаурму в «Оазисе», она очень хорошая, вкусная, горячая и с настоящим мясом.

Сегодня ела шаурму в Оазисе, она очень хорошая, вкусная, горячая и с настоящим мясом

В России много отдыхают, например, зимой после 31 декабря есть еще восемь дней. Зачем? У меня на родине нет даже 8 марта или 23 февраля. Есть День Матери, но это всегда первое воскресенье мая, а День Отца — первое воскресенье июля. А вот День рождения — это день, когда отдыхает именинник, мы идем в кафе и угощаем его, пусть он отдыхает, в России — наоборот.

В Самаре, по мне, слишком много алкоголя, невозможно гулять без алкоголя, сидеть в гостях. Пиво у вас —не алкоголь, есть яблоко или пить пиво здесь — одно и то же. При этом слишком мало людей, которые думают как я, которые поддержат мою точку зрения, не хватает родной души. Мне здесь очень хорошо, просто я иногда скучаю.