1128

Личный опыт: я помогаю бездомным

Текст: Катя Мокшанкина Фото: Дмитрий Красильников

Вот уже несколько месяцев внимание горожан привлекает проект «Ты дома», волонтеры которого каждый вторник, субботу и воскресенье кормят бездомных и малообеспеченных людей горячей едой. Мы встретились с его автором Юлией Герман, чтобы узнать, как ее команда планирует развивать идею, почему на пути от улицы к обычной жизни нужен реабилитационный период и как так вышло, что к животным общество лояльнее, чем к людям.

Почему благотворительность

Юлия Герман


автор благотворительного проекта «Ты дома»

Благотворительность интересовала меня с самого детства. Моя мама была очень отзывчивой — подавала милостыню, не могла пройти мимо лежащего на земле пьяного человека: разбудит, поговорит, если надо, вызовет скорую.

В 2002-м году мне исполнилось 14 лет и я впервые узнала, что такое беспризорные дети: стала обращать внимание на таких ребят около железнодорожного вокзала. Они тусовались там, когда сбегали от семей или из приютов.Кто-то из них работал на мелких поручениях — погрузки, торговля, кто-то попрошайничал. Время было другое: никто не возвращал их по месту прописки, ими не интересовалась полиция — и вообще никто не интересовался. Между 8 и 9 классом я начала подрабатывать в том районе и перезнакомилась с ними. Я видела, как нелегко приходится моим ровесникам, остро чувствовала социальную несправедливость и старалась помочь, чем могу — например, варила супы и приносила в трехлитровых банках.

В 14 лет я впервые узнала, что такое беспризорные дети: стала обращать внимание на таких ребят около ж/д-вокзала

Потом я активно училась и строила карьеру, так что времени волонтерить не было, но я помогала самарским благотворительным проектам деньгами. В 2014 я открыла вегетарианский магазин и как владелец бизнеса стала взаимодействовать с разными организациями — например, у меня стояла копилка приюта зоозащитников «Участие» и я даже стала организатором двух балов в его поддержку.

Один из клиентов магазина, зная о моем «увлечении», поделился планами привезти в Самару франшизу «Пища жизни» — социальный проект по кормлению людей. Эта организация работает в России с конца 1980-х. Я заинтересовалась и согласилась помочь: около года вела соцсети, координировала волонтеров. Затем у меня созрел план по развитию, но остальные организаторы меня не поддержали: все работающие люди, их устраивало заниматься только обедами, а мне в силу характера нужен был движняк. «Пища жизни» существует в Самаре и сейчас, по субботам кормит людей в сквере Авиаконструкторов, но уже без меня.

Почему горячие обеды

Зимой 2017-го мне написал мой друг Саша Киреев: «Юль, хочу организовать социально-ориентированный проект. Проконсультируй, у тебя был опыт участия». Изначально это должен был быть многофункциональный центр для малоимущих, людей с ограничениями по здоровью и пенсионеров. Я объяснила, что поскольку Самара — большой город, почти во всех сферах уже есть проекты со своей сложившейся историей, и я не вижу смысла делать организацию такой всеобъемлющей. Вместо этого я предложила сосредоточиться на проблеме бездомных. В Самаре помощь им чаще всего связана с женщинами предпенсионного возраста или религиозным уклоном, что предполагает определенный взгляд на вещи и совсем другое мышление, чем у молодых людей.

Мне хотелось создать в этом направлении что-то свое. Я много лет наблюдала за питерской «Ночлежкой» (благотворительная организация, помогающая бездомным в Петербурге и Москве — прим. ред.) с ее молодыми, креативными организаторами, и они стали для меня образцом. Я помогала им деньгами, думала даже, что если когда-то перееду в Питер, то однозначно буду их волонтером или сотрудником. Я поделилась с Сашей накопленными материалами и своими впечатлениями — в результате он согласился, что этим стоит заниматься у нас.

Саша — бизнесмен-продажник, так что в вопросах организации мы оказались на одной волне. У него было свое кафе на Пушкина — возможно, не будь этой базы, мы бы начали с чего-то другого. А так, с момента первой встречи до первой раздачи обедов прошло всего дней десять.

Мы скинулись и купили баки для горячей еды, посуду, пластиковые столы — все вместе обошлось в 10 000 рублей. Выбрали место у заброшенного стадиона «Буревестник», расклеили по району объявления о бесплатной раздаче еды. В первый день ушло около 40 комплексных обедов при загрузке баков в 170-200 порций. А уже на следующей неделе мы отдали все, что привезли: благодаря сарафанному радио к нам подтянулось 160 человек.

Почему понадобился «дом»

Саша и сотрудник его кафе на двух машинах привозили столы, посуду и еду. Что касается меню, есть список с десятью первыми блюдами, десятью вторыми и напитками, из которого каждый раз создается определенная комбинация, которую готовят: борщ или щи, каша или макароны, чай или компот. Время от времени мы добавляем к ним сладости — пряники, печенье. И никогда не делаем ограничений по количеству добавок — бывает, люди съедают по нескольку порций.

На раздачи приходили бездомные, пенсионеры, малоимущие, многодетные матери с баночками, чтобы отнести еду домой. Мы спрашивали людей, что их привело, сколько пищи им нужно, нравится ли наша инициатива в целом — и поняли, что это очень востребовано. Сначала мы думали, что кормление будет лишь первой ступенькой большого проекта, но возник такой спрос, что мы погрузились в это целиком.

Мы никогда не делаем ограничений по количеству добавок — бывает, люди съедают по нескольку порций

Через некоторое время начались проблемы с администрацией района: несмотря на то, что наша точка стояла в отдалении от зданий, жители близлежащих домов жаловались, что людей кормят прямо у них под окнами, а бездомные превращают окрестные клумбы и дворы в туалеты. К нам стали подходить мужчины, представлялись администрацией и говорили: «Идите к мэру, просите место и кормите на огороженной территории». Дело в том, что похожей деятельностью на протяжении восьми лет занимается лютеранская община, и недавно им дали помещение на Маяковского.

В конце февраля 2019 года мы нашли в том же районе, около Губернского рынка, павильон без коммуникаций за 8000 рублей в месяц. Не планировали как-то специально обживать его, но как только въехали, это произошло само собой. Наш волонтер Катя предложила свои старые стройматериалы, чтобы соорудить удобный стол для раздач. У него очень продуманная конструкция: есть подставка для тарелок и рассчитано расстояние, чтобы было удобно брать еду из бака. Другой человек добровольно сделал стеллажи для мешков с одеждой. Однажды вконтакте я по обыкновению выложила пост о произошедшем за день, где написала, что сегодня волонтеры намывали полы, просто чтобы согреться, ведь павильон не отапливается. Я рассказала об этом без задней мысли, но тут же откликнулся мальчик с предложением привезти и установить тепловую пушку.

Почему проект привлекает волонтеров

Волонтеров мы стали привлекать с самого начала. На втором собрании их было уже 15 человек — для только стартовавшего проекта это много. Надо сказать, что больше половины тех, кто пришел к нам тогда, в 2017-м, остались с нами и стали моим подспорьем. Сейчас добровольцы чаще всего приходят, узнав о нас из ВК и инстаграма, и почти всегда за каждым подтягивается несколько друзей.

Люди очень разные, но все молодые: старшим в районе 30-35 лет, а самым юным — 14 и 15. Все они понимают значимость того, что делают, и трудятся не ради благодарственных писем. Их ничего не пугает, они классные. Среди добровольцев есть нотариус, врач-невролог, актриса, визажист, медсестра, офис-менеджер.

Думаю, они присоединяются не только из-за идеи, но и из-за принципов нашей команды. Мы сразу определили, что мы не имеем отношения ни к религии, ни к политике. Нет разделения на начальников и исполнителей: каждый человек может предложить свою инициативу. Правда, у нас есть президент, который не участвует в непосредственной деятельности организации, а отвечает за нее перед государством.

Почему важно помогать бездомным

Бездомные люди — самая стигматизированная часть общества. Основная проблема — не в отсутствии дома, а в отношении. По статистике, встав перед выбором — накормить бездомное животное или человека — больше 80 процентов выбирают первое. Во время лекций по работе некоммерческих организаций, которые я читаю в госунивере, я предлагаю аудитории: «Закроем глаза и представим бездомного человека». После этого прошу дать определения и записываю их на доске: «пьяный», «дурно пахнущий», «рваная одежда». Хорошо, если хоть кто-то скажет «голодный» или «одинокий».

Избавиться от клейма на этой прослойке можно только путем изменения эмоционального сознания. Мы хотим расшевелить наше самарское общество — чтобы оно не только слышало и принимало нас, но и участвовало в жизни других людей.

Прежде чем возмущаться, надо подумать:
а у нас в Самаре есть хоть один бесплатный душ?

Этой осенью будем запускать цикл лекций по проблемам бездомности. В чем они? Например, я недавно ехала в трамвае, и туда зашел пьяный бездомный. Несмотря на весь свой уровень лояльности, я живой человек и чувствую неприятный запах. Но прежде чем возмущаться, надо подумать: а у нас в Самаре есть хоть один бесплатный душ? А прачечная самообслуживания? Даже платных нет. Мы работаем над тем, чтобы открыть хотя бы одну. Бани тоже платные и туда бездомных туда не пускают. Как можно требовать от человека выглядеть аккуратно, если социальная структура не предусматривает этого?

Или нам не нравится, что бездомные справляют нужду на улице. Но думаем ли мы, где им это делать? Я как-то шла от Губернского рынка до площади Революции, и на моем пути попался только один общественный туалет, вход в него стоил 25 рублей. Притом, что бездомного могут не пустить, даже если он заплатит. Бесплатные же туалеты есть только в центре. Я, если нужно, могу воспользоваться туалетом в заведениях общепита, но бездомному не попасть и туда.

Вся социальная структура Самары выстроена так, что даже оставшись без ночлега всего на сутки, человек не сможет поддержать нормальный вид. Допустим, летом есть колонки или та же Волга, но лето длится три месяца — где мыться, стирать и сушить одежду в остальное время?

Почему «бездомный» — это не клеймо

Есть мнение, что люди в таком положении «сами виноваты». Да, безусловно, часть ответственности лежит на каждом человеке, но бывают и не зависящие от него обстоятельства. На сайте «Ночлежки» много историй, мне запомнилась такая: мужчина жил с мамой в Петербурге в собственной квартире. Мама заболела, и чтобы ее вылечить, нужны были деньги на операцию за рубежом. Продали квартиру, а операция не помогла. Мать умерла, ее сын остался без дома и без прописки.

Другой случай: к нам обратился мужчина, который приехал в Самару из Оренбургской области. У него с собой было 3000 рублей на хостел, он планировал сразу же устроиться на любую работу. День и ночь он ничего не может найти — его просто не берут, хотя он абсолютно цивильно выглядит. Еще день — и ему некуда пойти ночевать. Денег на обратный билет тоже нет — понятно, что люди едут сюда из области не от хорошей жизни.

Бывает, что бездомные все-таки устраиваются на работу. Их, например, могут взять на какую-то стройку, без прямого контакта с людьми. Но это не означает, что человек вернется к нормальной жизни. Он трудится, ждет, что вот сейчас получит деньги и снимет комнату, но приходит срок, а ему не платят. В надежде все-таки забрать свое люди продолжают ходить на работу, хотя зачастую так и остаются ни с чем. Или зарплату отбирают другие бездомные. Выбраться из подобного замкнутого круга очень сложно.

По этой же причине широко известны «рабцентры» — религиозные группы, где предлагают бесплатно работать на тех же стройках, но взамен предоставляют койку и какую-то еду. Эти организации вопросов бездомности не решают — выйдя из них, человек остается в том же положении, что и был, не приобретя никаких социальных навыков и новых сценариев.

Почему госпрограммы помощи недостаточно

В Самаре есть центр социальной адаптации. По закону каждый гражданин РФ может обратиться туда и получать горячий ужин и бесплатное место для ночлега в течение 30 дней. Правда, воспользоваться таким правом можно не чаще двух раз в год. В Самаре полтора миллиона человек, а число бездомных по статистике составляет около 1% от общего числа жителей. Мест в этом центре 70. Как поступают бездомные: терпят до конца декабря, спят на улице, чтобы в самые жестокие холода получить крышу над головой хотя бы на ночь. Так переживают январь-февраль, а потом снова выходят на улицу.

Государственная система помощи бездомным не предусматривает очень многих моментов — даже психологической помощи. И мы можем осуждать такой подход и ждать, когда он изменится, а можем делать что-то свое. В рамках проекта мы хотим построить систему, которая предполагает полное возвращение к обычной жизни. Ресоциализация — это существующий и абсолютно реальный процесс, мы подсмотрели, как ее проводят в Питере.

В рамках проекта мы хотим построить систему, которая предполагает полное возвращение к обычной жизни

Трехпороговая программа выстраивается аналогично пирамиде потребностей Маслоу: пока не пройден базовый уровень, следующий недоступен. Первый этап направлен на сохранение жизни, то есть обеспечение людей горячей едой, ночлегом и медикаментами. Вторая ступень связана с сохранением человеческого достоинства — это те самые общественные туалеты, душевые и прачечные. Сытые и чистые люди в опрятной одежде уже имеют возможность найти работу. И только третий, самый высокий, уровень подразумевает наличие приюта для постоянного места жительства, социальных работников, помогающих адаптироваться, юриста, специализирующегося на сделках с недвижимостью, и психолога. Жизнь на улице — это несомненная психологическая травма, хоть бездомные и хорохорятся «вот, я этой зимой даже ни одного пальца не отморозил!»

В перспективе мы хотим сотрудничать с программой «Анонимные алкоголики». Сегодня это единственная организация с реальными результатами, которая притом не занимается эксплуатацией участников. В России традиционно считается, что пьют только лентяи и бездельники, и все забывают, что алкоголизм — это болезнь.

Почему проекту нужна поддержка

Мы со своей раздачей еды и одежды находимся на самом старте. Изначально в нашей презентации была прописана цель открыть столовую для малоимущих, но сейчас я не чувствую в этом необходимости — создание общедоступной прачечной актуальней. Вопрос с горячим питанием мы решаем раздачами. Да, у нас не так уютно, как в «Добродомике» (социальная столовая в Петербурге, где пенсионеров кормят бесплатно — прим. ред.), зато мы избавлены от бесконечных проверок, которые начались бы сразу, как только мы организовали подобное заведение.

Пока мы работаем на частные пожертвования, но готовимся подавать заявки на гранты. Один проект точно требует поддержки — это пункт обогрева для бездомных. Мы хотим арендовать кусок земли в Самарском, Ленинском или Железнодорожном районе и установить там палатку на 50-70 человек, где можно будет переночевать. Это очень дорого и на старте, и на этапе реализации: нужны дежурные, солярка, установка. Сами мы не вывезем.

Также думаем над проектом «Ты дома. Кипяток», который предполагает установку на улицах города автоматов с горячей водой. Достать горячую пищу не всегда получается, а так появится возможность хотя бы выпить чай-кофе или заварить доширак — зимой это колоссальное подспорье.

В перспективе планируем открыть коммерческие направления, чтобы содержать некоммерческие, — как у благотворительного фонда у нас есть такая возможность. Дело в том, что с финансами все непросто: нас не поддерживают никакие организации, только бизнесмены как самостоятельные физлица, и бывает, что сегодня нам приходят пожертвования, а на следующей неделе — нет. Мы разрабатываем идеи и активно ищем инвесторов, но в Самаре люди либо уже занимаются какой-то благотворительностью, либо вообще ей не интересуются. По нескольким направлениям достаточно вложить 200-300 тысяч рублей, которые начнут приносить 50-100 тысяч стабильного дохода в месяц и обернутся миллионом в год на нужды фонда.

Благотворительный фонд «Ты дома»

Коммунистическая, 4Б

Вконтакте, инстаграм