9998

Транс*люди: 4 истории

Анна Скородумова

Трансгендерность и транссексуальность — темы, практически не изученные широкой общественностью, но вызывающие все больший интерес. Зачастую люди сами не понимают, что они поддерживают трансфобную риторику, используя какие-либо слова и определения. Мы выслушали истории транс-людей, живущих в Самаре. Они рассказали о своем детстве, каминг-ауте, реакции близких и о том, что нужно делать, чтобы снизить уровень трансфобии в обществе. Также мы составили небольшой словарь, который поможет лучше понять героев и разобраться в теме.

«Дурное воспитание» Педро Альмодовара с Гаэлем Гарсиа Берналем в роли трансссексуальной женщины-наркоманки

Ликбез

«Пол» имеет несколько компонентов. Мы привыкли к тому, что он бывает лишь мужским и женским, хотя сейчас выделяют хромосомный, генетический, гонадный, гормональный пол. Во всех случаях, кроме генетического, существует более двух вариантов, что опровергает теорию чёткого разделения на «женщин» и «мужчин» на уровне биологии.

Юридический пол указывается в официальных документах, в том числе в свидетельстве о рождении, удостоверении личности и паспорте, и обуславливает то, как воспринимают человека окружающие в течение всей его жизни. Большинство государств признаёт только два юридических пола — мужской и женский, и исключают другие гендерные идентичности и способы выражения. Условием для смены документов в многих странах, в том числе в России, является проведение определённых медицинских процедур по коррекции пола, в частности, заместительной гормональной терапии и хирургических операций.

Под гендером чаще всего понимают те аспекты «женского» и «мужского», которые задаются в первую очередь обществом как некий норматив.

Гендерная идентичность — ощущение принадлежности себя к социальной группе «женщины», «мужчины» или какой-то другой, а также идентификация себя с этой группой.

Трансгендерность — несовпадение гендерной идентичности человека с приписанным при рождении полом. Сама по себе она не является болезнью или расстройством. Транс*людей необходимо называть только так, как они сами себя именуют.

Транссексуальность. В настоящее время Международная классификация болезней МКБ-10 содержит диагноз «транссексуализм», который подразумевает «желание жить и восприниматься как представитель/ница противоположного пола» и способствует тем самым патологизации состояния. По факту, это означает, что человек уже точно решил сменить пол и прибегнуть к хирургическому вмешательству или уже находится в процессе. В настоящее время ведется разработка новой, 11-ой версии МКБ. По словам психолога Егора Бурцева, ведущего в Санкт-Петербурге группы поддержки для трансгендеров, международный комитет сейчас пересматривает целесообразность включения «транссексуализма» в перечень психических расстройств. Стоит отметить, что в феврале 2010 года Франция уже исключила транссексуальность из списка заболеваний.

«Солдатская девушка» — душераздирающая драма, основанная на реальной истории отношений между солдатом США Бэрри Уинчеллом и трансгендерной женщиной Кальпернией Аддамс

Герои

Большинство героев публикации с раннего возраста чувствовали себя некомфортно, но из-за недостатка открытой информации не могли до конца разобраться в том, что с этим можно сделать. «С детства ощущала дискомфорт, по сути, мне приходилось лишь играть роль мальчика, но я им себя не чувствовала», — поделилась одна из героинь, Александра. Наш собеседник Сергей, в свою очередь, с детства ощущал себя мальчиком: «На самом деле, для меня открытием стал скорее мой „биологический пол“. Неприятным открытием».

Я была с виду обычным парнем, но о том, что творится в моей душе, никто не знал

Александра

Я трансгендер. Мне 36 лет. Сейчас на заместительной гормональной терапии (в данном случае имеется в виду прием женского гормона эстрогена — прим. ред.). В будущем планирую хирургическое изменение пола, паспорт еще не сменила.

Сперва я любила просто переодеваться в женскую одежду, чувствуя себя при этом действительно счастливой. Но был постоянный страх, что кто-то может меня такой увидеть и накостылять — а в деревне ведь сразу все подумали бы, что у меня не все в порядке с головой. Уверена, что мама не раз замечала, как я надеваю женское белье, — вещи родителей были в нашей детской. Я отучилась 11 классов, думала дальше получить медицинское образование, но не вышло и пришлось пойти в армию.

После возвращения я познакомилась с девушкой, у которой был маленький ребенок. Начали жить вместе, потом поженились. Мне все равно приходилось скрывать от нее то, что я на самом деле чувствовала. При этом хотелось быть собой, а не постоянно играть какие-то навязанные обществом роли, когда вокруг только стены и запреты. Однажды на новогодние праздники жена предложила переодеться и поменяться ролями. Родители, когда это увидели, были в шоке: «Это ты, Саша?!». А я лишь ответила: «Да, это я». После того вечера я уже больше не пряталась, объяснила все жене. Стала надевать под свою рабочую одежду женское белье — я так чувствовала себя более уверенной. С женой в итоге разошлись. После этого я окончательно решила, что настала пора меняться, стала принимать гормональные препараты, пью их и сейчас.

Я пыталась объяснить, почему я такая. А меня просто считали геем, не понимая, что дело совсем в другом

Реакция

Родственники на мое решение отреагировали, конечно же, очень плохо. Относились ко мне, как к неродной: никто не целовал, не говорил хороших слов. Но после нескольких скандалов все, наконец, стало устаканиваться. Сейчас обо мне знают мама, папа, сестры. Младшая попросила не делать операцию по коррекции пола: мол, она не выдержит такой перемены. «Я не хочу еще одну старшую сестру», — сказала она. Но мы все равно продолжаем общаться, созваниваемся. Друзей у меня немного. Те, что знали меня как парня Сашу, были в шоке. Я рассказывала, что это не заразно и никак не передается. Пыталась объяснить, почему я такая. А меня просто считали геем, не понимая, что дело совсем в другом. Показывала им статьи из «Википедии», а они спрашивали: «Зачем тебе это, ты же не сможешь иметь семью, детей». Мол, не сходи с ума. Я отвечала, что это только мой выбор, и никого он не касается, что не вижу смысла дальше жить и притворяться. Теперь я Александра, и никак иначе.

Если кто-то обо мне думает что-то плохое, это не мои проблемы

Жизнь сейчас

У меня есть работа, в личной жизни тоже все в порядке. Правда, порой хочется сделать переход и не париться, потому что на работе постоянно приходится иметь дело с другими людьми. Меня часто внешне принимают за цисгендерную девушку (когда биологический пол совпадает с социальным — прим. ред.) — на улицах, в общественном транспорте, и мне это очень приятно. Хотя я особо не парюсь, что обо мне подумают люди. Оделась и пошла.

Толерантность

Думаю, в СМИ нужно больше рассказывать и показывать, что трансгендеры — такие же люди, как и все остальные. Необходимо также перепрофилировать врачей-эндокринологов, чтобы те могли грамотно помогать при гормонотерапии, чтобы не было случаев передоза при самостоятельном приёме препаратов. Также нам не хватает медицинских и психологических центров по поддержке трансгендеров, а в глубинке слишком мало толковой информации.

«Девушка из Дании» — фильм о первом человеке, подвергшемся операции по смене пола — художнике Эйнаре Вегенере, которого играет Эдди Рэдмейн. Выходит в прокат 28 января 2016 года

Ася

Я — транссексуальная женщина. Мне 48 лет. Переход совершила почти полностью и сейчас мало чем отличаюсь от цисгендерной девушки. Хирургическое изменение пола делала в Москве, а все остальное — в Самаре.

Мне разрешили поменять информацию в графах «пол» и «отчество», а имя и фамилию оставили прежними

Паспорт

С новым паспортом я живу второй год, но со сменой документов было немало проблем. Дело в том, что в России изменить пол и ФИО в паспорте можно только при наличии медицинской справки о том, что была проведена операция по смене пола. Сама справка должна быть некой установленной формы, которой сейчас на самом деле нет. Мне так и сказали: мол, ваша справка не соответствует нашим требованиям, а сами требования так и не смогли озвучить. В итоге пришлось обратиться в суд, вместе с юристкой Оксаной Березовской мы составили все необходимые документы. Состоялось судебное заседание, и суд признал незаконным отказ в смене документов. Хотя решение в итоге все равно было принято странное — мне разрешили поменять графы «пол» и «отчество», а имя и фамилию оставили прежними. Пришлось подавать апелляцию. Была еще проблема в том, что в старом паспорте у меня была заполнена графа о военной службе и заключении брака. По закону при смене паспорта из старого в новый должны переносить все такие данные. Если бы в мой новый паспорт внесли сведения о браке, возник бы прецедент о первом официальном однополом браке в России. В итоге в новый паспорт мне ничего этого не вносили. Было очевидно, что госслужащие впервые столкнулись с таким случаем и просто не знали, что нужно делать.

Думала, если появится семья и дети, я, наконец, стану счастливой — оказалось, нет

Решение

Я очень боялась ошибиться. Для начала я просто попробовала переодеваться в женскую одежду, но этого было недостаточно, наоборот, степень дискомфорта увеличилась. И тогда я начала пить гормоны. У меня начались физиологические изменения. На самом деле это больно и неприятно. Но после начала гормонотерапии психологически я стала чувствовать себя лучше, перестало даже сердце болеть. Я думала, что мне хватит гормонотерапии и смены паспорта, но нет. Я почувствовала, что надо двигаться дальше, и решилась на хирургическую операцию.

Дети говорят: папа, ты не должен стесняться женщины в себе

Близкие

С отцом отношения не задались с самого детства. Родители меня давно выгнали из дома и обратно не пускают до сих пор. После школы у меня почти не было друзей. С другими мужчинами у нас не было ничего общего: я не хотела сидеть в гараже или пить пиво вечерами. Друзей я приобрела, когда вступила в транс*сообщество. До этого двадцать лет, пока я состояла в браке, моими друзьями были жена и дети. Жена на решение сделать переход отреагировала отрицательно. Но все-таки сейчас мы нормально общаемся, правда, пока речь об ЛГБТ не заходит. В такие моменты она становится почти невменяемой, кричит, что нас нужно клеймить. Дети у меня взрослые — им уже за 20, и они толерантные и понимающие. Говорят: мол, папа, ты не должен стесняться женщины в себе.

Я заходила в женский туалет, где над входом было написано: «Аська, не ходи в наш туалет»

Работа

Я работаю на заводе уже четвертый год. Отношение ко мне было разное. Непосредственный начальник даже пытался уволить меня, когда со сменой паспорта я приобрела равные с женщинами права. Он пытался настроить против меня коллектив из-за того, что я «был мужиком, стал бабой». А ему ребята-коллеги сказали: мол, тебе какое дело, работает человек, вот и пусть работает. Он вроде отстал, хотя и пытался вставлять палки в колеса, дважды лишал премии. Но в конце концов он сам ушел, а новый ведет себя нормально. Была еще «сортирная проблема», как я ее называю. Когда я заходила в женский туалет, над входом было написано: «Аська, не ходи в наш туалет». Писали еще на шкафу всякие обидные слова. Женщины говорили, что им неприятно, что я хожу в «их» туалет. У меня, отвечала я, женский паспорт, имею право. Один мужик обзывался [педерастом], постоянно терся возле меня и спрашивал, когда я себе «там уже все сделаю» и меня «можно будет [использовать в качестве сексуального партнера]». Настолько меня достал, что я пожаловалась ребятам, и он, наконец, отстал.

Дискриминация

Я как-то жила два месяца в общежитии. Первое время все было нормально, и я ходила вместе со всеми в душ, а потом, видимо, женщинам кто-то сказал, что я за птица. Ко мне подошли соседи и сказали, что я там нежелательный элемент. В итоге они везде повесили замки, а мне ключ не дали. Встаю ночью — а туалет закрыт, и ванна тоже. Пришлось в итоге оттуда съехать.

Жизнь сейчас

Я переехала на новую квартиру, коммунальную, и там обо мне толком никто ничего не знает. С соседкой нормально общаемся, помогаем друг другу. Пока самая большая сложность в том, что я хочу сменить работу. Прихожу куда-нибудь устраиваться, оставляю резюме, а мне в итоге не перезванивают. Я знаю, что это не только моя проблема: многие знакомые девчонки сейчас тоже ищут и не могут найти место.

Мы должны бороться за право жить нормально независимо от ориентации, пола, расы

Толерантность

Обычные люди считают, что наши проблемы их вроде как не касаются. Но у всех у нас, по сути, они одинаковые: мы не можем устроиться на хорошую работу и достойно жить в этой стране. Проблемы с правами человека касаются всех. Мы должны бороться не за отдельные права трансгендеров, а за общие права человека — жить нормально не зависимо от ориентации, пола, расы.

«Парни не плачут» — основанная на реальной истории картина с Хиллари Суонк в роли трансгендера Брэндона Тины

Сергей

Я — мужчина. А то, что у меня в штанах — мое личное дело. Хирургической коррекции я не делал, гормоны тоже не принимал, но совершил каминг-аут.

Когда было очень тяжело, был готов бодаться со всем миром, чтобы отстоять свое право быть собой

Социализация

Социальная адаптация была довольно легкой, благо внешность позволяет и незнакомые люди часто принимают меня за биологического мужчину. Знакомые тоже реагируют в основном нормально. Правда, бывало и очень тяжело психологически: был готов бодаться со всем миром, чтобы отстоять свое право быть собой.

Жизнь сейчас

Я недавно сменил работу. Одной из причин нежелания уходить с прежней была именно проблема адаптации. На новом месте мало кому открылся, приходится скрываться. Неудобно, но что делать? Кстати, в институте был открыт полностью.

Толерантность

Нужно, чтобы люди видели, что мы такие же, как они. Ведь какой у обычного человека образ возникает, когда говорят о трансгендерах? Бородатый мужик в юбке. Персонаж либо комедийный, либо из сферы секс-услуг. Я раньше и сам так думал. Даже обиделся, когда знакомая предположила, что я — трансгендер.

«Такая же, как я» — телефильм о транссексуальной женщине Гвен Арахо и судебном процессе над ее убийцами. Основано на реальных событиях

Жанна

Я женщина. Гормональную терапию прохожу уже три года, операцию пока не делала. Есть в планах, но сейчас я, к сожалению, без работы, есть проблемы с жильем.

Папа начал бегать за мной по всей квартире с ружьем и орать: «Стреляй [педерастов]!»

Решение

Родилась я в Самаре, в обычной рабочей семье, отец — слесарь, мама — инженер на заводе. Я никому не решалась рассказать, приходилось во многом переучиваться и вести себя, как «положено» парню. Я занималась экстремальными видами спорта, тусовалась во всех неформальных компаниях, которые в то время были в Самаре, ездила на байке в совершенно отвязном виде. Но в итоге решилась на перемены. Сперва просто гуляла в женских вещах, потом начала гормонотерапию. К помощи врачей не обращалась — все делала сама и так, увы, заработала себе тромб.

Реакция

Папа, когда я пыталась ему все объяснить, начал бегать за мной по квартире с ружьем и орать: «Стреляй [педерастов]!», и больно тыкал в затылок стволом. Я говорила: «Стреляй». Потом он вроде успокоился и просто стал постоянно делать замечания: мол, не говори о себе в женском роде. Мама куда спокойнее относится ко мне. Друзья — старая компания байкеров — сперва грозились убить, а потом сказали, чтобы после операции возвращалась к ним в роли байкерши.

Начальница больно схватила меня за грудь и кричала: «Спрячь сиськи!» А куда я их спрячу?

Работа

Работала с 2013 года по апрель 2015 года на заводе «Прогресс». Проблемы начались, когда на пенсию ушла прежняя начальница и появилась новая: она ломала мне очки, била по пальцам — все руки были в синяках. Мое терпение лопнуло, и я уволилась, когда она больно схватила меня за грудь, крича: «Спрячь сиськи!» А куда я их спрячу? Ну, есть они и есть. Я могу не надевать лифчик, могу ходить в мужском на работу, но свою физиологию я уже не изменю. Я сперва и ходила в мужском на работу, старалась не провоцировать, но шила в мешке не утаишь. Как-то просыпаюсь после прогулки в гостях, а надо на работу — естественно, быстро собираюсь и бегу. На улице зима, варежки, все дела, а про маникюр я совсем забыла. Пришла с красными ногтями. Кто-то увидел и доложил начальнику отдела. Тот прочитал мне лекцию, что это непозволительно и я его позорю на весь завод.

Близкие

Мы с женой регистрировали брак, когда я уже была шесть месяцев на гормонах. После свадьбы единственное, что я наблюдала, так это как она меня принимала, не принимая, — только на словах. На самом деле она сама страдает трансфобией. Хотя я от неё ничего не скрывала. В один прекрасный день она позвонила мне на работу и сказала, что у неё теперь новая любовь, и попросила не приходить домой.

Жизнь сейчас

До полной социализации еще далеко. Хотя у себя в деревне, куда я часто приезжаю, я загораю в купальнике, потому что больше уже никак не могу. В местном магазине продавцы меня прекрасно знают — видели и в мужском виде, и в женском. В общем, я особо не скрываюсь.

Актриса сериала «Оранжевый — новый черный» Лаверн Кокс, транссексуальная женщина
Оксана Березовская

Оксана Березовская

Юристка

 

Я занимаюсь защитой прав транс-людей с 2012 года. Обращаются ко мне примерно четыре-пять человек в год, в основном по вопросам смены документов в связи с изменением пола. Кстати, это возможно и без хирургического вмешательства. Процесс достаточно сложный, практика по России разная: иногда меняют без проблем, иногда приходится подключать все свои знания и судебный опыт. Настоятельно советую транс*людям обращаться за сменой документов к юристам, которые специализируются на этом, например в ППП «ТрансПраво» или ЛГБТ-организации. В Самаре это СОД «Аверс», по России — «ЛГБТ-Сеть».

В этом году мы ведем дело по нападению на двух трансгендерных девушек, которое произошло в сентябре 2015 года. Дело еще не закончилось. Вообще нападения на транс-людей происходят довольно часто, но к нам из таких дел доходят единицы, в основном из-за недоверия к правоохранительным органам и закрытого статуса самих жертв.

Стоит отдельно сказать о правах на заключение браков: для Т-людей пока прямого запрета нет, но есть законопроект о запрете вступать в брак лицам, изменившим пол. При этом очень часто транс*людей в процессе перехода заставляют развестись. Так что, по сути, прав вступать в брак на равных основаниях со всеми у них нет.

 

 

Олег Пономарев

Олег Пономарев

Пластический хирург, Тольятти

Переход (смена пола) — это процесс, который начинается после заключения консилиума психиатров и заканчивается решением суда. Хирурги могут вообще к этому отношения не иметь. Пациентов, которые желают провести себе маскулинизирующие или феминизирующие операции, в нашу клинику обращаются 1-2 в месяц. Но это не значит, что просьбы каждого из них будут удовлетворены, поскольку, еще раз повторюсь, основанием для подобных операций может являться заключение консилиума психиатров или решение суда. Сколько всего операций по смене пола было проведено в Самарской области, сказать не могу — не владею такой статистикой. В целом я считаю, что если операция была сделана по показаниям, наступает гармония, и человек становится счастлив — в этом нет ничего плохого.