1744

«Люди должны знать, что происходит с городом и как они могут на это повлиять»

Интервью: Таня Симакова, Лера Алфимова

Сайт taburent.ru появился вместе с шуткой о прокате табуреток на площади Славы  и внезапно стал главным ресурсом для всех, кто интересуется современной городской архитектурой и планами развития Самары. Таких людей оказалось немало, ведь зачастую у горожан нет никакой информации о том, что будут строить и где сносить. Создали ресурс блогер Владимир Сверкалов и архитектор Виталий Политов. Мы расспросили у них, где они берут инфу, как планируют зарабатывать на проекте и что теперь будет с их живыми журналами.

— Что такое «табурент»?

Виталий Политов: Изначально это просто сайт, где мы собираем материалы об архитектуре и градостроительстве в Самаре по максимуму . Частично они есть в интернете, но в разрозненном виде. Есть очень много материалов, которые людям интересны, но они не могут это увидеть, потом что надо во многих местах искать. А тут заходишь и видишь все самое важное, интересное из новостей строительства и архитектуры. Можно искать нужную информацию по категориям, архитекторам, компаниям, жилым комплексам, районам и улицам города.

— Но запустились вы нетривиально — с анонимного сервиса про аренду табуреток на площади Славы. Как пришла в голову эта блестящая идея?

Владимир Сверкалов: Сам «Табурент» получился внезапно. Название придумал Виталий буквально за 10 секунд. Я озвучил идею с табуреткой, а он тут же придумал для нее название, это была абсолютно спонтанная штука. Мы ещё хотели развивать эту тему, ставить табуретку в разных местах, но трудно постоянно поддерживать шутки на достойном уровне. Например, до этого все просто отлично вышло с Рождествено-Сити, а с последней шуткой про белого Ленина уже не так.

Когда уже начали летом делать сайт по строительству, у нас был огромный список из названий, но мы выбрали «табурент», так как многим проект запомнился.

Начало табуренту положила та стена, которую, как многие считают, воздвигли без общественного обсуждения. На самом деле, обсуждение было, но о нем мало кто знал. В Самаре так часто происходит: люди видят, что забор появился, и говорят: «Опа, у меня тут что-то строят!» Оказывается, что два года назад было публичное слушание, на которое ты не ходил, и там всё решилось. И судьба твоего квартала решена уже давно, просто ты об этом не знаешь. Так вот одна из наших целей — предать огласке всевозможные проекты, чтобы люди знали, что происходит с городом и как они могут на это повлиять.

Два года назад было публичное слушание, и судьба твоего квартала решилась уже давно, просто ты об этом не знаешь

Радует, что наш проект действительно становится интересным для многих. Появляются люди, которые разделяют нашу точку зрения, как минимум в плане доступа к информации. Они присылают нам проекты для публикации. Проекты, которые действительно могут быть интересны горожанам, а порой непосредственно их затрагивающие, но при этом документации нигде нет. Не потому что она секретная, просто у нас как-то не принято что-то показывать до последнего момента.

Виталий: Вот два примера. В 2006-2007 годах проводились публичные слушания по утверждению Генерального плана. В районе оврага Подпольщиков по генеральному плану планировалось размещение многоэтажной жилой застройки. Слушания прошли, но местных жителей на них не было или было мало, поэтому свою точку зрения они отстоять не смогли. Уже после все возмущались, так как новое зонирование им не понравилось, хотя могли прийти и высказать свое мнение, к которому в то время все же прислушивались. Это отрицательный пример. А вот положительный — Город-сад в районе Потапова. Там тоже планировали многоэтажное строительство, но жители района свою точку зрения отстояли и частный сектор оставили. Два одинаковых примера с разными результатами — в одном случае люди собрались и пришли, возможно из-за того, что были лучше проинформированы, в другом — нет. Если наш сайт будет популярен, такие новости будут распространяться достаточно быстро. И люди будут в курсе, что происходит.

— Часто возникает вопрос: откуда вы сами берете информацию?

Владимир: Я очень долго все это собирал. Когда «Ленгипрогор» решил у нас в городе потусить, у нас появился проект планировки Стрелки. Я у себя его первым опубликовал в блоге. И только тогда возник интерес у СМИ и общественности. За этими вещами стали следить новостные сайты, писать про публичные слушания. Почему они только сейчас проснулись? С чего бы это? Я увидел, что интерес к теме начал нарастать, за проектами я и так следил, но теперь начал их целенаправленно искать. Сейчас у меня огромная папка всевозможных старых и нереализованных проектов. Люди начали присылать нам проекты сами. Это приятно. Например, недавно один товарищ, который пожелал остаться неизвестным, прислал нам проект скоростного трамвая. Там, правда, небольшой кусочек и документация не очень читабельная, но это бомба. Те, кто разбирается, поймут, насколько это круто. А для остальных мы приводим это в более популярный вид, например, переносим на карты.

Как правило, документация, которую мы получаем, скажем, по Московскому шоссе или Ново-Садовой — это пдф-файлы, в которых сто слоев. Если отключить слои с канализацией, электросетями, остается самое красивое — и мы это выкладываем.

— Даже то, что вы выкладываете, зачастую непонятно широкому кругу читателей.

Виталий: Сейчас для нас это некритично, хотя иногда я кусаю локти, когда в комментариях начинают задавать вопросы, на которые не хочется тратить время. На картинке всё очевидно! Даже не надо иметь технического образования, чтобы понимать какие-то вещи. Но люди не стараются вникать. Впрочем, когда это лично их касается, все быстро разбираются.

Владимир: Мне даже звонить начали после публикаций о том, что будут сносить при строительстве Московского шоссе. Сейчас есть документация по Фрунзенскому мосту, ее я даже боюсь выкладывать.

Очень сложно понять, что реальное, а что нет, поэтому мы публикуем абсолютно всё

— Еще не всегда понятно, какой статус имеет тот или иной проект. Это предложение, утвержденный проект или что?

Владимир: Мы публикуем любые проекты, даже дипломные работы и нереализованные. Пользуясь случаем, хотим сказать, что нам интересно все, от студенческих проектов до комплексных застроек и проектов планировки, и если у вас есть, чем поделиться, для этого у нас есть отличное место.

Например, был проект Ново-Садовой с развязками, но это уже отмененный проект, реализован он не будет. Иногда действительно статус непонятен. Например, мы выкладывали проект реконструкции цирка, но его отклонили. Недавно в «Волжской коммуне» выложили несколько картинок, якобы вот проект цирка. Я попросил министерство культуры дать мне эти картинки в нормальном качестве, а там ответили, что проект не утвержденный и все будет меняться. Так какого же лешего они в «Волжской коммуне» висят? Ну то есть очень сложно понять, что реальное, а что нет. Поэтому мы публикуем абсолютно всё. Реальные, нереальные визуализации, даже если это какой-то розыгрыш. Например, архитектор Александр Пашин придумал без всякого заказа проект Стрелки, сделал кучу визуализаций, мы выложили их. У всех сразу бомбануло, на что он сказал: мол, мне захотелось — я сделал.

Визуализация проекта-концепции Волга Сити на стрелке рек Волги и Самары

— Ну, и зачем это выкладывать?

Владимир: Смысл есть. Например, захотелось кому-то через несколько лет посмотреть, что планировалось делать на Стрелке. Они заходят на сайт, выбирают тег «стрелка», к примеру, и видят, что там студенты по этому поводу думали, какие архитекторы там работали, результаты конкурсов видят.

Я хочу уйти от того, чтобы учить людей жизни

— Проблема в том, что вы публикуете что-то без всяких объяснений и оценок, просто предлагаете посмотреть.

Владимир: Мы предоставляем информацию, а каждый решает сам. Какие-то статьи должны быть с мнением экспертов, просто пока нет возможности все это написать. Мы работаем вдвоем, и вряд ли кто-то еще будет добавляться. Проектов, которые хотелось бы опубликовать, до фига и у меня на компьютере, и в интернете. Это информация публичных слушаний, которую нужно обработать. Мы не создаем инфоповоды, хотя сейчас так получается, что мы привлекли внимание. По-хорошему, есть смысл уйти в тишину и постепенно нарабатывать материал и выкладывать его. Чтобы потом человек мог открыть, допустим, Октябрьский район, улицу Мичурина, и посмотреть всю информацию, которую мы туда накидали.

Виталий: Просто без инфоповодов люди не узнают, где в следующий раз искать информацию

— Но при этом у вас даже нет странички в соцсетях.

Владимир: Нет времени ей заниматься. У меня есть аккаунт, который служит тематической страничкой, и люди охотно добавляются. Нет такой проблемы, что нас хотят найти «ВКонтакте» и «Фейсбуке», а нас там нет. Я уже давно ушел от личной страницы.

Трафик дается нам потом и кровью

— Ну, то есть ты сейчас местный блогер Варламов.

Владимир: Может быть. Но есть большое отличие — я хочу уйти от того, чтобы учить людей жизни. Иногда проскальзывает конечно, но я уже понял, что это греховно в Интернете. Можно троллить, но не на полном серьезе говорить: мол, ты не прав, делай так-то.

Мы выкладываем информацию безоценочно и все посты пишем вдвоем. И если у меня проскальзывает в тексте оценка, Виталий правит это. Хотя, конечно, рано или поздно нам придется давать оценку некоторым вещам. Например, сделали улицу Луначарского. Там ни один пандус не соответствует СНиПу. Можно написать по факту сухим языком, что расхождение с нормами в 15 см, а можно еще прибавить «козлы, злодеи» — и в этом случае как-то более действенно доходит до адресата.

Однажды в блоге я писал про пандусы в Яблоневом сквере и очень сильно переживал, потому что в «Фейсбуке» нас читает генеральный директор компании, которая делала весь этот ремонт. Мы сначала выложили фотографию в соцсетях, что пандусы стрёмные. На следующий день пошли с линейкой, замерили все, Рудакова замучили СНиПами. В итоге все это написали в отдельном материале, и через некоторое время они начали спиливать эти бордюры.

— Вы будете монетизировать проект? У вас нормальный трафик, и строительные компании будут заинтересованы в вашей лояльности.

Владимир: У нас трафик зарабатывается потом и кровью, и мы не сможем его поддерживать в том объеме, в котором он был. За первый месяц было 55 тыс. просмотров, 22 тысячи уникальных посетителей. Но мне кажется, мы в таком объеме дальше не сможем работать.

 — Почему?

Виталий: Наша задача — стать справочником, достаточно специализированным. Для какой-то группы людей он интересен сегодня, а завтра неинтересен, потому что их проблема решилась.

Владимир: Единственное, зачем нам нужен трафик, — чтобы люди узнавали про ресурс и помогали нам добывать информацию. Потому что на поиск информации уходит много времени. Что касается монетизации, изначально мы думали, что ресурс нам поможет с продвижением аэросъемки, мы этим давно занимаемся и не скрываем, что сейчас это не ноу-хау, есть множество людей, которые это делают.

— Для чего нужна аэросъемка?

Владимир: Она более наглядно показывает динамику строительства. У нас всё сошлось: я снимал с крыш, потом крыши надоели, начал снимать со змея, было сложно, узнал про коптер, Виталий занимался ими, и мы начали с ними экспериментировать.

Появились клёвые снимки, я их начал публиковать в ЖЖ, всем понравилось, тут к нам обратились строительные компании. Мы начали двигаться в эту сторону, у нас появилась инсайдерская информация про те или иные проекты, я начал писать об этом у себя в блоге, люди стали спрашивать: мол, а как там, а как здесь, потому что мы бывали на стройках и нам было известно, что когда будет строиться. Люди начали обращаться за советом.

В блоге мне стали писать: мол, мы купили квартиру в Южном городе, потому что ты про него так клево написал, нам было прозрачно и понятно, что там происходит, в отличие от каких-то других комплексов. В то же время аэросъемка сейчас не уникальна, многие летают и предлагают более низкие цены — но с меньшим качеством. А в блоге у меня многим заказчикам было немаловажно, чтобы мы не только им снимали, но еще и выкладывали фотографии. И наверное нашим конкурентным преимуществом в этом плане будет то, что мы не только сняли материал, но и по качеству мы делаем лучше, чем многие. Но рекламных баннеров у нас не будет. Единственный баннер, который там может появиться, — по аэросъемке.

— Вов, а что с жж? Будешь ли продолжать вести свой блог?

Владимир: Я, может быть, буду писать туда что-то из своего, что маловероятно — времени вообще нет, «Табурент» сейчас полностью поглотил меня. И есть еще один проект, которым я очень сильно хочу заниматься. Интереса развивать свой блог уже нет. Но некоторые люди не умеют делать закладки и до сих пор ищут в «Яндексе» мой ЖЖ, поэтому приходится оттуда делать ссылки. И народ идет. Постить ссылки — это все, что я буду делать в ближайшее время.

Телодвижения со стороны ЖЖ в плане развития региональной блогосферы я не вижу. У меня тоже интереса нет

— А что дает статус посла ЖЖ в Самарской области?

Владимир: Никаких выплат не было и нет. Единственное, что это давало, — доступ к телу директора по маркетингу ЖЖ, с помощью которого всегда можно было решить какой-то вопрос, и возможность ездить на разные тусы по стране и по городам. Если сильно хочется куда-то попасть, можно было получить протекцию. Можно было, конечно, сделать более активную монетизацию блога, если ты готов на все в плане продажности — можно было бы договориться. Но два года назад с появлением ребенка у меня изменились приоритеты. С руководством ЖЖ и людьми, которые отвечают за развитие блогосферы, я не общался полгода точно, может, год. Меня уже в принципе никуда не приглашают, все знают, что я не поеду, поедет Саша Жоголев. Телодвижения со стороны ЖЖ в плане развития региональной блогосферы я не вижу. У меня тоже интереса нет.

У меня есть переживания за samara_ru. Это очень мощная площадка, и по факту никаких альтернатив ей сейчас в городе нет. Нет такой площадки, где еще человек мог бы сказать, что его плохо обслужили в такой-то поликлинике, и это бы исправили. Это единственная возможность, где люди могут хоть как-то отвести душу, пожаловаться.