2747

Трое носков и обогреватель по паспорту: как самарцы выживали без отопления

Арина Гриднева

Во вторник, 22 января, на пересечении улиц Ташкентской и Стара-Загоры рванула теплотрасса. Горячая вода залила дороги, рельсы и вагоны трамваев (!), а инстаграм и твиттер заполонили видео с бурлящей рекой, бегущей по Кировскому району. В результате в ожоговый центр Пироговки поступило несколько пострадавших, а без тепла остались сотни домов. Коммунальщики приступили к устранению аварии, но уже вечером 23 января случился рецидив — на том же месте начал бить новый гейзер. Мы отправились в Пятнашку, чтобы узнать, как продвигаются ремонтные работы и как живется горожанам, в чьих квартирах уже два дня стоят колотун и обогреватели, которые якобы нельзя включать.

Хронология событий

О прорыве трубы в 15-м микрорайоне сообщил вечером 22 января в своем твиттере замглавы Самары Владимир Василенко. В соцсетях в это же время появились наглядные иллюстрации аварии: горячая вода залила тротуары, движение троллейбусов и трамваев по Ташкентской и Стара-Загоре остановилось, автотранспорт пустили в объезд. Кроме того, сотрудникам областного МЧС пришлось эвакуировать пассажиров трамвая, который залило кипятком. По словам очевидцев, на это ушло больше часа. Сотни домов остались без отопления. В палатах больницы Середавина, по сообщениям местных СМИ, ставили обогреватели и выдавали дополнительные одеяла. В ожоговый центр Пироговки поступило несколько пострадавших, а юристы стали предлагать самарцам безвозмездную помощь по взысканию компенсации причиненного вреда.

Новость о самарской аварии попала в федеральную повестку. 23 января в утреннем выпуске новостей Первого канала прорыв объяснили «аномальными морозами, которые накрыли почти всю европейскую часть России». 

К вечеру среды прорыв устранили, однако при запуске теплоносителя труба лопнула уже в другом месте.

Из-за ЧС, объявленной в Кировском и Промышленном районах, губернатор Дмитрий Азаров прервал командировку в Москве и вылетел в Самару. Для местных жителей развернули пункт временного пребывания на Воронежской, 232, сотрудники «ПТС» начали адресно отправлять пострадавшим обогреватели, а также пообещали устранить повреждение сегодня днем — то есть, в первой половине 24 января.

Правда, при этом жителей попросили не борщить с радиаторами — якобы проводка не выдерживает нагрузки. «Одновременное включение электробогревателей, электрических плит, стиральных машин и утюгов может приводить к перегрузке внутридомовых электрических сетей и аварийным отключениям электроэнергии», — пояснили представители Самарской сетевой компании.

Котлован у Колизея и холод в домах

Мы прибыли в район Колизея около 14-00 24 января. Котлован на месте аварии кажется просто огромным: по сути, перекопан целый перекресток. На месте работают три экскаватора, две машины МЧС и одна «аварийка». Рабочие сосредоточены на Ташкентской. Мы попытались опросить кого-то из них, выяснить, как продвигаются работы и в каком состоянии, по их мнению, находятся коммуникации в этом районе. Ни один из множества сотрудников не согласился комментировать ситуацию. Все отказывались с одной и той же фразой: «Руководства сейчас нет, поэтому мы вообще ничего говорить не можем». Добиться ответа на вопрос, где искать руководителей, нам тоже не удалось. Наконец, один из коммунальщиков посоветовал заглянуть в автомобиль МЧС. В салоне — трое мужчин. Один из них еще раз подчеркнул, что никто из рабочих на объекте не будет с нами общаться.

Местные жители о своей о проблеме говорят смелее. Так, по словам Екатерины Копыловой, проживающей в доме на пересечении Кирова и Московского шоссе, ее семья пережила коммунальный апокалипсис довольно легко — даже с маленьким ребенком. «Мы живем в стандартной панельке, — рассказывает она, — Отопление и горячую воду отключили 22-го около 15-00. Окна были открыты до восьми вечера. Когда мы узнали, что это надолго, все закрыли и спали под теплыми одеялами.

У нас солнечная сторона и небольшая площадь, поэтому особого дискомфорта в эти дни мы не почувствовали, температура в квартире не опускалась ниже 17 градусов. Правда, утром 24-го пришлось заказать обогреватель: я обратилась на горячую линию и оставила заявку — ее обещали отработать в течение часа. Но через пару часов начали давать воду и тепло, так что я позвонила и отказалась. Сын не мерз, ручки были теплые — правда, мы его одевали в колготки и свитшот, а во второй день он спал во флисовом комбинезоне.

Я выросла в частном доме, зимой у нас никогда не было жарко. У мамы, которая живет напротив в новостройке, в эти дни было значительно холоднее, как и у соседей с первых этажей. Если бы отключение длилось не два, а три дня или больше, пришлось бы значительно тяжелее».

Потенциальное возвращение тепла в дома совпало с едва ли не самыми сильными морозами в Самаре за всю зиму — сегодня на улице около −25. Около одной из местных панелек мы встречаем Раису Гореленко, которая возвращается домой с внуком. Они живут в доме № 220 по Стара-Загоре, пускают нас согреться и зарядить телефон. На пороге пенсионерка просит не разуваться — потому что пол в квартире ледяной. Разумеется, соблюдая приличия, мы все же снимаем обувь и ощущаем это своими ногами.

Раиса Федоровна рассказывает, что авария произошла едва ли не у нее на глазах.

«Я выходила на рынок, буквально минут через сорок возвращаюсь, тут уже всех вызвали, все перепахали. Пришла домой, здесь уже все у нас отключено, горячей воды нет. Трамвайную линию залило — вниз по Ташкентской до рынка и дальше. Прямо ручьи текли, все таяло. По Стара-Загоре тоже все залило донизу. Я слышала в новостях, что люди не могли выйти из трамвая, получили ожоги. Это трагедия, конечно. Страшно».

В квартире у Раисы Федоровны холодно, а утром, по ее словам, было «невозможно». На ней — теплая толстовка и жилет, на внуке — два свитера и трое носков. Говорят, «надели все, что есть». На вопрос, как еще они спасаются от мороза, отвечает маленький Сережа: «Греем горячую воду на плите». Пенсионерка добавляет: «Ставим большие кастрюли — и вода горячая, и от конфорок тепло идет. Не купаемся, конечно, но можно хоть лицо ополоснуть, посуду помыть».

Сережа ходит в школу № 32, но уже два дня не посещает занятия — их отменили из-за холодов.

Объявлений о раздаче радиаторов, по словам Раисы Федоровны, она не видела и не слышала. Узнала о них случайно: прохожий на улице спросил, получила ли она обогреватель, и пояснил, что их дают бесплатно.

«Я пришла домой, посидела маленько, а потом думаю, что сидеть, — поехала в пункт выдачи. Там много народу, есть разные виды обогревателей, их выдают по паспорту. Я себе взяла побольше, а соседям захватила маленький — они лежачие, больные бабушка с дедушкой. Пока обходимся. Стараемся пить горячее: кто чай, кто кофе», — рассказывает женщина. Об эвакуации она даже не думала: Сереже нужно учиться, делать уроки. К трудностям жители вообще относятся лояльно.

«Все это временно, все наладится, — объясняет Раиса Федоровна. — Ходишь одетый, не загибаешься. Люди там днем и ночью стараются, сделают все, конечно. В разных городах такие же прорывы, всякие аварии бывают. Под землей ничего не угадаешь».

Около 18-00 мы прощаемся с хозяйкой и выходим в подъезд как раз в тот момент, когда один из коммунальщиков объясняет жильцам, что запускает отопление, которое вскоре должно появиться в их квартирах. Напомним, специалисты «ПТС» пообещали, что тепло поступит в дома в 17-00.