126

«Закрыто»

Текст и фото: Вероника Синицына

В серии «Закрыто» собраны фотографии дореволюционных подъездов, лестницы, смутно знакомые каждому детали интерьеров. Это путешествие по городским закоулкам, которые намеренно «забыты» за заколоченными окнами и амбарными замками. За закрытыми дверями мы нашли все то прекрасное, что обычно скрыто стерильным городским пространством.

Места силы, облепленные железными засовами, — это и есть образы городского бессознательного, несущие в себе информацию об истинной жизни Самары и ее обитателей.

 Мы ежедневно проходим сотни, а может и тысячи объектов — гаражи, подъезды, дома, урны, остановки и лишь несколько из них апробируем взглядом: «Ну вот, опять графитчики испортили стену». А в это время несчастная стена, наконец, получила метку, чтобы сформировать вокруг себя уникальное пространство.

 Мимолетное прекрасное, которое едва возникло, тут же пытаются замаскировать и спрятать подальше, упаковав за амбарные замки и покрепче заколотив досками. Или проще. Наутро приходит женщина с ведерком желтой краски (и неважно, что фасад дома из красного кирпича) и старательно закрашивает чужую «мазню».

 Мы боимся увидеть мир неидеальным.

 Иногда кажется, что здания — это люди. Они растут и развиваются, от первого кирпича и до последней отсыревшей балки.

 Всю свою жизнь здание накапливает в себе энергию, которой делится с любым желающим, но потом приходят какие-то люди и решают, что ему пора «на боковую». Особо везучих ограждают каким-нибудь забором, чтобы за ним можно было спокойно доживать свой век.

 

 Некоторые дома стирают с лица земли при помощи экскаваторов и богатырской дружины. Важно успеть в последний раз увидеться и попрощаться.

Дома не обделены человеческими качествами.

 Одни очень стеснительны. Например, невзрачный фасад, а внутри — роскошная кованая лестница, витражные окна на заднем дворе и солнце, разлитое по стенам.

 Или же, наоборот, барочный фасад и помпезная пустота внутри. Как с человеком поговорить не о чем, так и здесь — посмотреть не на что.

 

 Как и в человеке, в доме может зацепить любая деталь — будь то прямоугольник света на стене или же обшарпанная дверь, из которой кусками торчит утеплитель.

 

 Можно запросто открыть дверь и увидеть за ней атлантов во всей красе.

 В заброшенных домах всегда хранится много разных вещей. Гора обуви, оставшаяся после детей и несколько фотографий панорамы Самары с противоположного берега Волги на стенах. Мало у кого сейчас остались столь редкие кадры.

 Не стоит думать, что бродить по старым дворам и лазить по заброшкам — болезнь. Болезнь — это когда вокруг строятся штампованные стеклянные многоэтажки и белят стены, в надежде, что чиновник не наложит штрафа.

 Смотреть на старые дворы — это интуитивное стремление к прекрасному и уникальному, к тому, что ускользает навсегда.

 Главное — ничего не трогать и не двигать. Созерцание и вдохновение, большего не нужно.

 

 Заводская плитка, которой покрыты полы половины домов и чехословацкие стулья, которые, казалось бы, разбросаны в каждом дворе. Многие считают это «хламом», но такую мебель теперь не найти в магазинах. Ее повсеместно вытесняет недорогой шведский ширпотреб.