9

«Натуральный обмен» Сергея Баловина

Надя Башмакова

6W1x3DzLhpU

16 октября в тайм-баре «Подъезд» состоится встреча с Сергеем Баловиным, художником, который путешествует по всему миру, не имея в кармане ни копейки денег. Его валюта — портреты, их он рисует в обмен на еду, одежду, обувь, крышу над головой и другие нужные для жизни вещи. Художник рассказал «Большой деревне» о «Натуральном обмене», искусстве и бесполезных подарках.

— Кем вы хотели стать в детстве?

— Как все нормальные дети, я хотел быть космонавтом.

— Но почему-то начали рисовать.

— Я пошел учиться рисовать, когда мне было 8 лет. Началось все с истории, еще в детском саду, когда мне было года четыре или пять, воспитательница помогла мне нарисовать один рисунок. Все дети рисовали птиц, снегирей. Ни у кого ничего не получалось, в том числе, и у меня. Тогда воспитательница взяла мой листок и изобразила там что-то, чтобы показать, как это делается. А когда мама пришла меня забирать, она решила, будто это нарисовал я. Я постеснялся признаться, что это не так, и мама с тех пор поверила в мой талант. В итоге пришлось окончить художественную школу, потом я поступил в колледж при педагогическом университете, там был специальный класс художников, где нас готовили к поступлению на художественный факультет. Потом поступил в ВУЗ на художественную графику и остался там в качестве преподавателя. Можно сказать, с 8 лет я непрерывно занимаюсь искусством.

— Получается, в вашей жизни не было работы, не связанной с искусством?

— Все так или иначе было связано. Но я с детства пытался зарабатывать деньги , я родился в 1984-м, и мои детство и юность пришлись на девяностые. И самые тяжелые времена тогда были, когда зарплату не выплачивали по несколько месяцев, и все вынуждены были себя обеспечивать, в том числе, и мои родители. Мама продавала какое-то барахло на рынке, чтобы заработать на хлеб. И я помогал, продавал там кукурузу, когда мне было десять. Кричал: «Горячая кукуруза!». Потом мы с мамой чего только не пробовали, никаких задатков в бизнесе у нас не было, это был вынужденный выбор. В 17 лет я начал преподавать изобразительное искусство, я был студентом и параллельно вел занятия. Это были очень небольшие деньги, и я пошел еще и в дизайн. Сарафанное радио приносило мне много клиентов, и я зарабатывал довольно хорошо.

YsrMJBURwXI

— А потом решили отказаться от денег?

— Все началось, когда я развелся с женой. Это меня встряхнуло, мне захотелось уехать из Воронежа — сначала в Москву, а потом я попал во Францию и остался там жить. При этом работая преподавателем в воронежском педуниверситете. В 2008-2010 я жил пополам в России-Франции, занимался проектами с французскими художниками, стал постигать современное искусство, потому что этому не учат у нас в творческих ВУЗах, организовывал кураторские проекты, а потом меня занесло в Китай. И в 2011 году там начался «Натуральный обмен».

— Как он начался? В один день вы проснулись и решили перестать пользоваться деньгами?

— Нет, это не было в один день, конечно. Хотя было бы красиво, как история немки, которая 15 лет без денег живет, в один день отказалась от денег, просто ей что-то в голову стукнуло. Сначала возникла идея проекта «Натуральный обмен».

Этот проект начался спонтанно, в результате какого-то факта обмена, который я совершил с соседкой, просто меняя портрет на посуду и бытовые принадлежности.

rjPZrwD79tU

С другой стороны, проект назревал долгие годы, потому что мне хотелось найти себя в области современного искусства, скажем так, быть актуальным художником, не живущим в XIX веке, а актуальным сейчас, сегодня. С другой стороны, я пытался прикрутить к этому базу академического образования, которое имел, в-третьих, мне хотелось, чтобы это был какой-то интерактив, взаимодействие с людьми. В этом проекте соединились все то, о чем я думал на протяжении долгих лет.

Потом я придумал, что именно буду менять, что могу предложить со своей стороны, я решил, что это будут портреты, именно в таком виде, в каком они есть сейчас. Потом возникла мысль, что можно оставлять один портрет себе, другой отдавать. Потом я понял, что нужно фотографировать все подарки, которые я получаю, потом понял, что можно менять темы обмена, не только что-то полезное для дома, но и, например, одежда или книги, которые я отдавал в благотворительные организации. Получилось, что я могу получать и еду, и одежду, потом я попробовал поменять билет на поезд, получилось. И так само собой стало ясно, что менять получается на все, что требуется.

bXxmcKQ5U5s

Журналисты уже тогда стали писать, что есть художник, который деньгами не пользуется, а живет натуральным обменом. На тот момент это было не совсем так. Я деньгами-то пользовался, они у меня еще были. В Китае я зарабатывал достаточно много, я продавал там картинки. У меня был хороший достаток. И проект возник в те времена, когда я не испытывал финансовых сложностей. Я в принципе их никогда не испытывал, после того, как начал зарабатывать деньги активно. И сейчас я не испытываю финансовых сложностей, несмотря на то, что денег нет. Получается, что и денег нет, и сложностей нет. В какой-то момент я понял, что не пользоваться совсем деньгами будет проще, путешествуя. Потому что, оставаясь на одном месте, очень сложно поддержать ежедневный приток новых участников, которые бы соглашались меняться. Для этого нужен очень сильный пиар, либо самому выходить на улицу с плакатом «Рисую за еду» каждый день. И я решил, что лучше отправиться в путешествие, к тому же, мне всегда нравилось путешествовать.

— Вы говорите о «Натуральном обмене», как о проекте. То есть, у него должна быть какая-то финальная точка?

— На самом деле, сначала была такая мысль, что это все временно, наверное, и сейчас путешествие завершится, и можно поставить точку, но со временем мне стало сложно представить возврат к деньгам. Я не знаю, смогу ли я к этому вернуться. С другой стороны, не знаю, хватит ли мне желания, сил жить так всю жизнь. Это все своего рода эксперимент, поживем-увидим, как говорится.

_VQh2kz603w

— Рисуете ли вы что-то, кроме портретов?

— Я в какой-то момент понял, что искусство — это не обязательно про то, чтобы рисовать. Для меня искусство — это воплощенное стремление поделиться своими чувствами и соображениями. Что бы не делал художник, он производит носитель информации, в который загружает собственную информацию, которую он хочет донести до зрителя. И в этом смысле не важно, что он делает, в какой форме это производится — рисунок, живопись, картина, видео, инсталляция, скульптура или акция. Это может быть все, что угодно, некоторое действие, некий жест, поступок. Это может быть объект. Я не разделяю творчество для себя и не для себя. У меня все — и для себя, и для всех. И я не чувствую необходимости рисовать что-то другое сейчас, я полностью выражаюсь в этом проекте.

NH_QEv3cPq0

— В своем блоге вы много пишете о шоколаде и сладостях, что их ни в коем случае нельзя приносить. Почему?

— Несмотря на то, что об этом пишу, все равно несут. Конечно, стали нести меньше. Но всегда есть какой-то процент тех, которые не внемлют. Я все равно, конечно, рисую, ведь есть принцип, что я нарисую, несмотря ни на что. Я направляю участников, пытаюсь задать определенный вектор, но каждый оставляет выбор за собой. Вот буквально два дня назад в Саратове мне девушка приносит коробку конфет. Я ее спрашиваю:
— Вы читали вообще список подарков?
— Да, читала.
— А что же почему конфеты принесли?
— Ну я не знаю, я вот думала, думала и вот в последний момент не удержалась и решила принести конфеты.
Это совершенно необъяснимо для меня. Почему, что значит — не удержалась? Люди не понимают, что человек, который живет только за счет подарков, который питается тоже этим — он не может питаться шоколадками, конфетами и тортом. Должна быть обычная еда, самая банальная, которую едят все — хлеб и все остальное. А у них мысль, что подарок — это подарок, должно быть что-то праздничное.

7HVepdVbRSg

А это не только подарок, это оплата этого портрета. Другое дело, что люди сами выбирают, чем расплатиться. Самые странные и бесполезные подарки были — розовая женская куртка, кукла Вуду для причинения вреда своей экс-возлюбленной, с отмеченными зонами, где нажать, чтобы у человека несчастье случилось, просроченная банковская карта, подарили в Китае, просроченные водительские права. Один из самых первый подарков — барабанная установка. Но его нельзя назвать бесполезным.

— А как ваши родители относятся к таким путешествиям?

— Нормально относятся. Меня никто не заставляет сидеть дома. Я очень благодарен моей маме, что она никогда не ограничивала меня в устремлениях, предоставляла мне полную свободу выбора.

036UZwRWI3c

— На многих фотографиях можно заметить, что вы в тельняшке и шляпе. Это случайность или выбранный образ?

— И то, и другое. Я никогда не покупал никаких тельняшек, просто мне их дарили, мама покупала раньше. В Кронштадте подарили, мы участвовали в экологическом фестивале, в Шанхае подарили в галерее. Я не знаю, с чем это связанно, просто так совпало, наверное. В какой-то момент я сам стал обнаруживать их на фотографиях, так сложилось, что тельняшка и шляпа на мне закрепились как визуальный код, и подумал: «Ну пусть так оно и будет». Как театральный реквизит. Но в то же время, это очень удобно, я думал, что взять с собой в дорогу в качестве одежды, и решил, что тельняшки — это самое удобное, что можно взять, они и не мнутся, как рубашки, удобны для повседневной носки, можно надеть на мероприятие. Так сложился узнаваемый образ. Я бы хотел иметь какой-нибудь миф на этот счет, попрошу моих читателей блога, чтобы они придумали что-то эдакое.

Узнать, что нужно дарить художнику на встрече, а что нет, можно здесь. А познакомиться ближе с творчеством Сергея Баловина можно на сайте и в жж.