11848

«Артисты никогда не жалуются — мы так воспитаны»: участники труппы лилипутов о жизни и любви под куполом цирка

Текст: Арина Гриднева Фото: Дмитрий Красильников, из личного архива артистов

Артисты цирка Зинаида Чудайкина и Валентин Каргин познакомились в 1969 году, несколько лет не могли быть вместе из-за постоянных гастролей, а потом, наконец, оказались в одном коллективе — труппе лилипутов «Улыбка — лучшая подруга». Они встретились, поженились и провели почти всю жизнь под куполом цирка, а сейчас завершили карьеру, налаживают быт и уверяют, что маленький рост — не помеха для выступлений и семейного счастья.

Зинаида: детство и начало карьеры

Зинаида родилась в Саратовской области, но уже в два года вместе с семьей переехала в Самару. По словам Зинаиды, ее родители и брат обычного роста, а вот у нее произошел гормональный сбой, который и стал причиной особенностей внешности. Тем не менее, жизнь девочки ничем не отличалась от жизни ее сверстников: в первом классе ее записали сразу в несколько кружков — танцевальный, вышивальный и акробатический. Все детство прошло в выступлениях: «У меня не было времени, которое можно потратить попусту. Мы постоянно были чем-то заняты: пели в хоровом кружке, танцевали. Мне в радость вспоминать все это», — рассказывает женщина.

Она с детства мечтала стать балериной. Правда, о пуантах и пачке пришлось забыть из-за диагноза: «Руководитель сразу сказал, что балерины из меня не выйдет — никто не будет писать партии под мой маленький рост. В качестве альтернативы он предложил задуматься о карьере цирковой артистки, и я отправила заявку в Росгосцирк в Москве. Попросила зачислить меня в коллектив лилипутов „Улыбка — лучшая подруга“ под руководством Анны Русских. Вместе с заявкой прислала фотографии в полный рост, портрет и сведения об отсутствии заболеваний». В 1966 году, когда Зинаиде было 16 лет, ее пригласили на кастинг в Днепропетровск, где труппа остановилась во время гастролей.

«Когда приходишь в цирк, сразу же оценивают внешность — важно, чтобы у тебя была стройная фигура и симпатичное лицо, а также отсутствовали явные признаки инвалидности. Затем убеждаются, что все в порядке со слухом и чувством ритма — это необходимо, когда выступаешь под музыку, — рассказывает женщина. — Меня попросили станцевать. Я показала вальс, польский танец, лезгинку, а потом несколько акробатических элементов, демонстрирующих растяжку. В разговорные номера могли взять без подготовки, а к акробатике требования все-таки построже».

Когда приходишь в цирк, сразу же оценивают внешность — важно, чтобы у тебя была стройная фигура и симпатичное лицо, а также отсутствовали явные признаки инвалидности

Мы вставали в семь утра и репетировали четыре раза в день по два часа

Правда, даже удачный кастинг не обеспечивал цирковую карьеру: «Учеников брали на испытательный срок — полгода. За это время нужно было доказать, что ты талантливый и трудолюбивый. Ленивых отправляли домой, потому что из них точно ничего не выйдет».

Зинаида удачно прошла кастинг и осталась в строю после испытательного срока. При коллективе был тренер, который обучал артистов и готовил к предстоящим выступлениям: «Разумеется, в цирке требований оказалось гораздо больше, чем в школьном кружке. Мы вставали в семь утра и репетировали четыре раза в день по два часа. Получается не сразу, ты расстраиваешься, но продолжаешь. Когда тренер видит, что ты готов к выступлению — мастерски выполняешь элементы и уже набрался смелости — вызывает режиссера и тебя включают в программу».

Перед первым выходом девушка очень переживала: «Я выполняла акробатические трюки в воздухе — на вертикально подвешенной канатной веревке. Важно было не налажать, выполнить все на высоком уровне и не спутать очередность элементов. К тому же, зрительские взгляды всегда добавляют волнения».

Валентин: полезное хобби и роковая встреча

К 1969 году Зинаида уже полноценно участвовала в программах коллектива и с одной из них приехала в Ростов-на-Дону. Здесь и произошла встреча с будущим мужем. «Я жил в деревне в Ростовской области и учился на библиотекаря, потому что в колхозе его как раз не хватало. Думал, что закончу техникум и начну работать по специальности, но все пошло не по плану», — вспоминает Валентин.

Он родился в Астрахани — как и Зинаида, в семье без особенностей роста, — а в четвертом классе вместе с родителями переехал в Ростовскую область. С детства увлекался изучением флоры и фауны: «В школе у меня была замечательная учительница по биологии, которая сумела привить интерес к предмету. Я даже собрал коллекцию из 560 бабочек Ростовской области — ее сейчас демонстрируют в местном музее естествознания. Другим увлечением была фотография. У отца была камера, и я снимал все, что меня интересовало — животных и цветы».

В 1970 году знакомые — бывшие цирковые артисты — сообщили Валентину, что в город приехала труппа с маленькими людьми. «Я стал приходить на представления, фотографировал выступающих и приносил им готовые кадры — просто, чтобы сделать приятное. Зинаиду первое время вообще не замечал, а потом по мере общения выделил», — рассказывает мужчина. Девушка не сразу восприняла его всерьез: понимала, что ей придется уехать, а Валентин останется в Ростове. Но однажды он сказал, что тоже хочет стать цирковым артистом, и предложил переписываться.

Я стал приходить на представления, фотографировал артистов, печатал кадры и приносил выступающим — просто, чтобы сделать приятное

Через девять месяцев после начала занятий я выучил первую партию, а спустя полтора года был уже неплохим тромбонистом

«После встречи с Зиной библиотека быстро отошла на второй план. Я понял, что хочу выступать, и попробовал пройти кастинг в цирк. Но разговор с руководительницей не сложился, и меня не взяли. При встрече я рассказал о своей неудаче знакомым, которые привели меня на представления, а они, желая помочь, написали записку руководителю циркового музыкального коллектива. Это было не совсем то, что я хотел: кордебалет — оркестр и песни, а не цирковые номера, но оставаться в техникуме мне уже было невмоготу, так что я все бросил и уехал в Самару, где в тот момент гастролировала труппа. Так началась моя карьера артиста», — вспоминает Валентин.

По восемь часов в день он учился играть на тромбоне. «Через девять месяцев после начала занятий я выучил первую партию, а спустя полтора года был уже неплохим тромбонистом».

Влюбленные: отношения на расстоянии и совместная работа

После выступлений в Ростове Зинаида ушла в отпуск и приехала к родителям в Самару. «Мы с Валентином общались, так что я знала, что он тоже здесь. Мне было интересно познакомиться с коллегами из музыкального коллектива, поэтому я пришла к ним в гости. Мы пообщались, а потом снова разъехались на гастроли». Из-за плотного графика видеться получалось редко, поэтому в течение трех лет влюбленные писали друг другу письма. «Мы встречались в перерывах между выступлениями — ездили друг к другу самолетами, поездами», — делится Зинаида.

Так продолжалось до тех пор, пока цирковой коллектив «Улыбка — лучшая подруга» не покинули несколько артистов, работающих в жанре мнемотехники (номера, построенные на искусстве запоминания информации или предметов, — прим. ред.). Зина сразу же написала Валентину и предложила перейти в их труппу. «Ему было уже 25 лет, и к тому моменту он заработал травму спины, так что акробатика отпадала сразу. А в мнемотехнике нужно работать головой — это был идеальный вариант», — объясняет она. За три месяца артисты отработали номер, в котором один из участников берет у зрителя предмет, а второй — угадывает его с закрытыми глазами. Позже наряду с мнемотехникой пара освоила еще и жанр иллюзии.

«В советское время на школьных каникулах проходило до восьмидесяти выступлений в месяц — случалось, мы выходили на сцену по пять раз в день. Тогда из развлечений были только филармония, цирк и газеты на улицах, а сейчас вариантов досуга гораздо больше. Именно поэтому со временем норма с тридцати выступлений в месяц постепенно сократилась до двадцати, а потом и до пятнадцати. Стали появляться бары, игровые залы, и народ перестал ходить в цирк», — с грустью делится пара.

Артисты: тщательная подготовка и общение со зрителями

По словам артистов, между большим и маленьким цирком все-таки есть отличия, но не в жанрах, а в подаче. «Зрители отмечали, что мы всегда выходим на сцену с горящими глазами. Это действительно так: если для человека среднего роста всегда открыта возможность перейти на другую работу, то для нас цирк — это вся жизнь. Мы иначе относились к выступлениям — нам никогда не было все равно», — объясняет Зинаида.

Особое внимание артисты уделяют моральной подготовке: «Сколько бы времени ты не выступал, а все равно переживаешь. Чтобы не наделать ошибок, перед работой обязательно нужно настроиться, вспомнить все свои трюки и подумать, как исправить недочет, который допустил в прошлый раз. Желательно делать это в тишине и темноте, поэтому в гримерках и перед занавесом никогда не горит яркий свет. Нельзя докурить сигарету и побежать к зрителям — так делают только ремесленники».

Иногда после мнемотехники Зинаиде и Валентину приходилось общаться со зрителями: многие не верили, что происходящее на арене — всего лишь фокус, а не демонстрация сверхспособностей артистов, и просили их то расследовать преступление, то вылечить родственников. Случались и курьезы. «Однажды в зале оказался подвыпивший мужчина, который постоянно что-то выкрикивал, свистел, отвлекал публику и всячески мешал нам работать. Во время нашего номера в жанре мнемотехники Валентин подошел к нему и спросил: „Зина, сколько лет вы бы дали этому гражданину?“. Я ответила: „Лет бы не дала, а вот суток пятнадцать с удовольствием“. Зрители посмеялись, мужчина стих. А через две недели нас вызывают к директору, у которого сидит тот самый зритель и интересуется, за что мы его посадили. Оказалось, после представления его действительно забрали на пятнадцать суток. Видимо, он дебоширил не только в цирке и в итоге получил свое», — улыбается Зинаида.

Закулисье: костюмы из подручных средств и свадьба на гастролях

В свои выходные пара продолжала работать над номерами. «Знакомые в понедельник-вторник шли в увеселительные заведения, а мы с Зиной шили костюмы и клеили реквизит, чтобы все работало. Купить ткань или нужные элементы в советское время было трудно: выйдешь во двор цирка, смотришь под ноги, а там кусочек фанеры, уголочек, проволочка. Блестки для костюмов я тысячами делал из плотной новогодней фольги и патронов, дырочки прокалывал точеной иголкой от шприца», — рассказывает Валентин.

«Чтобы получить костюм от Росгосцирка, нужно было отстоять в огромной очереди, заполнить миллион заявлений, но главное — пожить в Москве, на что не было ни времени, ни денег, — объясняет Зинаида. — Я училась шить еще в школе, а потом закончила специальные курсы в Симферополе, так что всю одежду делала сама. Когда начали ездить заграницу, привозили оттуда ткани и декор».

Спустя два года совместной работы Валентин наконец сделал Зине предложение. «Мы приехали выступать в Кишинев. Шли по улице, и я увидел, что женщина продает очень красивые розы, купил их и сразу же объяснился». Гастроли в Кишиневе длились всего полтора месяца, а заявление в ЗАГСе должны были рассматривать целых три. «Замдиректора цирка согласился помочь и договорился, чтобы нас расписали раньше, — вспоминает Зинаида. — Платье пришлось заказывать в ателье — это сейчас я могла бы найти что-то в детских магазинах, а тогда такого ассортимента не было. Через три недели мы зарегистрировали брак и в тот же вечер поехали выступать — в общем, сначала устроили праздник для зрителей, а только через несколько дней для себя. Поздравить нас пришел весь наш коллектив».

Фамилию супруга женщина не взяла: «Пришлось бы ехать в Москву и менять документы в Росгосцирке. Отпуск нам не давали, да и тратиться на поездку не хотелось. К тому же, мы участвовали сразу в нескольких номерах программы. Чтобы в анонсах постоянно не звучали одинаковые фамилии, я осталась Чудайкиной».

Диагноз: обустройство квартиры и косые взгляды на улицах

О диагнозе супруги говорят неохотно: «Артисты никогда не жалуются — мы так воспитаны. С 16 лет мы работали в цирке и к врачам даже не обращались — нам до фени, что там за диагноз. Наши родители обычного роста, а у нас произошел гормональный сбой. Но это не повод пенять на судьбу — мы своей жизнью очень довольны, потому что всегда старались жить чем-то большим и не зацикливаться на мелочах».

Сложности иногда возникают, но пара относится к ним философски: «Однажды на гастролях в Волгограде нас не поднимал лифт, потому что мы слишком мало весим. Мы натаскали туда кирпичей, и он заработал. Всегда можно найти выход, если немножко подумать».

Свою квартиру Валентин и Зинаида полностью обустроили под себя. Например, кухня на десять сантиметров ниже, чем обычная, и выключатели тоже висят ближе к полу. «Сейчас все можно найти и сделать — были бы деньги. В конце концов, не достаешь — поставь ступенечку, тяжело — неси частями», — объясняет Валентин.

Зинаида уверяет, что в городе тоже не возникает проблем: «Появились трамваи с низкой посадкой и автобусы с опускающимися площадками. В супермаркетах всегда найдутся помощники. Мы же обычные люди, только маленькие. Я не чувствую, что в Самаре мне неудобно».

Правда, с косыми взглядами сталкиваться все равно приходится. «Бывает, мамаша идет, толкает ребенка и говорит: „Смотри, смотри!“. А он мороженое ест, и ему вообще все равно. Но это проблема таких людей — не наша, это их образованность и культура. Мы не любим разговаривать о подобных проявлениях невоспитанности, это темная сторона нашей жизни», — подытоживает Валентин.

Пенсионеры: завершение карьеры и пионы на даче

За 50 лет работы артисты посетили больше тридцати стран: «В общей сложности мы почти два года провели в Италии, два раза по четыре месяца были в Швеции, семь месяцев — в Дании, четыре — в Германии». Из каждой поездки пара привозила сувенир — расписную тарелку. Сейчас на кухонной стене собралась целая коллекция.

Два года назад Зинаида и Валентин стали пенсионерами и ушли из цирка, но вспоминают о нем с теплотой. «Если бы я доучился в техникуме и остался в библиотеке у себя в деревне, то что бы я в этой жизни вообще увидел, чему научился? — задается вопросом Валентин. — Ну съездил бы в ГДР один раз по коммунистической путевке, и все. А с цирком я объехал полмира и освоил множество профессий: пусть не в совершенстве, но умею и по дереву вырезать, и по металлу, могу сделать кофр для одежды или постелить полы — все это благодаря моей работе с реквизитом».

Зинаида уверена, что постоянные выступления и переезды поменяли ее характер и восприятие жизни: «Цирк учит быть собранным и легким на подъем. Это сейчас мы живем в размеренном ритме, а когда работали, приезжали домой только в отпуск. За месяц успевали и двери поменять, и окна. Соседка всегда удивлялась нашей оперативности, а мы по-другому и не умеем — нет времени медлить».

Цирк учит быть собранным и легким на подъем

Сейчас пара учится вести хозяйство: «В гостиницах за нас все делал персонал, а дома нет горничных, приходится обслуживать себя самостоятельно — стирать, убираться и оплачивать счета. А чтобы меньше скучать по цирку, мы решили заняться дачей — выращиваем цветы и собираем урожай».

Супруги стараются посещать каждую новую цирковую программу, хотя удивить их становится все сложнее. «Мы знаем цирк изнутри, так что нас трудно заставить засмеяться. К тому же, в последнее время встречается все меньше талантливых артистов и все больше ремесленников: люди выходят на сцену, выполняют заученные движения — и это скучно. Нет отдачи, которая так нужна в нашей профессии», — сокрушается Валентин.

В ноябре 2018 года артисты выступили на премии «20 успешных людей Самары» — показали несколько номеров в качестве подарка номинантам. Сами они уже были награждены в 2016 году в номинации «Тайные знания» за цирковую деятельность и теперь пришли на юбилей мероприятия в качестве приглашенных гостей. К собственной работе пара отнеслась критично. «Мы очень волновались, поэтому в выступлении были шероховатости. Валентин должен был снять с моей головы шляпу, под которой обнаруживалась вторая — с перьями, а вышло так, что он снял сразу обе, потому что я плохо их закрепила. К счастью, нам удалось все обыграть, и никто не заметил ошибки. Получилось очень весело», — рассказывает Зинаида.

В целом, пара уже не думает о карьере и не планирует выступать: «Мы привыкли все делать на отлично, а сейчас уже и фейс не тот, и мастерства поубавилось. Чтобы выполнять фокусы, нужны длинные, тонкие и пластичные пальцы, нам уже физически сложно это делать — предметы периодически падают. Можно, конечно, сбавить скорость и никто ничего не заметит, но мы-то знаем, как оно должно быть. Время ушло», — объясняет Валентин. Но артисты не опускают руки: «Жизнь продолжается. Если раньше мы думали, как улучшить номера, то теперь все мысли занимают дом и дача — вот какие цветы летом вырастили», — подытоживают супруги и показывают фотографию розовых пионов на смартфоне.