7801

Сломанные цветы: как и для кого живет Ботанический сад

Текст: Павел Чечулин Фото: Дмитрий Красильников

У самарского Ботанического сада непростая судьба. Во времена Великой Отечественной войны он был полностью вырублен, а затем восстановлен усилиями энтузиастов. После этого сад несколько раз менял владельцев и становился жертвой сокращений сотрудников, а в девяностые здесь прятали трупы и нападали на людей. Светлой страницей в истории проблемного оазиса мог стать чемпионат мира по футболу, но и тут что-то пошло не так: из-за недостатка финансирования закончить работы в срок не получилось. В итоге, весь мундиаль он простоял закрытым, а ремонт растянулся до конца мая 2019-го. Директор Ботанического сада Светлана Розно согласилась рассказать «Большой деревне» о его истории, корне всех бед и истинном предназначении.

Светлана Розно


Директор Ботанического сада

Создание и послевоенные годы

Если говорить официально, то в составе НИИ по изучению и охране природы Средневолжского края сад появился в 1932 году. Основали же его еще в 1930-м на базе дачи богатого помещика Борщова — в то время она находилась далеко за городом.

К 1933 году в коллекции заповедника было уже около 1500 видов растений — в основном из местной флоры — и начался активный обмен с другими ботаническими садами мира. Мы формируем делектус — заявку на необходимые семена и составляем список того, что можем предложить сами. Такая схема, сформировавшаяся в 1930-е годы, работает до сих пор, и это основной источник появления новых видов.

Когда началась война, сад вырубили практически полностью: деревья пустили на дрова, а на их месте разбили огороды. Проект восстановления в 1954 году предложил архитектор Лев Розенберг — автор множества ботанических зеленых зон по всей России. Тогда же начали воссоздавать базу растений и строить дендрарий. Все работы вели сотрудники сада и неравнодушные граждане, которые приходили на помощь по вечерам и выходным.

До 1962 года Ботанический сад принадлежал городу, потом его передали Педагогическому университету, а в 1974 году — Государственному.

Статус памятника природы и девяностые

Я начала работать в Ботаническом в 1976 году в должности заместителя директора по научной работе, а спустя десять лет стала руководителем. Важным событием того времени было присвоение саду статуса памятника природы. В финансовом плане это мало что изменило — как и сейчас, мы жили за счет университета с минимальным участием города, — но работать стало легче. Новый статус упростил взаимодействие с коммерческими организациями: появилась законная возможность отказать желающим проложить тут трубопровод, кабель или открыть конюшню.

Восьмидесятые-девяностые были для нас, пожалуй, самым непростым временем. Бюджеты здорово сократились, сотрудников стало меньше, и это осложнило контроль над территорией. Поэтому сад несколько раз становился участником криминальных историй: иногда тут находили висельников, иногда переброшенные через забор трупы. В вечернее время здесь грабили людей, а однажды напали на нашего охранника — ранили отобранной у него же косой: он помогал с покосом травы, так как рук категорически не хватало.

Ситуация несколько улучшилась после 1995-го, когда был принят федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях»: взаимодействие с милицией стало происходить быстрее, а криминальные происшествия — реже.

А вот конфликты с отдыхающими никуда не делись. В двухтысячных, например, начался наплыв свадеб: по пятницам в сад приезжало до 50 пар молодоженов с толпами гостей и ящиками алкогольных напитков. В результате по субботам дворник выносил сотни бутылок. Бороться с этим можно было только ограничением входа на территорию. Поскольку мы не могли наладить контроль с помощью сотрудников, примерно с 2004 года было введено правило пускать людей только по предварительной записи. Ботанический сад стал закрываться 17-00 по будням и оставаться закрытым на выходные. Горожане до сих пор не могут этого понять и простить, но причина проста: в первую очередь, здесь — научно-образовательное учреждение, и мы просто не можем одновременно заниматься своими основными задачами — например, сохранением вымирающих растений — и следить за порядком.

Бюджет и подготовка к чемпионату мира

Сейчас в Ботаническом саду работает 39 человек. Это 2 управляющих, 22 научных сотрудника и 15 сотрудников хозяйственного отдела — они следят за порядком, дежурят и приглядывают за котельной. На попечении команды — 3500 видов растений и 36 гектаров территории. Дворник, кстати, штатным расписанием предусмотрен только один — даже не знаю, как ему удается поддерживать порядок, но он справляется. На все наши просьбы о расширении штата государство отвечает примерно одинаково: зарабатывайте и вводите новые единицы сами. А как можно зарабатывать с таким количеством сотрудников? Даже если задуматься о продаже билетов, возникает вопрос уборки территории за туристами — разве это под силу одному человеку?

До объединения Самарского государственного и Аэрокосмического университетов на поддержание сада выделялось всего около семи миллионов рублей в год, плюс мы немного зарабатывали на продаже опытных образцов растений и экскурсиях — еще около миллиона. В 2016 году, после объединения, бюджет увеличился до девяти миллионов, а в 2017-м, который был объявлен Годом экологии, вырос до 15. Однако, чтобы сад не просто существовал, но и становился лучше, нужно гораздо больше денег: под чемпионат мира мы просили на полную реконструкцию 800 миллионов рублей. Сумма серьезная, но ведь последний раз тут что-либо ремонтировали еще в восьмидесятых, поэтому работы было очень много. Нам дали только 80 миллионов и с большой задержкой. В итоге сроки ремонта сильно сдвинулись и мы не успели открыться к началу мундиаля.

На выделенные деньги мы отремонтировали два с половиной километра ограждения сада, сделали новые дорожки, укрепили сползающие берега водоемов, провели ремонт системы электроснабжения, подключили скоростной интернет. Правда, средств хватило не на все — например, с уборкой строительного мусора нам здорово помогли волонтеры и студенты. Город тоже не остается в стороне: к нам каждое лето направляют отряды школьников. Еще приезжают сотрудники «Транснефти», «Трансгаза» и Министерства природных ресурсов — от последнего, кстати, бывает очень много людей, до ста человек. Все они оказывают неоценимую помощь, за что им большое спасибо!

Ботанический сад совсем скоро откроется после ремонта. Правда, мы пока не определились с концептом: с одной стороны, хочется принять как можно больше жителей города, но с другой, предыдущий опыт подсказывает, что появятся те же проблемы, что и десятки лет назад: сорванные цветы, мусор и, как следствие, негативные отзывы и недовольные граждане.

Критика и экологическая культура

Жителям нашего города очевидно не хватает экологической культуры, образованности. Если спросить гугл о предназначении ботанических садов, станет понятно, что они не для вечеринок и пикников. Все время, что я здесь работаю, мне приходится доказывать и повторять одно и тоже: мы не сможем решить проблему отдыха жителей — и мы не должны ее решать. При этом на споры и жалобы уходит огромное количество времени и сил. Чаще остальных, например, жалуются владельцы квартир в новой застройке Постникова оврага: говорят, им обещали зеленую зону в шаговой доступности.

Мы — научно-исследовательское учреждение с конкретными задачами по охране биологического разнообразия региона. Мы пишем и защищаем диссертации, выступаем с докладами, отчитываемся за состояние растений. И все это силами совсем небольшого коллектива. Нам хочется работать, а не спорить с рассерженными горожанами или убирать за ними мусор. У нас очень красивый сад, и хочется сделать его еще лучше. В планах — работы по благоустройству пруда и оврага: хотим сделать мостики и новые маршруты для прогулок. Еще мы собираемся украсить оранжерею и увеличить коллекцию цветов. Но главное — нужно отделить важные научные зоны от пеших маршрутов, чтобы отдыхающие не мешали работе.

Хочу, чтобы было понятно: мы не против людей в Ботаническом саду, но в силу профессиональной направленности и статуса объекта, забота о растениях для нас важнее. Это место — не для тусовок, а для законопослушных граждан, которые любят природу и заботятся о ней. Решение, которое устроит сотрудников сада и его посетителей, обязательно будет найдено.