1117

Гид: все о старой Самаре, ее жителях и спасении

Антон Радучев

В Самаре три беды — дураки, дороги и исторический центр. Власти города, архитекторы и местные активисты из года в год ведут горячие споры о его судьбе: одни призывают повсюду возводить высотки без парковочных мест и ратуют за снос «гнилушек», другие стремятся сохранить дома с историей. «Большая деревня» разобралась, кто и как защищает старую Самару от разрушения, почему это действительно нужно городу, что думают обо всем этом местные жители, а главное, каково это — находиться в избушке, который вот-вот рассыпется. Отвечаем на главные вопросы по теме.

Всякий раз, когда речь заходит об историческом центре Самары, возникает ряд логичных вопросов. Что именно сохранять? Как много домов требуют защиты? Что для защиты старого города предлагает государство и как выиграть в борьбе за дом? А главное, почему, несмотря на общие усилия общественников и энтузиастов, спасти его от разрушения не получается? «Большая деревня» разобралась, какие концепции развития исторического центра существуют и почему сохранить его действительно важно. Наш всеобъемлющий текст о святости трущоб — по ссылке.

Не слушайте никого, кто говорит, что у нас тут ужасные условия. Это им плохо живется, а нам хорошо

Дилемма «снести нельзя помиловать» в отношении самарских фавел, разумеется, встала не вчера. Более того, до конца 2015 года планировалось снести целый квартал старого города — в черте улиц Льва Толстого, Галактионовской, Красноармейской и Самарской. Жителям тогда рассылали уведомления о выселении и предлагали переехать из центра в «Кошелев». Мы напросились в гости к тем, кто пока не съехал, чтобы выяснить, как живется в домах, предназначенных к сносу. Мнения жителей разделились точно так же, как мнения общественности: одни отказывались ехать на окраину и воспевали свои хоромы, другие радовались новостям о расселении и рассчитывали получить по квартире едва ли не на каждого члена семьи, третьи рассказывали о падающем потолке. Наш платиновый репортаж из самарских трущоб и классные фотографии Светы Жуковой — по ссылке.

Основная проблема — в собственниках, которые не заботятся о своих домах. Кому-то лень забить два гвоздя, просто потому что это коммуналка

В том же 2015 году в город ворвался «Том Сойер фест» — фестиваль восстановления исторической среды. Организаторы начали с трех домов на улице Льва Толстого в Самаре, а сегодня здания с историей реставрируют уже в 25 (!) городах России. «Большая деревня» встретилась с идеологом проекта Андреем Кочетковым и узнала, кто уничтожает Старую Самару и могут ли ее спасти активисты, как меняется сам фестиваль и почему это история про людей, а не про архитектуру. Все об одном из главных проектов региона — в нашем материале.

Мне было не важно, каким получится результат. Главное, что есть команда, которая старается помочь городу

Чтобы в полной мере оценить важность «Том Сойер феста», мало пообщаться с его создателем — поэтому мы нашли жителей, которым посчастливилось наблюдать за преображением своих домов. «Большая деревня» выяснила, насколько изменилась их жизнь после участия в проекте, как проходила реставрация и каким получился результат. Три очень разных истории — по ссылке.

Меня добила моя соседка тетя Валя:
«Ой, да здесь никто больше трех месяцев не выдерживал. Все сбежали».

Карина Лебединская решила проверить жизнь в старом центре на себе — и переехала в дом 1886 года постройки. За десять тысяч рублей она получила «избушку» на Садовой, а вместе с ней — батареи, заклеенные скотчем, двери, которые можно вышибить ногой, и пол, накренившийся так, что тарелка макарон легко могла свалиться со стола, а молоко в стакане держало угол больше 15 градусов. В общем, жизнь в старом центре — это приключение, которое способен пережить не каждый. Почитайте наш материал  и спросите себя, решились бы вы на такое.