114

«Лучший друг»

Таня Симакова

Двенадцать лет назад Егор Чичканов уехал из Самары учиться на мультимедиа-режиссера, но каждое лето он возвращается домой и снимает на родине короткометражные фильмы. В День Космонавтики «Большая Деревня» представляет онлайн-премьеру его научно-фантастического роуд-муви «Лучший друг», который уже проехался по фестивалям и собрал достаточное количество наград. Внимание! Последующее интервью с режиссером СОДЕРЖИТ СПОЙЛЕРЫ, так что перед прочтением досмотрите фильм до конца.

 

— Егор, во-первых, спасибо за фильм. Расскажи, как родился этот сценарий?

— До этого фильма я много чего снимал — но это были смешные зарисовки или фильмы в рамках различных конкурсов. Хотелось сделать нормальную работу, которую интересно будет выполнять и интересно смотреть.

Я всегда был любителем старой научной фантастики, сериала X-files и кино времен моего совсем детства, где чуть ли не каждый второй популярный фильм был про пришельцев или что-то в этом духе.

Самое любопытное было для меня поиграть здесь с жанром. Хотелось в сценарии найти место и роуд-муви, и разговорному кино, и драме, и триллеру и фильму ужасов. Поэтому возможность смешать все это в неожиданных пропорциях меня больше всего и интересовала.

— Какие были сложности c реализацией сценария?

— Вызов был технический. Идею сценария я придумал за 3 года до съемок, но не мог понять, как все это снять, и не был уверен в том, что смогу. Но потом стал более уверен в себе и на помощь пришли друзья, которых я тоже смог увлечь этой авантюрой.

 В итоге за три года сценарий переписывался много раз, потом корректировался на чтениях с актерами, после комментариев друзей и так далее. Самой частой фразой после прочтения было: «Круто, но как вы собираетесь это снимать?».

Круто, но как вы собираетесь это снимать?

— Чем и кем ты вдохновлялся, есть ли образцы для подражания в плане работы с кино?

Вдохновляет меня все подряд: книги, статьи, картины, фотографии, музыка и фильмы, так что тут сложно сказать. Как и сложно ответить на вопрос о любимом режиссере или фильме. Их много и они постоянно что-то подмешивают в голову, и в итоге получается коктейль, который потом превращается в кино.

Но формально я выбрал себе любимый фильм — «Водная жизнь со Стивеном Зиссу». Тут именно что невероятный коктейль из юмора и драмы с прекрасными визуальными и ритмическими решениями. Подражать тут бесполезно, но любить можно бесконечно.

К этому фильму вдохновителей конкретных нет совсем. Есть стилевые ориентиры. Очень хотелось снять фильм дешево, весь ручной камерой, как большинство современных инди санденсовского толка. Но при этом одна из основных задач — сохранить атмосферу советской научной фантастики. Поэтому герои говорят совсем не разговорным языком, часто чрезмерно правильным, благородным. Оттуда и визуальные решения — мы использовали старые советские объективы, доставали эти старые осциллографы и различные приборы (спасибо Алине Надулиной). И третьим столпом были фильмы с видеокассет — где не было никакой компьютерной графики, все делалось руками, грим иногда сползал, декорации разваливались, все в дыму, но энергия шла просто невероятная. Это настроение очень хотелось сохранить.

Одной из основных задач я хотел сохранить атмосферу советской научной фантастики

 — Каково тебе было совмещать — ты и сценарист, и режиссер, и оператор и даже композитор. Как так получилось?

— Понятно, что режиссер должен быть режиссером и все. Но у меня с детства неуемное желание придумывать. Поэтому я стараюсь сам писать себе сценарии и их снимать. Сегодня, чтобы быть автором фильма писать нужно уметь, поэтому, почему бы уже не начать практиковаться?

А вот совмещение оператора и режиссера почти никогда на пользу не идет. В том смысле, что это, конечно, прямая связь мысли и изображения, но когда ты решаешь вопросы композиции, фокуса, баланса, света и цвета — тебе не до актерской задачи, перестаешь следить за ритмом сцены, монтажностью. Поэтому часто я просил помощника режиссера некоторые задачи решать, потому что сам не успевал сделать все. Тогда у меня не было своего оператора, который бы точно понимал язык этого фильма и на которого я мог полностью рассчитывать. У нас был второй оператор, который мне очень помогал, но он был еще и строителем и декоратором и осветителем, поэтому постоянно быть рядом физически не мог. Приходилось самому.

 С музыкой история такая. Я пишу музыку давно, и писать к своим фильмам отдельное счастье для меня. С каждой новой работой это становится все сложнее, потому что я как музыкант не успеваю за собой как за режиссером, приходится догонять. Но смотреть, как твоя музыка идеально ложится на изображение — ни с чем не сравнимое удовольствие. И вторая причина заключается в том, что для участия в различных фестивалях и для демонстрации в кинотеатрах у меня должны быть авторские права на музыку. Поэтому тут два варианта — покупать или писать. Я рад, что умею второе.

Смотреть, как твоя музыка идеально ложится на изображение — ни с чем не сравнимое удовольствие

 — Почему ты выбрал для съемок село Новинки?

— Этот фильм не случился бы без двух моих друзей: Ильи Макарова и Артема Алашеева. Илья был у нас техническим директором картины. Все, что связано с логистикой, строительством декораций, поиском локаций, питанием и т.д. решал он. Артем находил инженерные решения для моих задач и помогал с проблемами поиска всего, что нужно.

Поэтому мы втроем за полторы недели до съемок ездили по всей Самарской области и искали нужные нам вещи, генератор искали в Новокуйбышевске, дерево и металл для строительства — на различных базах на окраине Самары, а место для съемок решено было найти на той стороне Волги. Потому что там очень живописно, безлюдно и, на самом деле, ближе, чем ехать за город. Еще у Ильи там бабушка, которая помогала нам невероятно — кормила всю съемочную группу и находила места для сна.

Конкретное место я нашел на Яндекс-картах с фотографий со спутника. Выглядело оно многообещающе, но когда мы приехали, были просто поражены, как оно подходит. Там сама атмосфера места такая, что многие на полном серьезе думали, что мы сейчас доиграемся, и за нами прилетят.

Там сама атмосфера места такая, что многие на полном серьезе думали, что мы сейчас доиграемся, и за нами прилетят

 Еще рядом оказался участок дороги, длиной в километр, где был хороший асфальт (что рядом с Самарой найти было не реально), там мы использовали машины моих друзей. В главной роле снялась машина Ильи Мурзина, которая при помощи металлической балки присоединялась к машине Ромы Кузнецова, в багажнике которой ехал я с камерой. Это было сделано для того, чтобы актеры могли разговаривать нормально, не переживая за управление автомобилем. Мы проезжали километр, расцепляли машины, разворачивались, сцеплялись и снова ехали обратно. Так мы снимали весь день.

— Какие трудности пришлось преодолеть на съемках?

— Первая трудность — это отсутствие специального съемочного оборудования. Для съемок в машине нам заново пришлось изобретать крепление камер. Мы использовали огромную доску, которая выходила из окон автомобиля и к ней приделывали уголки, на которые крепились камеры. Потом вся эта история привязывалась к приборной панели.

 Отдельной проблемой была моя задача по съемкам — нужен был дом, в котором нужно было снимать важную спецэффектную сцену, и стены которого можно было бы отодвигать, чтобы снимать средние планы. Мы придумывали много вариантов, но чтобы принять решение, мы нарисовали схему будущего дома на площади Куйбышева на асфальте, и разыгрывали там сцены из сценария, чтобы понять, куда должна открываться дверь, на какой высоте окна, где должна быть раскладушка и освещение.

 Чтобы имитировать верхний источник света на улице, нам пришлось взять грузовик, поставить на него стремянку, к ней приделать доски и на них уже приделать несколько строительных осветительных приборов. Все это закрывалось темным материалом, но он все равно отражал свет, поэтому пришлось стереть это все на компьютере и добавить заново. Но вот падающий на героя свет никак не сымитируешь, поэтому мы все правильно сделали.

 А разрывающаяся стена — это моя находка, я сразу понял, что одну стену нужно делать металлической, в итоге в кадре все, кто был рядом, тянули заранее прорезанные фрагменты стены веревками. У нас на это был один дубль, но мы умудрились снять два. Пришлось в итоге брать в монтаж первый, потому что к моменту съемок второго дымовая шашка совсем закончилась. Получилось неожиданно, как мне кажется.

Мы нарисовали схему будущего дома на площади Куйбышева на асфальте, и разыгрывали там сцены из сценария

 — Как ты подбирал актеров на роли?

Я знал, какие мне нужны типажи и попросил своих друзей их найти. Прекрасный кастинг-директор Роман Самсонов нашел мне Андрея Коврова, а Наталия Кузнецова и Анастасия Ермилина нашли Даниила Богомолова. Все происходило классически — сначала я выбирал по фотографиям, а потом встречался с ними всеми отдельно и по общению понимал, подходят или нет. После того, как все получилось, у нас были актерские чтения прямо на Самарской площади. Мы вставали под фонарем и читали сценарий, разбирая мотивации героев, меняя лексику и пытаясь найти игровые решения.

 Андрей никакого отношения к актерскому цеху не имеет, но он музыкант и творческий человек, так что для него это тоже было очень интересно. Даниил на тот момент учился на актера, и вся эта история была для него необычным опытом, но справился он просто отлично, я считаю.

— Как фильм приняли на фестивалях и на каких? Как ты вообще туда попал?

Фильм участвовал во многих фестивалях. Я до этого фильма также много, где участвовал и выигрывал. Но принимал я участие там с клипами, различными видео-зарисовками и т.д. Участие именно с фильмом для меня было очень важным. Главное для меня то, что фильм поездил по миру. До этого я лишь раз был отобран в финал зарубежного кинофестиваля с черно-белым клипом. В этот раз фильм побывал и в Мексике, и в Германии, и в Румынии и в Нидерландах. Это очень приятный опыт, и когда отсылаешь работу на фестиваль (почти все они принимают заявки через интернет), сложно представить, что она может понравиться в совсем другом месте планеты, но когда это происходит, это крутое чувство.

 В России фильм получил награду «За лучшую актерскую роль» за дуэт Андрея и Даниила на фестивале КЛЮФ в городе Набережные Челны. «Приз зрительских симпатий» на фестивале Независимого кино в Петербурге. И очень приятно, что фильм вошел в программу петербургского «Дебоширфильм-фест Чистые грезы» — это такой культовый фестиваль, в который я очень хотел попасть в свое время, и в этот раз все получилось.

— Какая награда для тебя самая важная?

— Самая важная моя награда — первая. За наш дурацкий и прекрасный короткометражный дебют. С него все, собственно, и началось. Фильм называется «НИНЖА». Он снят летом моего 3 курса не для, а вопреки. Я учился на мультимедиа- режиссуре, и нам в рамках учебных занятий запрещали снимать кино, потому что мы учились, по сути, другому. Но меня всегда тянуло именно туда, поэтому я очень хотел сделать что-нибудь веселое и крутое. Так у меня родилась идея этого безумного фильма. Мы взяли дешевую DV-камеру у друга и начали снимать. Получился отличный треш, но такой находчивый, что везде, где я с ним участвовал, я выигрывал какой-нибудь приз. Это очень вдохновило, и это ощущение не проходит до сих пор. Иногда очень важно, чтобы тебя где-нибудь отметили или кто-нибудь сказал поддерживающее слово. Это дает стимул работать дальше.

Мне очень нравится снимать в родном городе, потому что здесь есть друзья и прекрасная атмосфера. Тут можно найти или создать все, что угодно

 — Какие у тебя планы на будущее?

— Прошлым летом в Самаре мы сняли детский фильм, премьера которого была в кинотеатре «Художественный». И недавно закончили фильм «Должностные обязанности», у которого начинается фестивальная история.

 Этим летом также хочется сделать себе вызов и снять уже два фильма в Самаре, но это как получится. Мне очень нравится снимать в родном городе, потому что, не смотря на то, что здесь, за редким исключением, нет никакой съемочной техники и ничего не приспособлено к киносъемкам, здесь есть друзья и прекрасная атмосфера. Тут можно найти или создать все, что угодно, было бы желание. А этого хоть отбавляй.