775

Гид: как занимались спортом в дореволюционной Самаре

Ксения Частова

Чуть больше века назад спорт в Самаре был развлечением для богатых. Состоятельные горожане играли в теннис, катались на лыжах, устраивали скачки и гонки на яхтах. «Большая деревня» навела справки о том, где тренировались самарские спортсмены до появления современных стадионов и спортивных комплексов и как проходили соревнования до организации Олимпийского комитета.

Теннисные турниры и корты в Пушкинском сквере

Популярность в Самаре теннис обрел в начале XX века сразу после того, как покорил Санкт-Петербург и Москву. Первые корты в городе появились с подачи австрийского дворянина Альфреда фон-Вакано: три площадки оборудовали на территории Пушкинского сквера, благоустроенного на его же средства. Впоследствии семья пивовара содержала их за свой счет. Зимой корты превращались в катки, где резвилась детвора.

Альфред фон-Вакано. Источник фото

Первый самарский турнир по теннису состоялся там 8 сентября 1912 года. Соревнующиеся могли поучаствовать в мужском одиночном, парном, смешанном или одиночном ученическом гандикапе. Такая форма состязания подразумевала форы более слабым соперникам и позволяла уравновесить шансы на победу для разношерстного состава игроков.

Кубок фон-Вакано ежегодно разыгрывался среди участников мужского одиночного гандикапа. Причем отдавать приз в одни руки более трех раз запрещалось. Первым его обладателем и чемпионом Самары в этом виде спорта стал представитель дворянского рода Батюшковых, Федор (в свое время он был гусаром 5-ого Александрийского полка — прим. ред.).

За звание «лучшей ракетки» боролась и спутница жизни пивовара, Мария фон-Баредер. Каких успехов ей удалось добиться на теннисном поприще, неизвестно, но говорят, именно она ратовала за то, чтобы в Самару завезли эту европейскую игру. Так или иначе, леди фон-Баредер стала прообразом для создания бронзовой скульптуры «Дама с ракеткой», которая появилась в Пушкинском сквере в 2012 году, когда горожане официально праздновали 100-летие самарского тенниса. Авторами работы стали местные скульпторы Александр и Николай Куклевы. На торжественной церемонии по установке скульптуры председатель Федерации тенниса Самарской области Владимир Синин рассказал, что рабочие, срыв 30-40 сантиметров земли для установки фигуры, наткнулись на фирменный теннисный грунт вековой давности .

В дореволюционной Самаре турнир Фон-Вакано прошел еще два раза — в мае и сентябре 1913 года. В августе 1914 года Россия вступила в Первую мировую войну, и игры в Пушкинском сквере пришлось забросить — части игроков пришлось поменять корт на фронт.

Футбольный матч и площадка на Александровском пятачке

«До Октябрьской революции в старой Самаре имелись лишь две спортивные площадки. За драматическим театром был теннисный корт владельца пивоваренного завода фон Вакано, где развлекались члены семьи и гости заводчика. И «Александровский пятачок», — вспоминал известный куйбышевский спортивный обозреватель Леонид Сивакс. «Пятачок», о котором он говорит, был создан в конце XIX века по инициативе гласных Самарской городской Думы Петра Подбельского и Александра Смирнова и находился на месте нынешнего Дома промышленности. Площадку обустроили на средства частного предпринимателя Александрова для учеников начальных школ. В летнее время дети бегали по круговой аллее, в зимнее — катались на коньках.

Команда рабочих и служащих Самаро-Златоустовской железной дороги. Источник фото

«Александровский пятачок» был очень компактным. Длина его беговой дорожки насчитывала всего 160 метров, а ее ширина позволяла спортсменам стартовать исключительно по одному. Однако это не помешало провести здесь первые в Самаре велосипедные, легкоатлетические и конькобежные соревнования. А в 1908 году на «пятачке» состоялась встреча самарской футбольной команды «Локомотив» и футболистов из Орехово-Зуево. Правда, для самарцев игра закончилась проигрышем.

Гонки на яхтах и закрытые клубы

Мода на парусный спорт пришла из Англии, где в 1720 году было основано первое общество его любителей. В конце XIX века яхт-клубы стали массово появляться в России. Члены этих организаций развлекались совместными прогулками, устраивали состязались друг с другом в гонках. От прочих владельцев маломерных судов их отличала особая форма одежды и развевающиеся на лодках флаги — белые с синим крестом и гербом города. У клубов были собственные уставы, которые утверждались морским министерством и публиковались в «Морском сборнике».

Самарский речной яхт-клуб возник в 1909 году по инициативе коллежского асессора Михаила Афанасьева и потомственного почетного гражданина Самары Павла Сурошникова. Развлечения на воде были не единственным смыслом существования организации: яхтсменов просили «следить за фарватером реки Волги; узнавать причины образования отмелей и перекатов, с указанием средств к устранению образования их».

Самарский речной яхт-клуб. Источник фото

Устав организации также диктовал, какую одежду надлежит носить любителям водного спорта. Членам самарского клуба предписывалось надевать мундиры темно-синего цвета с отложным воротником, на котором вышит знак клуба. Имелось уточнение даже по поводу пуговиц: они должны были быть золотыми с матовой серединой, полированным бортом и символикой организации. Жилетам полагалось быть белыми, а вот цвет брюк можно было выбрать — темно-синий или белый. «Командор и вице-командор Общества для отличия от прочих членов Клуба носят наплечные золотые жгуты, первый круглые, витые, а второй — плоские, плетеные. Им предоставляется также носить кортик по образцу морских чинов. Фуражка полагается темно-синяя (летняя с белым чехлом), с черными жгутами и знаком яхт-клуба. Пальто или плащ по образцу флотских офицеров, но без золотых погон, с присвоенными клубу пуговицами и знаком на лацканах», — сообщалось в Уставе.

В Самарский яхт-клуб принимали и мужчин, и женщин, но разумеется исключительно из городской элиты. В свое время ее членами были заведующий городской электростанцией инженер Беслер, заведующий водопроводом города Константин Богоявленский, самарский губернский архитектор Алексей Волошинов, барон Энгельгард — пастор единственной в городе лютеранской церкви и другие.

По рекомендации яхтсменов клуб могли посещать и их гости — в том числе и на постоянной основе. А вот если новичкам хотелось большего, они выдвигали свою кандидатуру на тайное голосование. Из клуба могли и исключить — обычно это случалось «по причине нарушения правил Устава или законов чести и приличия».

Вид с жигулевской пристани. Источник фото

Прогулки и гонки на Волге устраивали не только на яхтах. В ход шли моторные лодки и даже гребные шлюпки. Популярным был маршрут нынешней «Жигулевской кругосветки» — по рекам Волга и Уса, вокруг Самарской Луки. В 1912 году Владимир Попов впервые совершил по нему скоростной проплыв на весельной лодке, одолев 200 верст (213,4 км — прим. ред.) за 18 часов. В 1914 году спортсмены Гонин, Зорин, Сиваков, Дергачёв и Мацевицкий установили новый рекорд: их путь по маршруту «кругосветки» занял 16 часов.

С началом Первой мировой войны ряды яхтсменов заметно поредели. На гонках за звание «Первого рулевого Поволжья» в 1916 году в Саратове участвовало только две яхты из Самары — «Апаш» и «Борей». Первая тогда стала победителем. После революции яхт-клуб прекратил свое существование.

Все виды спорта под одной крышей

Самарский яхт-клуб объединил не только любителей парусного спорта — по странному стечению обстоятельств он стал первой самарской общественной организацией поклонников самых разных видов спорта: под одной крышей стали собираться легкоатлеты и тяжелоатлеты, гимнасты, конькобежцы, пловцы, гребцы, фехтовальщики, футболисты и даже шахматисты. Со временем общество обзавелось своим катком, гимнастическим залом и тиром.

Активно развивалась секция лыжного спорта. В 1911 году состоялась первая общегородская гонка. Сохранился протокол такого же соревнования, но прошедшего двумя годами позже. Согласно этому документу, в Самаре провели четыре забега: «старших» (на 10 верст по пересечённой местности), «младших» (на шесть верст по прямой с поворотом), «новичков» и детей (три и две версты с поворотом).

Лыжные гонки начала XX века. Источник фото

По некоторым данным, толчок развитию футбола в Самаре тоже дал местный яхт-клуб. Первую профессиональную городскую команду организовал Николай Харитонов, которого члены спортивной организации пригласили из Санкт-Петербурга. Вскоре прошел настоящий матч, в котором встретились лучшие команды города — сборные яхт-клуба и второй мужской гимназии. «Реалисты» разнесли соперников со счетом 2:0, но уже в следующее воскресенье яхт-клуб взял реванш и «порвал» соперников со счетом 9:0. Игры прошли на поле Вокзальной площади (ныне место между зданием управления железной дороги и стадионом «Локомотив»).

В феврале 1912 году в яхт-клубе организовали шахматный турнир на первенство города. Семь человек сражались друг с другом по три часа в неделю в течение двух месяцев. Битву выиграл самарец по фамилии Загорский. В числе известных шахматистов клуба состоял общественный деятель Андрей Хардин.

Скачки на лошадях и верблюдах и первые ипподромы

С середины XIX века Российскую империю захватило увлечение конным спортом: повсеместно стали открываться ипподромы и учреждаться «общества охотников конского бега». В 1890 году тренд добрался и до Самары: 14 мая главноуправляющий государственным конезаводством граф Воронцов-Дашков по соглашению с МВД разрешил создать подобное общество и в нашем городе. Как гласил устав организации, она ставила своей целью «поощрение и улучшение конезаводства через испытание и награду резвости и силы лошадей, доставление удобного и безопасного для охотников пользования ипподромов и возможностей состязания на заклады и подписки».

Граф Илларион Воронцов-Дашков. Источник фото

На следующий год 15 января самарское общество организовало первые рысистые испытания. Гонки на дистанцию в три версты (3,2 км — прим. ред.) прошли на льду реки Самарки.

Популярность скачек росла быстро, и скоро коневоды поняли, что река — не лучшее место для их проведения. Поначалу под скачки хотели оборудовать велодром — есть версия, что дело даже дошло до организации своеобразных «лошадино-велосипедных» гонок, но потом все-таки отказались от идеи делить площадку с велосипедистами. Место под первый специализированный ипподром подыскало Самарское скаковое общество, созданное в 1897 году. Члены организации договорились с властями о выделении участка размером 14 десятин (20,4 гектаров — прим. ред.) между дорогами на Смышляевку и село Черновское, вправо от Семейкинского тракта (сегодня Московского шоссе — прим. ред.).

Изначально в скачках на новой спортивной площадке участвовали не только лошади, но и верблюды. Гонки на них были традиционным развлечением самарских татар и башкиров. Правда, очень скоро было принято решение оставить на ипподроме только лошадей — верблюды во время соревнований то и дело оплевывали публику. Впоследствии ипподром Самарского скакового общества прославился благодаря ежегодным скачкам с участием гусар расквартированного по городу Александровского полка и оренбургских казаков.

Самарское общество охотников конского бега не отставало от единомышленников. 1 июля 1903 года организация арендовала у города территорию в районе нынешнего завода имени Масленникова. Участок площадью в семь десятин и 13 саженей (11,8 гектаров — прим. ред.) коневоды выпросили на 12 лет. В короткие сроки здесь был отстроен самый популярный дореволюционный самарский ипподром. Его оснастили несколькими дорожками, одна из которых была призовой. Здесь проходили самые зрелищные сражения и делались самые крупные ставки. Правда, все выигрыши спортсмены зачастую жертвовали на благотворительность.

Ипподром съехал с обжитого места раньше, чем через 12 лет: в 1911 году городские власти отдали эту землю под строительство казенного Трубочного завода (сегодня завод имени Масленникова). Наездникам общества пришлось вспомнить былые времена и возобновить гонки вдоль берега Волги.

В 1913 году Общество охотников конского бега и Скаковое общество слились в Средневолжское общество поощрения рысистого коневодства в Самаре. Тогда же на месте нынешних Клиник Самарского медицинского университета появился новый ипподром. Это спортивное сооружение пережило революцию и продолжило существовать в советское время вплоть до строительства корпусов СамГМУ в 1930 году.