2123

Я никогда не пил алкоголь: 3 истории

Текст: Марина Лукиян Иллюстрации: Яна Сачук

Отгремели новогодние праздники — долгие и беспощадные. Настолько, что в Госдуме предложили уменьшить их — якобы это поможет избежать массовых алкогольных отравлений и чревоугодия. А что, если не пить совсем? «Большая деревня» нашла трех самарцев, которые утверждают, что никогда не употребляли алкоголь. Мы выяснили, почему они придерживаются такого принципа, ходят ли с друзьями в бары и чувствуют ли себя лучше других.

Елена, 27 лет

Обычно люди начинают употреблять спиртные напитки в молодости, с друзьями, но у меня другая история: после школы я всегда сразу ехала домой. Тогда только появился интернет, и меня больше привлекало времяпровождение с учебниками или за компьютером с играми типа Sims. Несмотря на мою общительность, в колледже я была одиночкой, и даже если меня куда-то звали, предпочитала остаться дома. Даже на Новый год мне по-прежнему покупали какой-нибудь «Дюшес» или детское шампанское: «взрослого» попросту не хотелось — мне не нравится сам запах алкоголя. Я пробовала алкоголь лишь однажды в детстве: родители пили пиво, и я попросила глоток.

Иногда родственники в шутку говорили: «Давай, выпей, ты что, маленькая?». Но я не из тех, кто подвержен влиянию окружающих. Пару раз была в клубе: дым кальянов, много подвыпивших людей, громкая музыка — мне было тяжело находиться в такой атмосфере, начинала болеть голова, и я уходила. Однажды мне задали вопрос «Как ты танцуешь на трезвую голову, как расслабляешься?» — а я ведь и не напрягалась. Благодаря своей артистичности, я могу подстроиться под настроение других людей и развлекаться наравне с теми, кто выпивает. Но чаще всего люди спокойно реагируют, когда я говорю, что не хочу пить, а если начинают требовать объяснений, я стараюсь сменить тему.

Иногда не верят моему возрасту: возможно, я так молодо выгляжу именно из-за отказа от алкоголя. Я даже безалкогольное пиво не пью, и не хочется. Если мне грустно, я пытаюсь себя чем-то занять: английским языком, спортом — всегда можно направить энергию в правильное русло.

Мне интересна музыка и новые знакомства, но я не езжу на летние фестивали, потому что там очень много спиртного и пьяных людей

Я не люблю нетрезвых людей, даже на праздниках они мне неприятны. Человек становится смешным, начинает нести бред, приставать — и таким образом глупеет в моих глазах. Из-за этого приходится отказываться от некоторых вещей: например, мне интересна музыка и новые знакомства, но я не езжу на летние фестивали, потому что чаще всего там очень много спиртного и пьяных людей. Мой молодой человек очень редко выпивает, уважает мою позицию, но если бы он злоупотреблял, мне пришлось бы закончить эти отношения.

У меня есть родственник, который очень много пил, — думаю, это повлияло на мое мировоззрение. Я много раз пыталась с ним поговорить, но это было бесполезно. В итоге мы просто перестали общаться, сейчас он в плохом состоянии.

Если когда-нибудь мой будущий ребенок лет в 15 придет домой пьяным, я не стану его ругать — поговорю спокойно, потому что это тот возраст, когда личность может сломаться. Люди в России считают себя несчастными и пьют из-за того, что им не хватает денег — если бы уровень жизни был бы выше, возможно этой проблемы бы не было. Употребляют по привычке, просто не зная, что может быть иначе.

Дмитрий, 47 лет

С детства у меня перед глазами был печальный опыт родственников: дядя утонул пьяный, когда мне было два, а еще сильно пил мой дед. Когда трезвел, он чувствовал себя виноватым, молчал и становился безобидным. А если напивался, мы с бабушкой от него уходили — гуляли по городу или ходили в кино. В итоге у меня выработалось отвращение к алкоголю и к поведению пьяных людей. Я стараюсь их избегать, как минимум потому что с ними не интересно. И по той же причине не хожу на корпоративы и вечеринки: они так устроены, что непьющему человеку там делать нечего. Развлечения, которые предлагает любой тамада или аниматор, по большей части рассчитаны на подвыпившие компании, а трезвому гостю скучны и не смешны.

Весь мой опыт употребления алкоголя сводится к шампанскому на донышке, которое мне наливали родители в подростковом возрасте, и конфетам с коньяком без этикетки. При этом я не считаю себя выше или лучше других, но когда слышу, что какой-то человек спился, меня может посетить чувство облегчения, ведь со мной такого произойти не могло. Иногда я даже пью безалкогольное пиво, чтобы не особо выделяться из компании.

В моей компании собрались интеллигентные люди, и если они когда и предлагали мне выпить, такое предложение предполагало возможность отказаться без настойчивости и обид. Другое дело, что по работе я иногда попадаю в сельскую местность — и вот там начинаются уговоры с доводами вроде «один раз не [гомосексуал]». В молодости было проще: студенты — это толерантная среда, там прекрасно относятся к любому человеку, если он не лезет драться или приставать. Мы ели, пели песни, а когда я начинал замечать, что компания достигает критического состояния, то просто уходил.

Бороться нужно не с алкоголем,
а с факторами, которые заставляют людей пить

К сожалению, среди моих друзей много выпивающих. Но в трезвом состоянии они интересные собеседники, иначе бы я давно перестал с ними общаться. Со временем многие приобрели проблемы со здоровьем и в результате стали пить меньше. Теперь мы встречаемся, чтобы поговорить и убедиться, что все живы. Кстати, в том, то касается моего собственного здоровья, я не вижу особых преимуществ перед другими людьми — разве что у пьющих в основном страдают сердце и печень, а у меня другие болячки.

Как говорится, российские интеллигенты с детства знают, что алкоголь — это яд, потому его и употребляют. По молодости и глупости я еще пытался вести душеспасительные разговоры, но опыт показывает, что бесполезно рассказывать людям о вреде спиртных напитков: если человек давно пьет, он сам все прекрасно знает, но ему не хватает мотивации и сил с этим завязать. Обычно мотивируют проблемы со здоровьем, а вот семья редко — чаще кончается разводом.

Людям в нашей стране кажется, что нет других способов снять стресс, кроме алкоголя. А для меня все, что не работа, — уже расслабление. Хотя и там я стараюсь часто отдыхать: делаю перерыв каждые 15-20 минут, листаю ленту, пью чай, болтаю с коллегами, а потом снова возвращаюсь к задаче — уставать просто не успеваешь.

Да, алкоголизм — это проблема российского общества, но чтобы решить ее, бороться нужно не с алкоголем, а с факторами, которые заставляют людей пить, — со всем, что вызывает чувство неудовлетворенности и усталости.

Галина, 34 года

Кажется, я просто родилась бабушкой — настолько мне были неинтересны истории про алкоголь, тусовки, курение за гаражами. Причем это совершенно не связано с влиянием родителей: они абсолютно обычные люди, могут выпить по праздникам. У меня же никогда не было цели пойти на тусовку и попробовать, наконец, запретный плод, чтобы почувствовать себя взрослой.

Лет в одиннадцать я пригубила пиво: было интересно, почему его все любят. В итоге решила, что добровольно пить эту горькую жидкость — полный бред. Другой случай: в подростковом возрасте мы с друзьями собрались у меня в квартире, пока родителей не было дома, нашли кувшин с какой-то мутной жидкостью и решили его распить. Позже выяснилось, что это было домашнее вино. Я не смогла сделать больше одного глотка — настолько было противно: мне неприятен и запах спирта, который я чувствую в любом напитке, где он есть, и ощущение «пожара» в горле.

Вообще я не знаю ни одного человека, которому бы с первого раза понравился вкус алкоголя: здесь, как в случае с тяжелой музыкой, нужна привычка, системность. Всем же нравятся не сами по себе крепкие напитки, а эффект опьянения, который они дают: уходят комплексы, зажимы, человек становится проще. Большинство веществ, действующих на сознание, работают как «таблетка раскрепощенности»: люди без нее так же интересны и прекрасны, просто закрыты.

У моих друзей никогда не было цели заставить меня выпить — этим они и отличаются от не-друзей. Лет в двадцать малознакомые люди периодически хотели взять меня на слабо, читали мне лекции. Я считаю, все это делалось для того, чтобы нас уравнять, ведь пьющий человек все равно ощущает свою ущербность в отношении непьющего — он не может быть свободным без градуса в крови. Непьющий при этом не возвышает себя над другими — он просто не пьет. Он не считает это крутостью — за него это делают окружающие, проявляя повышенное внимание. Бывало такое, что мне не верили и даже утверждали, что видели меня где-то пьяной или с бутылкой пива, — когда ты более расслаблен, чем остальные, тебя всегда будут в чем-то подозревать.

Стремление к употреблению алкоголя идет от отсутствия стержня в людях — а стержня нет, потому что не было любви

Во время застолий родственники могут предложить мне выпить, но скорее потому что забывают — в семье никто не циклится на моей позиции. Только моя бабушка часто заостряла на ней внимание и гордилась тем, что я не пью.

Я хожу в бары с друзьями, чтобы потанцевать. Почему-то все думают, что для этого нужно выпить, так вот это не так, ведь танцы само по себе шаманство и способ расширения сознания, поэтому пьяненькие люди танцуют очень классно — алкоголь отключает от внешнего мира, а танец помогает впитать энергию. Даже когда ребята в моей компании напиваются до чертиков, меня это не бесит. Главное, чтобы за руль пьяными не садились. Сама я на вечеринках пью воду, сок, колу, люблю безалкогольный мохито.

Я совсем не ханжа. Осуждать других обычно берутся люди, которые совершили над собой усилие и бросили пить, а я просто родилась такой. Я никогда не пыталась внушить другим людям, что быть трезвенником прекрасно и правильно, но если кто-то пытается доказать мне обратное, меня это напрягает. Люди говорят: «Спирт хорошо влияет на нервную систему, бокальчик вина перед сном полезен для здоровья», — от этого мне смешно, и здесь я могу вступить в спор.

Разница в мироощущении с другими выражается только в том, что свои выходные я хочу проводить деятельно — у меня нет желания веселиться до утра, прибухивая. Я расслабляюсь при общении с людьми и животными, а в плохом настроении прижимаюсь к своим собакам — они очень мощно забирают негативную энергию. Думаю, похожие чувства людям дают дети. Любовь — лучшее оружие против негатива и говна. Стремление к употреблению алкоголя, как мне кажется, идет от отсутствия стержня в людях, а стержня нет, потому что не было любви.