77782

Личный опыт: я работаю стюардессой Emirates Airlines

Люба Саранина

Эту историю мог бы экранизировать «Дисней»: Катя Князева приехала в Самару из области, отучилась в строяке и считала, что работать в офисе — это круто. А потом настолько осатанела от рутины, что решила пойти в стюардессы, сразу замахнулась на Emirates Airlines — и теперь живет в Дубае: постоянно летает в командировки, покупает авиабилеты со скидкой 90% и вообще счастлива. Рассказываем вдохновляющую историю Кати о том, до чего может довести работа продажника и как обойти больше сотни конкуренток в красной помаде.

Учеба на инженера и рутина, которая доконала

Я родилась и выросла в Отрадном, там же училась в школе. В 18 лет уехала в Самару — поступать на инженера в СГАСУ. Я шла туда осознанно, попала на бюджет и ходила на пары с удовольствием. В то время я думала, что всю жизнь буду работать инженером: я еще никогда не сидела в офисе, поэтому мне казалось, что это престижно, и что это точно «мое».

На последнем курсе, в 2015 году, я стала работать инженером в строительной компании — и мне правда нравилось. Но после окончания университета мне захотелось поменять свою жизнь — и я переехала в Питер. Там устроилась в крупный холдинг, но больше занималась продажами: продавала компаниям строительную технику и оборудование. И оказалось, что продажи — вообще не мое. Меня убивала рутина, я чувствовала, что живу, только когда была в отпуске. Мне было очень одиноко, тяжело и со временем становилось только хуже. Спустя год я вернулась в Самару — и считаю, что это было одно из лучших решений в моей жизни.

Перед обратным рейсом стояла в аэропорту в Ницце и понимала, что сейчас приеду в Питер, вернусь на свою нелюбимую работу — и все снова пойдет по кругу

Первый полет на самолете у меня случился довольно поздно: уже на предпоследнем курсе института я полетела в Москву. Но о том, чтобы стать стюардессой, я задумывалась, когда еще только поступала в СГАСУ. Помню, что даже поделилась с кем-то своими мыслями — и услышала в ответ, что все это глупости. Как бывает у многих молодых людей, я впитывала, как губка, и согласилась с этим мнением. К тому же я была очень серьезной девушкой и думала, что мне обязательно нужно высшее образование.

Два года назад, уже работая в Петербурге, я полетела в отпуск во Францию. Вспоминаю, как перед обратным рейсом стояла в аэропорту в Ницце и понимала, что сейчас приеду в Питер, вернусь на свою нелюбимую работу — и все снова пойдет по кругу. Я помню это чувство — свой внутренний крик о том, как же я всего этого не хочу. В тот момент я осознала, что нужно срочно менять свою жизнь — если не сейчас, то никогда. И стала быстро, сумбурно думать, спрашивать себя: если отбросить все денежные и остальные «но», что бы я выбрала? Стояла в ожидании посадки и понимала, что мне сейчас так хорошо, мне так нравится все, что связано с полетами, авиацией и самими аэропортами. Вот здесь я бы чувствовала себя на своем месте.

Знакомство с Emirates и идеальная жизнь, которую хотят тысячи людей

По прилету домой я сразу залезла в интернет и начала смотреть ютуб в поисках информации о том, как попасть в стюардессы. Ориентировалась в первую очередь на зарубежные компании — мне хотелось больше путешествовать, а потому было бы не очень интересно летать в разворотные рейсы туда-обратно и ничего не видеть.

На ютубе я наткнулась на видео девочки из Беларуси, которая рассказывала о компании Emirates Airlines. Конечно, я знала об этом перевозчике и раньше, слышала, что он входит в тройку лучших авиакомпаний мира, но никогда не задумывалась о том, как там все устроено. На видео девушка говорила об условиях работы, которые на тот момент казались мне просто нереальными: помимо большой зарплаты, предоставляют все возможное — и визу, и жилье, и транспорт. Даже изучив ее инстаграм, я все равно думала: «Да нет, не может такого быть».

Я зашла на сайт «Эмирейтс», стала изучать их систему. Как оказалось, они организуют во всех странах так называемые open days — правда, очень-очень редко: на тот момент их не проводили уже два года. Я начала смотреть больше видео иностранок, работающих в компании, о том, как они живут и путешествуют, подписалась на все их инстаграмы. Я так загорелась идеей стать одной из них, что не могла больше ни о чем думать. И каждый следующий день я засыпала с этой мыслью и просыпалась с ней.

«Эмирейтс» — международная компания, так что одно из основных требований — свободное владение английским. У меня были базовые знания языка: я время от времени путешествовала, общалась с иностранными друзьями и могла изъясняться на неплохом уровне. Теперь же я начала усиленно заниматься английским по три часа в день — я очень хотела попасть в «Эмирейтс» и решила сделать все, что от меня зависит, чтобы это осуществить.

В изучении английского помогает вообще все, главное — что-то делать и делать каждый день

Начинала с малого: например, ежедневно выписывала и учила слова с сайтов вроде «1000 самых используемых английских глаголов», смотрела фильмы, читала книги, переключала телефон на английский язык и постоянно общалась — если не с носителем, то с тем, кто может поддержать разговор. Помогает вообще все, главное — что-то делать и делать каждый день. По своему опыту могу сказать, что от занятий три раза в неделю не будет никакого результата.

Конечно, самое большое значение в изучении английского имеет практика. Если ты не будешь регулярно на нем разговаривать, то даже избавившись от трудностей с восприятием чужой речи, не сможешь свободно изъясняться.

В интернете много информации о том, из каких этапов состоит отбор, но я к ним не готовилась — только штудировала английский. Через полгода узнала, что «Эмирейтс» вновь начали отборы и приезжают в Петербург. Тогда я была в очередном отпуске и специально вернулась из него пораньше, чтобы попасть на интервью.

В России проводят assessment day — его отличие в том, что ты подаешь заявку на участие в отборе не напрямую, а через агентство Global Vision: на своем сайте оно проводит конкурсы для Qatar Airways и Emirates Airlines. Все бесплатно. Ты просто заполняешь резюме по образцу (разумеется, на английском), после чего тебе присылают ответ — сообщают, приглашают тебя на собеседование или нет. В России так делают из-за большого количества заявок: их каждый раз подает около 1000 человек, а Global Vision сокращает конкурс до 150 кандидатов.

Требования к помаде и критерии отбора, которые нельзя понять

Владение английским — главное требование компаний. Есть и чисто внешние критерии: никаких брекетов, тату, пирсинга. Моделью быть не обязательно — стюардесса должна быть не ниже 160 сантиметров, мой рост, например, — всего 164 сантиметра. Вес не важен, но учитывается индекс массы тела — он должен быть в пределах нормы. Еще у компании существуют тесты вроде «дотянуться до отметки 212 см» — из-за особенностей строения самолета.

Ответ от Global Vision приходит за одну-две недели до очного собеседования. Обычно интервью проходят в конференц-зале большого отеля. Ты приезжаешь, регистрируешься, заходишь при параде: нужно быть в юбке или черных брюках, белой рубашке, с пучком на голове и красной помадой на губах — все по стандартам «Эмирейтс».

В первый раз удивляет все. Во-первых, перед тобой стоит больше сотни идеальных девушек с красной помадой. Если так подумать, это немного, но когда ты их видишь, в голове мелькает: «Ну, наверное, в следующий раз». Становится не по себе. Кроме того, даже русские в основном разговаривают между собой на английском, и это слегка давит психологически.

Первый этап — CV drop. Ты подходишь к рекрутеру из «Эмирейтс», отдаешь резюме, улыбаешься, отвечаешь по-английски на «Привет, как дела?» и уступаешь место следующему кандидату. Через час после того, как все участники сдали свои резюме, вывешивают списки тех, кто прошел дальше. После CV drop отсеивают примерно половину кандидатов. Как именно и по каким критериям, никто не знает.

За первым отсевом следует еще несколько этапов отбора в группах. Например, участникам раздают картинки и просят их описать. Вы сидите на стульях, выполняете задания, обсуждаете их между собой, и все это время рекрутер ходит вокруг вас и постоянно что-то записывает. Что именно ты делаешь не так, опять же, секрет: человек улыбается тебе, но это не придает уверенности — кажется, что именно после такой улыбки уже кого-то отсеяли.

На финишной прямой остается максимум человек десять. После заполнения документов вам назначают день final interview — оно проходит в программе типа скайпа и длится около часа. Дома вы делаете психологический тест и тест по английскому языку — он очень легкий, но после этого вас тоже могут отсеять, и так происходит очень часто. В день интервью ты садишься перед компьютером при параде и в косметике — так же, как на очном этапе, — и тебе звонит представитель компании из Дубая. При этом в «Эмирейтс» работают люди 150 национальностей, и ты до последнего не знаешь, сотрудник с каким акцентом тебе попадется — а это очень важно, особенно когда ты волнуешься. Ты понимаешь, что это последний этап, который все решит, и очень обидно уходить, когда цель почти достигнута. В конце интервью тебе говорят: «Ждите ответ до трех месяцев», — и все это время ты не знаешь, взяли тебя или нет.

Иногда ты видишь, как убирают девочку,
и не понимаешь, почему: она же такая вся идеальная, положительная, общительная, 10 лет жила в Америке

Во время первого отбора в Питере я прошла почти до конца — меня срезали перед последней частью отбора в группах. Естественно, никакого фидбека не дают, и почему тебя отсеяли, ты не знаешь. Иногда ты видишь, как убирают девочку, и не понимаешь, почему: она же такая вся идеальная, положительная, общительная, 10 лет жила в Америке.

Естественно, когда я сорвалась в самом конце, я очень сильно расстроилась — зато стала увереннее в себе. Раньше я думала: «Куда мне с моим английским?» — но оказалось, что с ним все в порядке, и даже в стрессовой ситуации я, по ощущениям, провела интервью очень достойно.

Попытка номер три и переезд в Дубай, о котором не надо париться

Как раз после первого собеседования я переехала в Самару. Получилось так, что я снова начала работать менеджером по продажам — на этот раз в салоне красоты. При нем был магазин, и в мои обязанности входило общение с иностранными клиентами и отправка посылок за границу. Я никогда не сталкивалась с этой сферой, но там был нужен человек со знанием английского, а я как раз искала работу, где можно было бы практиковать язык. На самом деле работа была очень классной, и я до сих пор благодарна этому месту: у меня был крутой коллектив, я жила в пяти минутах ходьбы от офиса, и в итоге год, который я прожила в Самаре, был годом релакса — он был нужен мне, просто чтобы отдохнуть от всего.

Я не прошла психологический тест, выбыла прямо перед самым final interview. Это стало для меня настоящим ударом

Через полгода я узнала, что «Эмирейтс» опять набирают бортпроводников, но уже в Европе. У меня была открыта финская виза, я решила воспользоваться этой возможностью и в декабре полетела в Будапешт. На том отборе было человек 80 — и теперь я не прошла психологический тест, выбыла прямо перед самым final interview. Это стало для меня настоящим ударом. Я ехала уже не просто попробовать — я была настроена победить. Я очень сильно плакала, но потом взяла себя в руки, вернулась домой и продолжила работать на прежнем месте.

Еще через полгода, в мае, «Эмирейтс» снова устраивали отбор, на этот раз в Москве. Я зарегистрировалась, меня пригласили на интервью — и я прошла все этапы. Мне позвонили спустя всего неделю после скайпа — очень редко бывает, чтобы рекрутеры принимали решения так быстро. Всего из 120 человек отобрали четыре-пять. Мою радость невозможно было описать словами. Я не могла поверить и была абсолютно счастлива. Естественно, я сразу позвонила своей маме — она тоже безумно за меня переживала, очень хотела, чтобы я прошла.

Через два месяца я переехала в Дубай.

Учеба в тренинг-колледже и быт, который наладили за тебя

Если ты принят, представители компании присылают тебе официальное письмо, звонят и поздравляют. Все организационные вопросы ложатся на плечи работодателя: он оформляет визу, покупает билеты, предоставляет жилье — от тебя требуется только пройти медобследование. Это можно сделать в самой обычной поликлинике, потому что потом «Эмирейтс» проводит свою медкомиссию. Большое внимание уделяют заключению стоматолога и хроническим заболеваниям.

По прилету в Дубай, прямо в аэропорту тебе выдают деньги в конверте — на расходы в период обучения, которое длится два месяца. Это небольшая сумма, но ее с головой хватает на еду, а ничего, кроме еды, тебе, по сути, и не нужно. Ты сразу заезжаешь в комнату в квартире: она убрана, постельное белье застелено. Тут же есть коробка с посудой, в которой все — от ложек до кастрюль, коробка с моющими средствами, второй комплект белья, полотенца, гладильная доска, мусорное ведро. Тебе не нужно думать ни о каких мелочах — купил продукты и живи.

Обычно компания предоставляет сотрудникам большую квартиру с двумя-тремя спальнями. В каждой из них есть двуспальная кровать, шкаф, зеркало, стол, тумбочки и отдельная ванная комната — с соседками мы делим только кухню и гостиную. Изначально меня поселили с девчонками из Ирландии и Шотландии — и поначалу нам было сложно друг с другом из-за акцента.

Тебе не нужно думать ни о каких мелочах — купил продукты и живи

Мне всего хватало, тем более, все два месяца ты не тусуешься, а учишься. Тебе выдают красную рубашку, ты привозишь с собой какие-нибудь черные брюки, каждый день ходишь при мейкапе. Обучение проходит в тренинг-колледже, тебя отвозят туда и привозят обратно, все по расписанию. Все организовано, чувствуется уровень. То же самое и с самим тренинг-колледжем — он очень крутой и оборудован самыми современными симуляторами самолетов: там стоят огромные копии «Боинга» и «Аэробуса», которые точно воспроизводят турбулентность, пожар и другие внештатные ситуации. Еще там есть огромный бассейн с холодной водой, в который мы прыгали, чтобы отработать посадку на воду.

Обучение приятное, но сложное — из-за свой интенсивности и авиационных терминов на другом языке. Основная часть занятий посвящена безопасности: нас учат эвакуировать людей в случае пожара, смога, захвата самолета или экстренного приземления на воду. В «Эмирейтс» все отрабатывают до автоматизма: разбудите меня ночью, и я выполню любую задачу так, как предписывают стандарты. То же самое и у других ребят. Все они тщательно изучили инструкции, и я точно знаю, что в случае чего экипаж будет работать очень слаженно.

В тренинг-колледже стоят огромные копии «Боинга» и «Аэробуса», которые точно воспроизводят турбулентность, пожар и другие внештатные ситуации

После техники безопасности идет медицинский блок. Причем мы не только можем оказать первую помощь, но и имеем представление о том, как принять роды. Плюс, у нас всегда есть связь с землей и специальная служба, которая в любой момент даст нужный совет. Дальше следует обучение стандартам сервиса. Большое внимание на тренинге удаляют image uniform — то есть тому, как ты должен выглядеть: какими должны быть макияж и прическа, какие цвета теней и подводку нужно использовать. Все очень строго.

Но самое главное то, что все восемь недель ты ходишь на учебу с удовольствием. Встаешь в пять утра, получаешь очень большой объем информации, но тебе это реально нравится. Конечно, под конец я очень устала, выдержать два месяца в таком режиме сложно — но возможно. Во многом из-за тренеров: все они настолько крутые, добрые, общительные. Ты чувствуешь их отношение к себе, расположение — и учиться становится проще.

Первый рейс и мечта, которая сбылась

Мы летаем на двух самолетах: Boeing 777 и двухэтажном Airbus А380. Первые два рейса после окончания обучения — вводные. Во время них ты ничего не делаешь — просто смотришь, как работают другие. После этого ты вступаешь в свои права и работаешь как бортпроводник.

Мой первый рейс в качестве стюардессы был в Южную Корею. Конечно перед полетом я очень переживала: я же новенькая, ничего не знаю. На то, чтобы запомнить, что и где расположено в самолете, уходит два месяца — и это нормально, что поначалу ты чувствуешь себя неуверенно. Выручают коллеги: все ребята в компании классные, они понимают, что ты только начинаешь, и здорово поддерживают, так что все сомнения улетучиваются. Первый месяц я переживала на каждом полете, тщательно готовилась, но со временем волнение уходит.

У нас есть два вида рейсов. Первые — разворотные: ты прилетаешь, отдыхаешь часа полтора и улетаешь обратно. Обычно такие рейсы длятся меньше четырех часов — например, в Оман, — и в этом случае на все про все уходит обычный рабочий день. А еще есть командировки — и их намного больше. Мы приезжаем, заселяемся в отель и свободны до вылета домой. Минимальная остановка — 24 часа, а на дальних направлениях — к примеру, в Австралию или США — от двух суток.

Рейс в Сеул был очень запоминающимся. В Корее нам предстояло провести полтора-два дня, но никто из экипажа не пошел со мной в город, потому что все ребята там уже были. Помню, я одна поехала в какой-то большой парк, потом пошла на улицу магазинов и накупила корейской косметики. Я была под таким впечатлением, настолько взволнована и счастлива! Я наконец попала в эту компанию, уже летаю, и вот у меня даже случилась первая командировка!

Кстати, нам дают очень хорошие командировочные. Подразумевается, что их нужно тратить на еду, но у всех ребят остаются деньги и на развлечения — чтобы куда-то сходить и что-то посмотреть. Для понимания: на сутки в Париже мы получаем 80 евро. По моим меркам, это приличная сумма.

Расписание на месяц появляется 16 числа. В среднем я получаю от 10 выходных — это те дни, которые ты проводишь в Дубае. Они всегда разбросаны по датам, но график известен заранее. Дни в командировках считаются рабочими, но, естественно, во время них ты тоже много гуляешь. Обычно у меня около пяти командировок в месяц и один-два разворотных рейса.

Рейсами можно меняться, и это очень удобно: например, я могу обменять условный Пекин на Москву и полететь в родную страну.

Путешествия за копейки и скидки, за которые недолюбливают стюардесс

В Дубае мне не очень нравится погода. Я привыкла к смене четырех сезонов, а здесь с мая по сентябрь жара в 45 градусов, и даже местные в это время предпочитают не выходить на улицу.

Еще здесь все дорого. Конечно, у нас хорошая зарплата, но так как я постоянно куда-нибудь выезжаю, то покупаю вещи и продукты в других странах — например, фрукты везу из Азии, а одежду из Европы. Также стюардессам доступен бесплатный корпоративный транспорт. Автобусы с надписью «Emirates» ходят от каждого здания компании по расписанию: до аэропорта — каждые 20 минут, до молла — каждые два часа.

Здесь у тебя никогда ничего не украдут,
не будут приставать на улице и вообще не сделают ничего плохого — потому что законы в Дубае очень жесткие

В Дубае мне импонирует то, что здесь ты не чувствуешь себя лишней или чужой, — местные хорошо относятся к приезжим. Еще мне нравится местная правовая система: здесь у тебя никогда ничего не украдут, не будут приставать на улице и вообще не сделают ничего плохого — потому что законы в Дубае очень жесткие, а преступления против женщин и детей до сих пор караются смертной казнью. Здесь нормально, когда кто-то сидит на фудкорте в торговом центре, оставляет на столике телефон и уходит в туалет — потому что никто просто не посмеет тронуть твой мобильный.

У стюардесс «Эмирейтс» в Дубае очень много привилегий, мы здесь на хорошем счету. У нас есть карты, которые дают скидки во многие заведения. Например, почти во всех ресторанах у нас дисконт в 50%. В магазинах — таких, как Nike или Adidas, — 15-20%. Всевозможные бассейны, отели тоже обходятся нам дешевле, и когда к тебе приезжает кто-то из родственников, ты можешь заселить его в хорошую гостиницу по хорошей цене. Скидки для нас есть почти везде, и мы это очень любим — правда, за это многие не любят нас самих.

Почти во всех ресторанах у нас есть скидка 50%. В магазинах — таких, как Nike или Adidas, — 15-20%. Всевозможные бассейны, отели тоже обходятся дешевле

Огромный плюс в том, что у нас есть скидки и на билеты. Причем не только на рейсы «Эмирейтс», но и на полеты компаний-партнеров. Я могу летать на 50% или даже 90% дешевле — все зависит от загрузки рейса. Для моих ближайших родственников действуют те же условия.

Я живу в квартире рядом с аэропортом, но в этом году планирую переехать ближе к центру. У «Эмирейтс» много зданий по всему Дубаю, есть даже квартиры с видом на Бурдж Халифу. Переехать может любой сотрудник, но получить квартиру в центре не так легко: в компании работает 20 000 человек, и комнаты разлетаются за секунду.

В свободное время я тренируюсь в зале, встречаюсь с девчонками, которые учились вместе со мной, а еще планирую вплотную заняться вторым иностранным языком. Я уже начинала учить испанский, на котором говорит почти вся Латинская Америка, а еще обожаю французский — осталось выяснить, какой из них дастся мне проще. Плюс Дубая в том, что здесь тебе всегда есть, чем заняться, и не возникает вопроса, куда сходить сегодня. Я живу тут уже полгода, но мне кажется, не видела и 10% города.