1433

«Грань»: актуальный театр из Новокуйбышевска

Надежда Болдырева

Самарская театральная жизнь — это, в основном, доисторические постановки, бессмысленные привозные комедии с сериальными звездами в главных ролях и редкие попытки создать что-то нешаблонное. Но примерно год назад продвинутая молодежь и театральные матроны стройными колоннами потянулись в Новокуйбышевск, где в типичном советском ДК в зале на 60 человек ставит спектакли театр-студия «Грань». Маленький театр собрал гору наград, провел гастроли в Москве, а в 2015 году был представлен в номинациях «Золотой маски» — сразу в шести. «Большая Деревня» разузнала у художественного руководителя и режиссера Дениса Бокурадзе, как «Грани» удается делать актуальный театр в провинции.

Репертуар

Алина Костюк и Даниил Богомолов в сартровском «аду». Спектакль «Post Scriptum». Сценография — Алиса Якиманская.

В репертуаре «Грани» — пьесы Стриндберга и Сартра

При выборе репертуара в «Грани» не прячутся за широкими спинами школьных классиков и ставят то, что интересно самим. «Я ищу под себя какие-то вещи, которые мне хочется делать в этом театре с этими актерами в сегодняшнем дне. Я выбираю, что могу дать артистам в этом материале, чтобы театр показался зрителю с новой стороны», — объясняет Денис Бокурадзе.

Юлия Бокурадзе и Алина Костюк в «Фрёкен Жюли» Стриндберга. Сценография, костюмы — Алиса Якиманская.

«Если я беру автора, значит, он мне близок», — говорит режиссер — «Будь то средневековые фарсы, где нет точных имен, или Антон Павлович Чехов, за материалом стоит личность. Я несу ответственность перед автором. Режиссер должен не столько самореализоваться на материале, сколько пропустить его через себя. Услышать, увидеть, почувствовать время, в котором существовал его автор. Привнести себя и перекромсать все, как ты хочешь, не то, чтобы совсем просто, но раскрыть и увидеть автора — это большой труд».

Отказ от бытового театра

Спектакль «Таня-Таня»

В постановках Денис Бокурадзе сознательно уходит от бытового плана. Это чувствуется не только в выборе материала, но и в художественном решении спектаклей: пространство минималистично, а костюмы даже в современной пьесе «Тане-Тане» сознательно уведены от повседневности. Именно этот небытовой ключ и открывает новые смыслы, позволяя тексту получить второе легкое дыхание.

Художник по костюмам театра-студии «Грань»

Елена Соловьева

Художник по костюмам театра-студии «Грань»

 

Несмотря на то что «Таня-Таня» написана в конце XX века, режиссер поставил задачу отойти от современного стиля в костюмах. Так мы вышли на бохо-шик, который идет в некотором отрыве от привычной повседневной одежды. Из-за этого стирается и четкое представление об эпохе.

Мы вместе с режиссером разрабатываем силуэт, который определяется психологическим портретом, характером героя. Раскрытие персонажа идет и через костюм, ведь зритель во многом считывает характер визуально. Даже в проработке мелочей мы остаемся в рамках выбранного стиля.

Работа над спектаклями 

Прежде чем стать руководителем театра, Денис Бокурадзе долгое время работал в нем актером

Денис Бокурадзе неустанно повторяет, что спектакль — результат коллективной работы, хотя первое и последнее слово всегда остается за режиссером: «Пьеса не берется с полки: мол, давайте почитаем, а там куда вывезет. Перед началом работы я формирую замысел, в который уже втягиваю, увлекаю остальных сотворцов: артистов и художников. В репетиционном процессе спектакль обретает уже более конкретную форму, что-то может трансформироваться, но костяк режиссерского замысла сохраняется.

— Единый стиль театра сформирован еще Эльвирой Дульщиковой, — поясняет художественный руководитель „Грани“. — „Грань“ — театр авторский, и пока постановками занимается один режиссер, это я. Форму каждого спектакля диктует материал. В итоге получается, что спектакль — это синтез, где каждый элемент должен быть проработан».

В труппе «Грани» шесть актеров. В фарсовом «Корабле дураков» они отыгрывают тридцать двух персонажей

Эта детальная проработка чувствуется в постановках «Грани», но нисколько не утежеляет их. Спектакли театра — со стройной мелодикой, где каждый жест, реплика и даже междометие вплетается в сложную, как кружево, структуру. «Мне по душе спектакли в одном действии, как хорошее кино: оно должно тебя захватить и не отпускать. Это происходит, если вещь сделана интересно и целостно: тогда ты существуешь вместе с действием и забираешь его в себя».

Визуальный образ

Даниил Богомолов, Алина Костюк, Сергей Поздняков «Корабль дураков»

Визуальной составляющей «Грани» занимается целая команда художников. Работы художника по костюмам Елены Соловьевой к спектаклю «Таня-Таня» уже выиграли «Поволжские сезоны Александра Васильева», а теперь номинированы на «Золотую маску». Ее же костюмы для «Корабля дураков» виртуозно сочетают фарсовую условность с верностью оригинальному готическому крою. Сценографию Денис Бокурадзе делает сам. В трех спектаклях «Грань» сотрудничала с обаятельнейшим самарским кукольником Алисой Якиманской.

Алиса Якиманская

Алиса Якиманская

Художник по куклам, работала с театром «Грань» над спектаклями «Вол и осел при яслях», «Фрекен Жюли», «Post Scriptum»

Работа над спектаклем — это, конечно, совместный труд с режиссером. Денис видит это пространство, персонажей, делится мыслями, проверяет возникшие у меня идеи в репетициях с актерами. Работать со Стриндбергом и Сартром для меня сложно: в этом материале есть что-то по-настоящему жесткое, взрослое, с чем я никогда не работаю как кукольник. Ничего великого в художественном плане в пространстве, например, сартровского спектакля нет. Но в нем чувствуется ад, в каждом его миллиметре, в том, как актеры существуют в этом месте. Нет отдельно работы художника и отдельно работы режиссера, это какое-то единое пространство. Спектакль, как нотные знаки: начинают звучать, когда складываются вместе.