136

Китеж-град Чебоксары

Текст: Рома Ежевичкин

Чебоксары — столица Чувашии, скромно называющая себя «Жемчужиной Поволжья». И это самоназвание нисколько не обманывает. Многие думают, что в Чувашии до сих пор мажут волосы медвежьим жиром и по выходным наряжаются в собачьи шкуры, а потом дуют в дудки и пляшут до изнеможения. Нет, это совсем не так. Чебоксары — современный город, застывший в янтаре провинциальных 80-х. Точнее даже в своём собственном времени и пространстве с какими-то параллельными людьми. Если бы Балабанов снимал светлый фильм про что-то доброе, то наверное выбрал бы его.

Добраться до этого благословенного края можно как минимум тремя способами. Начнем с того, что прямых поездов сообщением Самара-Чебоксары нет. Можно поставить самый сомнительный рекорд в своей жизни, устроив поездку с пересадками. Если верить сервису Яндекс.Расписания, добираться до Чебоксар таким образом более суток. Много ли это? Вообще-то да, поскольку ехать всего 500 километров. Если деньги жгут карман, то можно добраться на самолете, но через Москву. Или добраться до Казани любым известным способом, а от нее до Чебоксар меньше двух сотен километров. Также не стоит забывать про самый плебейский вид транспорта – рейсовый автобус, который ежедневно курсирует от центрального автовокзала.

Но в итоге лучшим способом остается а-а-авотомобиль. Тут многое зависит от машины, навыков вождения и дороги. Ехать можно через Казань или по ульяновскому направлению. У нас путь занял 9 часов. Параллельно в столицу Татарии ехал мой коллега и на этот путь у него ушло 4,5 часа. На ульяновской трассе много заправок, в целом, неплохая дорога, а в Чувашии так вообще праздник, но гнать все равно не стоит.

В городе поражает чистота. Центр укрыт деревьями, лавочками, деревьями, деревьями и чистотой. Урн очень мало, и при этом встретить окурок на газоне сложно. Еще сложнее найти на стенах объявление о покупке волос или поиске помощника руководителя, теги или вообще граффити. Даже рядом с заводом стены домов чистые, а в подземном переходе есть специальная доска объявлений с плотным слоем бумаг. Самарца, привыкшего к пыли, грязи и рекламе, это поражает. Кроме того, в Чебоксарах не так много билбордов и растяжек, как ожидаешь от небольшой, но все-таки столицы. После Самары все это выглядит фантастикой.

Чуваши очень-очень бережно хранят свою историю. Это заметно, например, в том, что традиционный чувашский узор встречается повсеместно в оформлении заборов, магазинов, талончиков, газет, киосков. Можно долго спорить о том, что транснациональная культура все под себя подожмет и уничтожит, но Мировое дерево чувашей переживет и это, потому что оно произрастает даже через чугунный шипастый бортик на заборе, поверх которого протянута колючая проволока.

Еще они бережно хранят любую память о любом своем выдающимся деятеле, ставшим известным в Чувашии и, тем более, за ее пределами. Впервые в жизни горельеф я увидел именно там, на хрущевке в районе, далеком от центра. Кто это был, различить из окна машины было сложно. Центр же полнится мемориальными табличками и бюстами совершенно незнакомых людей, что вызывает в голове резонный вопрос: «А в Самаре есть хоть кто-нибудь столь же известный?» Отдельно стоит упомянуть такого важного человека, как Андриян Николаев. Это, если что, третий человек в космосе и муж Валентины Терешковой, чувашский Гагарин. В его честь названа улица, школа, парк, стоят памятники. Как и остальные памятники в городе — чистые.

Другой символ города «Мать-Покровительница», огромная статуя на огромном постаменте, раскрывшая свои руки для объятий. На постаменте на двух языках написано: «Благословенны дети мои, живущие в мире и любви». К ней ведет пешеходный мост через реку, подсвечиваемый в ночи и потому, на фоне темной летней ночи и черной воды, создается ощущение, будто ты к ней летишь среди огоньков чужих душ.

Но хватит лирики.

Пиво в городе плохое, невкусное, вялое. Называется «Букет Чувашии». Гораздо приятней купить местный лимонад на солоде (солодовый напиток, если быть точным до конца) со вкусом ромашки и мяты и утолять жажду им. По сути, чем-то напоминает квас с легкой ноткой дубильных веществ и ржаного хлеба. И раз уж заговорили про простые человеческие потребности. В центре есть, где поесть, например Макдональдс с видом на набережную, но лучше спуститься вниз, пройти еще пару минут и оказаться в странном кафе с роскошной солянкой по 50 рублей и другими интересными ценами. При этом в кафешке имеется вай-фай.

Разлет цен на центральной улице поражает. Описанное выше заведение опустошит кошелек каждого на 200 рублей, а пафосное место в двух минутах ходьбы выше — уже на 2000. Если есть тяга к национальной кухне, то можно про нее спокойно забыть. Место, где кормят чувашской едой одно, и на момент поездки оно было на ремонте. Зато неподалеку есть ресторан венгерской кухни. Дело вкуса, конечно. Точек с шаурмой или чебуреками, равно как и табачных ларьков, в городе не обнаружено. Зато можно найти аппарат, который круглосуточно торгует молоком.

Что стоит посмотреть? Во-первых, сам город, где немного людей, и в архитектуре которого мало храмов и жилья. Во-вторых, музей Чапаева. Но это на любителя. С другой стороны, мы ничего не знаем о Чапаеве, а тут такая возможность. А вот отчего устоять точно невозможно, так это от музея тракторов. Стоит он крайне недорого, даже с оплатой фотоаппарата, на двоих выходит 130 рублей. Поднимаешься и оказываешься в стандартной музейной экспозиции, с той только разницей, что можно поднять кузнечный молот, покрутить ручки станка. Музей словно создан для фотографий. Первая его скучная половина состоит из витрин, витрин и моделей тракторов.

Самая мякотка во втором зале, с настоящими вымытыми и открашенными машинами, в которые можно залезть, подергать рычаги и погудеть, изображая из себя пахаря с плаката. Подобное отношение к музейным экспонатам удивляет, но разве музей должен быть скучным? Для самых маленьких посетителей есть отдельная песочница с радиомоделями тракторов, кранов и самосвалов. Понятное дело, что это вызовет массу радости у любого.

Если тракторов мало, можно посмотреть монастыри, церкви, краеведческий музей, стандартный набор любого туриста.

Чебоксары — это город, в котором не хочется шуметь или носить наушники. Этот город создан для гуляний, прогулок, променадов и попыток прочитать странные чувашские символы, которые порой очень похожи на наши буквы. Город остается в памяти и ощущениях Китежем, но никак не городом с тремя памятниками Ленину.

5923

Можете поцеловать невесту

Текст: Витя Фомин, Катя Рассказова

Когда летнее солнце плавит асфальт, а торговый ассортимент бабушек на остановках сменяется с ландышей на квас, начинается пора любви и преданности — пора свадеб.

 

Своего дня каждая принцесса ждет с самого детства, с первого класса, рисуя эскиз свадебного платья. Женихи тоже настраиваются на семейную жизнь: собирают мальчишники, удаляют бывших из соцсетей.
Но перед тем, как отправиться в свадебное путешествие, каждая пара решает главный вопрос. Где же сыграть свадьбу так, чтобы все обзавидовались?

Для того, чтобы понять, где все-таки лучше, нам пришлось поженить двух наших блогеров. После ЗАГСа Витя и Катя устроили по-настоящему роскошное путешествие по кабакам Самары в поисках того самого уголка, о котором они потом будут рассказывать своим внукам.

 

Макдональдс на Полевой

Почему. В детстве каждого ребенка был такой день, когда мама с папой, вручив новенький набор конструктора лего, собирали всех «избранных» со двора, чтобы отвести в Макдональдс. Этого дня дети ждали из года в год. Что может быть желаннее для дошкольника, чем жирная еда, газировка и игрушки из хэппи мила? Ничего.

Редакционные молодожены не предали детские мечты и арендовали уголок Мака для самого важного события в жизни.

Плюсы. Прямиком из Дворца Бракосочетаний можно выйти на «пьяные лавочки», испить ящичек «Российского Золотого» и отправиться трапезничать по-американски. Можно даже не заказывать лимузины, потому что двести метров пешком до ресторана помогут нагулять аппетит.

Минусы. Единственным минусом свадьбы в Маке является разве что отсутствие алкоголя в баре. Да и вообще бара. Но это не повод горевать. Недопитое у ЗАГСа шампанское может уютно спрятаться от глаз администратора под столом.

Саша Чумак, Chumak Event: Для создания неповторимой семейной атмосферы раньше можно было воспользоваться детской комнатой, с появлением МакКафе простора для фантазии стало больше. И самое главное — вся подготовка к банкету займет не больше 20 минут.

 

Кофейня-пиццерия БКК

Почему. «Главное, чтобы было недорого, душевно и лучше всех». Практичность — свойство, которое так любят русские люди. Кофейня-пиццерия БКК на улице Ярмарочной (в прошлом — кафе «Сластена») располагает всеми плюсами для празднования по-настоящему русской свадьбы.

Плюсы. География: центр города, в шаговой доступности от площади Славы, где можно сделать самые необычные фотографии. Внутри заведения тоже сплошные бонусы: недорогая и вкусная еда, а также водочка для гостей по 33 рубля за стопку. А если хорошо договориться, то и вовсе могут разрешить принести свой алкоголь. На первом этаже фирменный магазин потрясных свадебных тортов с фигурками молодых (например, в виде карамельных Барби и Кэна).

Минусы. Подружкам невесты, привыкшим к новеньким Лексусам своих бойфрендов, вряд ли понравятся недостаточно большие плазмы и чересчур русский саундтрек. Курящая половина гостей не придет в восторг от перспективы бегать на улицу. И, безусловно, все до единого назовут вас скучными из-за раннего окончания банкета. К сожалению, кафе работает лишь до 22:00.

Саша Чумак, Chumak Event: Провести пышное торжество здесь не получится, вместимость зала достаточно маленькая. И сразу же подумайте о хорошем флористе и оформителе — на то, чтобы спрятать весь «евроремонт», потребуются немалые усилия.

 

«Дно»

Почему. Трудно сказать, почему еще ни одна пара не решалась отпраздновать свадьбу «на Дне». Ведь далеко не каждый город нашей огромной страны может похвастаться своим пивзаводом на берегу реки. Да и к тому же, таким отличным, как в Самаре.

Плюсы. Свежий «Жигуль», бесплатные сухарики, копченая рыбка, румяная «косичка» и, конечно же, раки. Устоять невозможно.

Минусы. Гости, затарившись беляшами и «жигулёвским», могут сбежать от вас на первом попавшемся катере в Рождествено. Пивзавод в данном случае подойдет больше как промежуточный чекпоинт, нежели как место для праздничного застолья. Такую свадьбу родители, скорее всего, не поймут.

Саша Чумак, Chumak Event: При проведении тематической свадьбы (морской, пиратской или студенческой) можно существенно сэкономить на оформлении, а персонал вам с радостью подыграет. Но будьте готовы к тому, что через полчаса все посетители Дна почувствуют себя самыми желанными гостями на вашем празднике.

 

Ресторан IKEA

Почему. Многие уже наверняка устали от приевшихся традиций русской свадьбы и хочется чего-то нового и заграничного. На помощь молодым приходит некогда самая ожидаемая постройка города — ТЦ «Мега».

Плюсы. Для свадьбы в шведском стиле отлично подойдет ресторан Икея. Дешево, сердито и не по-русски.

Оставив детей играть на детской площадке, можно приятно прогуляться по широким рядам «Меги» и найти ту самую девушку с флаерами. С получением пачки этих волшебных листовок стоимость банкета сокращается вдвое. Немалый выбор десертов понравится всем подружкам невесты, а пончики и мороженое из бистро сделают глаза детей еще счастливее. В качестве алкоголя гостям можно раздать по баночке «Старого мельника» за 1 рубль.

Минусы. С крепким алкоголем ситуация обстоит не лучшим образом. Его придется покупать в супермаркете и тайком проносить в ресторан. Отдаленность от центра города, несомненно, критична, но это легко компенсируется бесплатными автобусами, стартующими от Барбошиной поляны и 15-го микрорайона.

Саша Чумак, Chumak Event: Самый главный плюс — возможность устроить свою свадьбу за городом, поэтому сразу подумайте о доставке гостей туда и обратно. Это может быть велопрогулка, несколько непьющих друзей на машинах или фирменный бесплатный автобус желтого цвета. Есть возможность устроить свадьбу-квест или свадьбу-путешествие по просторам магазина.

 

Бубука


Выездная регистрация на пляже, с танцами на песке и девушками в бикини случается не только в фильмах с Дженифер Лопес, но и в нашем городе-курорте. Пока вы робко гуляете за ручку по набережной, лелея мечту о свадьбе под пальмами, на острове напротив звенят свадебные колокольчики. По легенде, на кусочке волжского побережья находится государство свободы и вседозволенности — Бубука.

 

Глава государства распоряжается летним баром, маленькой сценой, пляжем-танцполом и судьбами своих подданных. Свадебный генерал в лихой капитанской фуражке, шафер на яхте, бультерьер в венке из белых цветов, напев волжской волны складываются в лучшую свадьбу, которая была не в Майами. Поздравляем Никиту и Катю Туишевых и благодарим ребят за прекрасные фотографии. И, можете поцеловать невесту.

Саша Чумак, Chumak Event: Тем смельчакам, кто отважится организовывать свою свадьбу самостоятельно, предстоит подумать о возможности постоянной переправы из города и обратно, приготовлении еды или заказе кейтеринга, шатрах, местах для отдыха и, конечно же, аптечке.

Варвара Вишня, организатор корпоративных и частных мероприятий компания «Енот Продакшн»

Я советую ресторан, учитывая общую стилистику свадьбы, ее концепцию — подбираю место, где данная тематика может раскрыться в полной мере. Немаловажен не только интерьер ресторана и его расположение, но и отменная кухня, доброжелательный и адекватный персонал. Поскольку моя задача на свадьбе руководить процессом, все службы, которые участвуют в организации общего дела, должны подчиняться одному человеку. В нашем городе немного, но до сих пор есть рестораны, где пахнет 80-ми и в прямом, и в переносном смысле. Персонал спит на ходу, при вопросе о «wi-fi» начинаешь понимать, что он находится у них там же, где и «блюпуп с фрешкой». Люди, работающие в таких ресторанах, постоянно «помогают» и вставляют: «А у нас, Зина Николаевна, обычно делает вот так…»! Приходится незаметно для молодых решать ряд возникающих казусов.

Другое дело работать в ресторанах, которыми руководят талантливые продвинутые люди, шагающие в ногу со временем. Мне нравится ресторан «ЯR», также хотелось бы отметить парк-отель «Дубрава», «Русскую Охоту» в Курумоче, ресторан «Бисквит», рестораны отеля «Ренессанс-Самара». В этом году открыла для себя потрясающей красоты место — ресторан «Амбар» в Тольятти. На огромной террасе с великолепным видом на Волгу. С нетерпением жду свадьбу, которая пройдет в сентябре в тольяттинском ресторане «Усадьба».

281

Чапаевск обетованный

Лера Алфимова Фото: Марина Юсупова

«Большая деревня» продолжает рассказывать о том, чем заменить субботние возлияния и почему нужно путешествовать по Самарской области. Наш сызранский тур мы продолжили на родине тротила — в Чапаевске, городе с невообразимой промышленной архитектурой, загадочной церковью и колоритом ранних 90-х.

 

Чапаевск возник в самом начале прошлого века вокруг завода взрывчатых веществ, где впервые в стране произвели тротил, а также несчетные тонны отравляющих химикатов. Курировал процесс лично великий князь Сергей Михайлович Романов. Город вообще можно назвать областным чемпионом по количеству заводов — 80% его территории заняты промзонами. Именно прекрасная промышленная архитектура, представленная в ассортименте от дореволюционной до сталинской, составляет основной интерес в путешествии по Чапаевску. Для любителей урбана, помимо «Полимера» и «Силикатки», тут имеется, например, завод мешкотары, расположенный почти в центре города и представляющий собой пост-апокалиптический пейзаж в любое время года.

 

Ехать до Чапаевска совсем недолго — час на электричке от железнодорожного вокзала и примерно столько же на маршрутке от пригородного. Проезд на электричке стоит 45 рублей в одну сторону, расписание можно посмотреть в яндекс-расписании. Маршрутки ходят чаще и обойдутся в 75 рублей. Рекомендуем использовать первый вид транспорта. Во-первых, перед глазами проплывут живописные виды станций «Красный Кряжок» и «Липяги», пуховые платки, плачущие куклы, а также плюшевые цветы. Во-вторых, в электричке не трясет и можно выйти покурить. По выходным здесь поет грустная женщина за пятьдесят, сопровождаемая гармонистом, магнитофоном и усилителем звука.

Прямо с вокзала можно направиться во Дворец Культуры — спуститься с путей, у автобусной остановки повернуть налево и идти вдоль улицы Железнодорожной минут пятнадцать. Здание было построено по проекту Дмитрия Вернера и представляет собой смесь модерна с конструктивизмом, умноженную на ремонт в стиле нулевых: модернистская лепнина, советский бюст Чапаеву и современная позолота придают ему неповторимое обаяние.

Внутрь Дворца пускают охотно, а театральное изображение из себя студентов строяка дает бонусы — например, можно потрогать весь бархат актового зала и даже взобраться на сцену.

В сезон здесь выступают не только представители местной самодеятельности, но и заезжие театры с антрепризными постановками.

С площади при Дворце Культуры видно главную гордость Чапаевска — церковь Сергия Радонежского, построенную по проекту того же инженера Вернера. Издали храм напоминает питерский Спас-на-Крови из-за отделки майоликовой плиткой и изразцов. Самое интересное — в деталях.

Такое вы вообще вряд ли еще где-то увидите. Помимо традиционной византийской символики, в орнаменте есть неканонические рисунки, свойственные, например, масонам: «Всевидящее око» (или «Лучезарная дельта»), резец и молот и другие принадлежности свободных каменщиков, а также павлины, русалки и цветы, характерные для стиля «модерн».

 

Разглядывать внешнее убранство можно долго, чего, к сожалению, не скажешь о внутреннем — в советское время тут был Дом Пионеров и для восстановления службы тут все сделали заново.

История самого архитектора полна загадок и до сих пор до конца не изучена — наряду с неоднозначной символикой это становится почвой для самых различных мнений и спекуляций. Дмитрий Вернер, немец по крови,  покинул пост главного архитектора Самары якобы из-за антинемецких настроений, которые были вызваны Первой мировой. Есть мнение, что архитектор имел отношение к масонской секте и был вынужден уехать из-за этого в Иващенково (так назывался тогда Чапаевск). Здесь он руководил постройкой военного завода и жилья для рабочих, что странно в виду его «неблагонадежной» национальности.

Строительство храма по его проекту началось до революции, а завершено уже после, в 1918-м, тогда же храм был освящен и начал работать, невзирая на повсеместную победу советской власти. Еще до того, как работы были закончены, архитектор покинул город. Следы его также загадочным образом затерялись в Омской области, где, по некоторым данным, Вернер руководил строительством города-сада. В 20-х всякие упоминания о нем исчезают.

В Чапаевске есть еще один интересный артефакт, ради которого сюда едут специалисты по конструктивизму со всего мира. Это Дом-Коммуна, занимающий целый квартал по улице Орджоникидзе. Это памятник утопической мысли 20-х годов, когда советская власть стремилась создать общество нового типа, раскрепостить женщину из кухонного рабства и «обобществить» быт. Мелкие ячейки комнат, приспособленные только для сна, напоминают капсульный отель — они чередуются с общими кухнями и санузлами, длинный общий коридор проходит насквозь через все здание. На момент постройки этот проект позволял расселить более 600 рабочих в относительно пристойных условиях. Согласно принципам «правдивой архитектуры», ровный параллелепипед фасада не приукрашен и даже не оштукатурен. Останки огромного Дома-Коммуны, который сейчас расселен, всем своим видом красноречиво рассказывают, к чему приводят оторванные от жизни идеи.

Но вернемся к современности. На пути к главной улице от церкви есть отличный магазинчик с разливным лимонадом, пивом и большим ассортиментом вин. Вина краснодарского и тольяттинского производства в розлив имеются охлажденными, что способствует их немедленному употреблению. В наличии также горькая хлебная и рябиновая настойки, коньяк и даже вермут. Тара любая — от стопки до полуторалитровки.

Цены отнюдь не низкие: литр кубанской «Анапы» стоит 200 рублей. Качество соответствует: вина возвращают сознание куда-то далеко, на сочинскую автобусную экскурсию, где родители первый раз в жизни дали попробовать ароматный южный алкоголь из пластикового стаканчика.

Редакционный врач ни в коем случае не рекомендует выпивать на голодный желудок. Тем более, в Чапаевске есть, где подкрепиться. Первый фуд-поинт — кафе «Мего», которое нам порекомендовали на улице молодые горожане. Обстановка там соответствует названию, то есть, мягко говоря, странная — мигающий синими огнями потолок и не слишком расторопная официантка.

Зато есть божественный салат «Черепашка» по 54 рубля, неплохой шашлык и недорогое «Жигулевское». В соседнем зале по выходным можно наблюдать юбилей какого-нибудь уважаемого в Чапаевске человека — с тостами «Счастья, здоровья!», хоровыми песнями и усатым видеооператором.

Еще одно заведение — спорт-кафе «Лига» — поражает своим минималистичным и приятным дизайном. Кроме шуток, в Самаре такое еще поискать. В меню есть практически все — от бургеров до тирамису, но наличие яств нужно уточнять у официантки.

Нам принесли очень вкусную и правильно приготовленную пасту карбонара, салат «Цезарь» с пармезаном и сухариками и наваристый куриный супчик. Цены в кафе на порядок ниже самарских.

Пешие прогулки после еды способствуют хорошему пищеварению, а в Чапаевске они еще и приятны глазу. Тут сразу вспоминается детство, прошедшее в 90-х, когда все мечты были сосредоточены на многочисленных «комках» со сникерсами и жвачкой «Бумер».

Чапаевск пестрит удивительными магазинами родом «оттуда»: например, «Стиляга», «Мир белья», «LADY BOSS». Дойдя до местной Тайм-сквер, легко можно ослепнуть от обилия цветов, шрифтов, кеглей и болдов, которые чапаевские дизайнеры используют в наружной рекламе.

Тут нет многоэтажек, а такое количество вывесок делает город еще более милым и провинциальным. На улицах даже в выходной день мало людей, нет никакой спешки и грохота, и только бабушка с «ракушкой» на голове вешает белье во дворе.

И если хоть кому-то жаль России, которую мы потеряли — добро пожаловать в Чапаевск.

288

Надеюсь, я поэт

Матвей Горячев

Впервые поэт и музыкант Алексей Никонов ­приехал в Самару в 2009 году — с презентацией своего сборника стихов «Нулевые». В 2013 году он привез сюда свою четвёртую по счёту работу — поэму «Медея», не имея уже ни одного экземпляра предыдущей книжки. «Медея» стала творческой основой для одноимённой панк-оперы, на которую, не смотря на успех в театральной среде, наложен запрет. Об исторической необходимости, случайностях и совпадениях, о друзьях поэта и врагах Родины узнали редакционные юниты «БД».f

Фото: Виталий Леонтьев

— Твои стихи зачастую связаны с историческими моментами, ты будто и предсказываешь события. Это твоя цель?

— Нет, я полагаю, это рудимент навязанного поэту так называемого комплекса Кассандры, которым, на самом деле, мало кто из поэтов обладал и мало кто вообще претендовал на него. Также не претендую и я, хотя и надеюсь, что в 20-м году, как и в моём стихотворении, за ноги будет кто-то подвешен. Я в это искренне верю, но это необоснованно никакими моими рациональными измышлениями.

— Ты суеверен?

— Я исключительно суеверен. Если я свою примету выполнил, то у меня будет хороший концерт, если нет, то он может быть хорошим, а может на 80 процентов быть плохим. Это целая система. Например, нельзя трахаться перед концертом. Два, три дня не по..аться и выскочить на сцену, и вы поймёте, в чём тут разница. Я советую это всем начинающим музыкантам. У Жана Жене я прочитал в «Дневнике вора», что карманники делали наоборот, они вздрачивали перед операцией и были спокойными, а потом лезли по карманам.

— По какому принципу ты разделяешь стихи и тексты песен?

— Тексты я ложу тупо на рифы, которые я либо в голове придумываю, либо дома на гитаре или фоно, но в последнее время чаще на темы Бендера, Дена или Егора (гитарист, барабанщик и басист группы «ПТВП», фронтменом которой является Никонов). Вкрапления из текстов в стихи и наоборот бывают очень редко, на моей памяти только «Инициалы».

— Насколько тебе близок твой герой?

— Кто именно? У меня несколько поэм, пять рассказов и триста стихов. Они все разные.

— Медея и Вика Нахалева?

— Медея — это я, приехавший в Питер. Вика Нахалева — это я, изнасилованный собственным стилем и хапнувший свои жалкие дивиденды. Ох!

Во-первых, глупо ассоциировать себя с героем, и также глупо отрицать, что любой герой писателя — это его эманация. Естественно, я беру свои эмоции и пытаюсь передать их своему читателю, потому что для меня другого способа оправдания поэзии не существует. И поэтому в стихотворении важнейшую роль начинают играть приёмы и образы, порождённые фантазией художника, но опираются они, тем не менее, на реальные события. В этом я и вижу тот самый реализм, на который я претендую, но при этом все мои приемы постмодернистские. Потому что, к сожалению, я не обладаю столь сильным талантом, чтобы развалить такой революционный потенциал, вкачанный в постмодернизм такими независимыми умами как Фуко, Ги Дебор или Деллёз. Это будет следующим шагом для другого поэта .

— Ты герой или трикстер?

Я надеюсь, что я поэт. В противном случае, то всё, что мы обсуждаем сейчас — фарс. Разве не очевидно?

— Что больше всего раздражает на чтениях?

— Три пьяных человека могут испортить поэтический вечер. Три пьяных панка улучшат панк-концерт. Многие люди этого не понимают. Но иногда это помогает, как сегодня, например. Сегодня была явная оппозиция, так сказать «гора», как во французской революции. И мне пришлось с ними быть конфликтным. А конфликт, как известно, порождает творчество. Без конфликта вообще нет ничего. Даже Тихого дона. Даже Дона Кихота или Виллона.

— Когда последний раз дрался?

— Недавно, кстати, бил морду. В Москве какой-то придурок вылез на чтениях. Я ему раз дал почитать, он какую-то х..ню проорал, я у него забрал микрофон. И так повторялось несколько раз. Хорошо, что у меня ботинки были военные. Я ему и у..бал. Дальше не знаю, что случилось. Может быть, в зале кто-то помог. Я охрану со сцены всегда убираю. Группы выступающие в окружении ментов, это, ну знаете… Ты противоречишь сам себе. Зовёшь людей — эй…типа смотрите на меня! И окружаешь себя ментами. Нелепость или страх.

Фото: Алиса Гиль

— Ты дрался за политические убеждения?

— Да, в предвариловке. Нас там двое было. Меня с травой взяли, а второго чувака я так и не узнал за что, да и он мне не сказал бы. И мимо нашего зарешеченного обезьянника ведут избитого человека южной национальности и говорят ему: «А что ты думаешь, если мы тебя сейчас к этим пацанам в камеру кинем?», — и глядит на нас. А сами нам дело шьют, заметь. Потом обращается к нам с темой: «Ну что, пацаны, справитесь с гастаром?». В этот момент я понял, кто есть кто.

— В «Медее» ты оставил читателю ключи для понимания поэмы?

— Да, при том, что «Медея» — это моя самая загадочная книга после «Нехардкора». Все остальные для меня достаточно прозрачные и ясные, я считаю и «Гербарий», и «Галлюцинации», и «Технику быстрого письма» достаточно понятными.

— Ты участвуешь в постановке?

— Стараюсь, но я чувствую что это не совсем моё. «Медея» вышла в 2010, в 2011 случились известные события на Болотной площади. Илона (Илона Маркарова, актриса, исполнительница роли «Медеи» в одноименной зонг-опере) опасалась играть Медею на последнем по времени показе, потому что она говорила, что это уже всё произошло, и к чему мы будем призывать на сцене? «Я не могу орать то же, что и на Болотной», — говорила она мне. Пришлось объяснять ей, что на Болотной — предатели и оппортунисты. А опера не об этом.

Фото: Алиса Гиль

— В чём выход для России? Либеральные реформы или русский бунт?

— Как только общество для себя определит значение и исторический феномен Русской Революции, это станет ключом ко всем решениям.

— Иосиф Сталин — реформатор?

— Не важно, кем он был. Тут две стороны медали: фанатизм и интеллектуальная трусость. Все политики того времени стоили друг друга. Перечитай мемуары Черчилля — он людей миллионами валил и рассчитывал, как бы это поцивилизованнее провернуть. Разница в национальной и идеологической специфике. Такое было время. Я отказываюсь судить Сталина, это всё равно, что говорить о религиозных убеждениях. Я анархист и поэтому заявлю, что данный вопрос поставлен сегодня некорректно, он проводит точку зрения либералов, которая навязана еще в 90-е. Ревизия неизбежна.

— Говоря о том, что историю нужно переосмыслить по прошествии лет, как ты думаешь, твои стихи войдут в учебники по русской литературе?

— Это неважно. В хрестоматиях же не печатают Венечку Ерофеева? А ведь он последний русский классик нашего времени!..а «Гаврилиаду«?…а Баркова? А Немирова, в конце концов… Нет! Хрестоматии — это кладбище идей. Нерв литературы — преступление. Понимаешь?

— После «Медеи» будет новая работа?

— Любой тормоз, любое приостановление моего творческого процесса плачевно кончается. Я буду писать. Никто меня не остановит. Я буду писать, и это категорический императив. К несчастью, не мы выбираем литературу, а она нас.