4159

«Балтика»: как это устроено

Текст: Катя Рассказова Фото: Вероника Синицына

Разобравшись немного в том, как сварить идеальное пиво для самого себя и пары друзей, мы решили заглянуть на масштабное заводское производство пивоваренной компании «Балтика» в рамках ежегодной акции #baltikaopen2014 и выяснили, как в исполинских варочных и бродильных танках рождается еще одна пивная визитная карточка Самары.

Так, как на «Балтике», варят пиво уже несколько столетий, и ничего нового с тех пор не придумали. Пиво — это все так же вода, солод, хмель и совесть пивовара. Все, что можно увидеть на «Балтике», отличается от мини-пивоварен только масштабом и сложностью организации, а процесс — он везде один и тот же.

«Балтика» — крупнейший производитель пива в России с почти сорокапроцентной долей рынка (38,6% по «Эй Си Нильсен» в 2013), также является частью Carlsberg Group. Для завода — это доступ к европейским рынкам и стандартам.

Завод работает круглосуточно, но сотрудников сравнительно немного — всего шестьсот пятьдесят человек, которые контролируют все производство и административную часть. Это обусловлено тем, что большинство процессов автоматизировано. Все результаты исследований заносятся в систему, и их сразу же видят работники производства. В онлайн-режиме доступны пробы промыва оборудования, стадии брожения сусла, по которым можно судить о готовности сусла к следующему этапу производства. Запрограммировано управление складом и логистикой — никто сейчас не грузит солод лопатой, только пневмооборудованием.

Завод расположился на двадцати гектарах — несколько футбольных полей занимают три корпуса: производственный, вспомогательный и административный. Производственный корпус состоит из варочного и бродильного отделений. Вспомогательный — это на цеха розлива, погрузки и склада готовой продукции. Одновременно «Балтика» принимает двадцать шесть фур для загрузки через погрузочные окна и вагоны с солодом из Ярославля и Тулы, через подведенные железнодорожные ветки. Подводом железнодорожных вагонов для отгрузки пива пользуются не часто, так как завод обслуживает в основном ближние регионы: Поволжье, Урал и Среднюю Азию.

Вспомогательный корпус

Холодильно-компрессорная станция — целое здание, которое работает на охлаждение танков, сбраживающих сусло. Из галереи между корпусами видны самые маленькие, шестнадцатиметровые танки, а если ехать на завод со стороны Кинеля, можно полюбоваться видом всего парка из девяноста четырех бродильных танков.

Химическая лаборатория занимается контролем качества и обеспечением безопасности продукции для потребителей — одним из базовых требований к любому пищевому предприятию. Каждая партия солода и хмеля поступает в зерновую лабораторию, где оценивается на соответствие стандартам. На участке химического анализа проводятся опыты над готовым продуктом и суслом на всех стадиях производства. В комнате стойкости образцы из каждой партии выдерживаются для исследования реакции пива на неидеальные условия хранения, которые, к сожалению, возникают при транспортировке и на прилавках. Сотрудники лаборатории консультируют поставщиков и дистрибьюторов по правилам хранения и перевозки капризного пива.

На станции микробиологии также проводятся исследования готового продукта и выращиваются дрожжи — столь же необходимый ингредиент, как солод, хмель и вода. О дрожжах часто забывают, перечисляя пивные составляющие, хотя восемьдесят процентов ароматики тому или иному сорту придает именно штамм дрожжей. Образцы дрожжей компании являются ее интеллектуальной собственностью и хранятся в специальной библиотеке органических соединений в Гамбурге. Каждый квартал в лабораторию предприятия приходит несколько клеток в пробирке, которые выращиваются в специальной колбе Carlsberg до девятнадцати литров — эта маточная культура передается в отделение пивопроизводства, где дрожжи размножаются до нескольких сот литров и запускаются в бродильные танки.

Ингредиенты пива

Каждый завод «Балтики» определяет свой источник водоснабжения, в Самаре это — артезианские скважины на территории. На станции водоочистки и водоподготовки вода обрабатывается для производства. Второй по значимости и объему ингредиент, солод — специальным образом подготовленное зерно. Процесс соложения достаточно прост: зерно замачивают, проращивают, отбивают показавшиеся ростки и снова засушивают. Этим достигается пробуждение ферментов зерна, запуск процесса преобразования крахмала в сахара, необходимых для получения алкоголя.

Под началом «Балтики» есть собственный агропроект, в рамках которого осуществляется селекция и гарантируется закупка ячменя сельхозпредприятиям.

Хмель — это пивная специя, не имеющая никакого отношения к алкоголю, выражение «быть под хмельком» — языковая ловушка. Древнее пиво, от шумеров и египтян до пятнадцатого-шестнадцатого века варилось вообще без хмеля, а в качестве ароматизаторов использовались лаванда, розмарин или дубовая кора. К хмелю обратились из-за его отличных консервирующих свойств. Хмелевые антиоксиданты предотвращают окисление и продляют срок годности пива. Хмель закупается в Чехии, Германии, частично в США уже подготовленным к производству, в виде хмелепродукта — гранул.

Ассортимент

Помимо пива, компания «Балтика» производит энергетический напиток Flash, питьевую воду «Живой ручей» и квас «Хлебный край». Но как пивоваренная компания, «Балтика» в Самаре производит только пивную линейку продукции. Главный и самый дорогой бренд на российском рынке потребительских товаров — «Балтика», стоит по различным оценкам, до полутора миллиардов евро. Он появился не одновременно с самой компанией, в 1990 году, а двумя годами позже, в 1992. Эти два года компания производила классические для всех заводов сорта: «Жигулевское», «Ячменный колос», «Рижское». Кроме пронумерованных легкоузнаваемых сортов (от № 1 до № 20), «Балтика» выпускает бренды акционеров компании: Carlsberg, Tuborg, Kronenburg, а также Asahi, Warsteiner, Koff, Holsten. Варианты национальных рецептов — это чешское пиво с характерной горечью «Жатецкий Гусь» (Zatecky Gus), хмель для которого закупается в Чехии и, реверанс британскому пивоварению, Old Bobby lager, сваренный на светлом ячменном солоде и Old Bobby Ale, на карамельном солоде. Eve — это пивной коктейль, с добавлением фруктовых соков. Локальный ассортимент представлен пивом «Самара» в нашем городе, в Челябинске — «Уральский мастер», в Хабаровске — «ДВ». Конкретно на самарском заводе производится практически все перечисленное, кроме категории премиум и пшеничного пива, так как оно требует другой технологии брожения. Производимые в регионах сорта регулируются местным спросом и периодически меняются.

Процесс производства пива

Варочное отделение — самое жаркое на заводе, температура сусла на отдельных участках производства превышает сто градусов по Цельсию. Варка начинается всегда одинаково: солод дробится и подается вместе с водой в заторный котел для затирания. Это необходимо для преобразования крахмала в сахара и растворения их в воде, и здесь важны не только выбранный сорт солода и его количество, но и температура смеси и выдерживаемые паузы. Затирание контролируется сложной программой индивидуальной для каждого сорта пива, и удаленно отслеживается пивоварами. Так исключается возможность вскрыть котел, что-то добавить туда или попробовать содержимое. Высота заторного котла — с трехэтажный дом.

На следующем участке, фильтрации — отбраковывается зерновая оболочка и растительный белок (пивная дробина), которые подаются в отделение сушки и затем продаются фермерам. Чан для фильтрации — система сит, через которую продавливается зерновой затор. Затем очищенное сусло смешивается с хмелем, которого нужно совсем немного — триста-четыреста граммов на сто литров сусла. Хмель может добавляться как в начале, так и в конце или несколько раз — зависит от требуемого оттенка вкуса. Так как для компании «Балтика» важен экологический аспект деятельности, пар, образующийся от кипячения сусла, используется повторно — через накопитель он возвращается в систему отопления производственных котлов.

Для превращения в готовое пиво сусло проводит около двух недель в бродильном отделении. В бродильные танки закладываются дрожжи, а затем заливается охлажденное сусло. Дрожжи активно поглощают сахара, преобразовывая их в углекислый газ и алкоголь. Процесс активного брожения занимает около семи суток, после чего дрожжи опускаются на дно танка и изымаются. Затем пиво стабилизируется или вызревает при минусовой температуре. По наличию наледи можно визуально понять, в каком танке пиво почти готово.

По типу брожения пиво делится на две категории: эли и лагеры. Технология, которую привез в Россию из Чехии и Германии Петр I называется низовым брожением при низких, минусовых температурах, а продукт — лагером, от немецкого — подвал, темное помещение. Сбраживание сусла при высоких (не ниже комнатных) температурах — это технология верхового брожения, а полученное таким образом пиво — эль. К элям из всего ассортимента «Балтики» можно отнести пшеничное № 8 и один сорт Holsten`a. Эта закономерность регулируется тоже спросом и сформированной в России лояльности к лагерам.

После дозревания пиво фильтруется и подается в цех розлива. Большинство потребителей предпочитает фильтрованное пиво из-за привлекательной прозрачности и отсутствия дрожжевого осадка и запаха. Именно поэтому в составе готового фильтрованного пива дрожжи не фигурируют.

После взятия проб пиво отправляется на розлив. На заводе две линии розлива в стеклянные бутылки, две линии — в пэт-тару и по одной — в алюминиевые банки и кеги. Скорость розлива в стекло самая высокая — до шестьдесяти тысяч бутылок в час. На старте розлива находится моечная машина для оборотной тары. Правда, европейское оборудование настроено на европейский же лад: так как в Европе в обороте находится до девяноста процентов тары, машина предназначена для подготовки к производству оборотной бутылки, но в российских условиях оборачивается повторно едва ли двадцать процентов. «Балтика» готова принимать и повторно использовать свою тару, но для этого нужна соответствующая инфраструктура — либо залоговая система, либо налаженный сбор и переработка стеклобоя, над которым сейчас компания работает совместно с партнерскими стекольными заводами.

После просушивания бутылки выходят в чистую зону, к аппарату-инспектору тары, который следит за отсутствием дефектов. Непосредственно розлив начинается с выкачивания кислорода из тары и заполнения ее углекислым газом, который полностью вытесняется пивом: такой «асептический» розлив необходим для хранения пива в неизменном состоянии и предотвращения окисления. После наклеиваются этикетки, формируются паллеты, и пиво поступает на склад. Со склада пиво направляется за пределы завода на реализацию.

Популяризация пивной культуры

На проходившие сначала в кафе-баре «Саша», а затем в ресторане «Старая квартира» лекции «Пивной сомелье», приезжал начальник санкт-петербургского исследовательского центра химической лаборатории «Балтики». Он рассказывал об истории российского пивоварения и о его зоне влияния — разработке, тестировании на потребителях и запуске в производство новых сортов пива. У «Балтики» есть уникальный опыт варки экстремально крепкого и горького сорта пива с английской компанией Brewdog , варки «ржаного вина» для датской королевы, но, несмотря на это и регулярную практику внедрения уникальных рецептов, производство «Балтики» все-таки массовое.

Для тех, кто знает отличия между стаутом (stout) и индийским горьким элем (ipa) и хочет пробовать новые вкусы, под началом «Балтики» в Санкт-Петербурге недавно открылся ресторан, рассчитанный на небольшие экспериментальные партии продукции (ХxxХ Baltika Brew). Важно узнавать и оценивать новые сорта пива — так скорее меняется массовая культура, давая пивоварам возможность для воплощения более творческих идей.

3408

Сам себе пивовар

Текст: Катя Рассказова Фото: Вероника Синицына

Чтобы выпить вкусного пенного в Самаре, не нужно ехать по турпакету в Чехию или тратить все кровные на Oktoberfest. Как сварить пиво в собственной квартире и сразить знакомых наповал «Большой Деревне» рассказал Андрей Федоров, владелец собственной мини-пивоварни.

 

— Давно сами пиво варите?

— Уже год. До этого просто искал интересные редкие сорта, а однажды в Санкт-Петербурге зашел в магазин «Пивная карта» и разговорился с продавцами. Привез пиво в Самару, и оказалось, что у нас с хорошим пивом тяжело, всего два-три магазина реализуют. Пришлось искать другой выход — варить самому. Начинал в одиночестве, а потом подключились знакомые, и теперь нас целая компания: встречаемся обсудить у кого что получилось, вместе варим, дегустируем.

— У вас есть офис, производственная площадка?

— Нет, варю дома. На самом деле, это не очень-то и пахнет и выглядит как система нескольких емкостей, а не как химическая лаборатория из сериала Breaking Bad. Начинал я вообще с кастрюли от мантышницы на десять литров.

Пиво варят из экстрактов (как банки сгущенки) или из хмеля и солода (пшеницы или ячменя), которые замачивают, чтобы получить сусло. Первый вариант — это чуть дороже зернового пивоварения, зато — просто и быстро: развел водой, как «Юппи», прокипятил, чтобы сусло стало стерильным, охладил, добавил дрожжи и пиво готово.

Я сразу пошел по сложному пути: купил хмель, солод и банку экстрактов — в случае с маленькой первоначальной емкостью они нужны для получения градуса. А потом уже докупил тридцатилитровые кастрюли, которых хватает на два ящика пива, и отказался от экстрактов.

Я предпочитаю бутылочное пиво разливному. Какой дурак будет мыть оборудование для разлива часто?

— Откуда берете сырье?

— В Самаре есть один магазин, но он мне не очень нравится, поэтому заказываю из Перми, Питера и Москвы, ребята привозили дрожжи из Австрии недавно. А у нас все глухо.

— Есть конкуренты в Самаре?

— Не могу точно сказать: знаю про нашу компанию друзей, которые варят для знакомых, парикмахерской Chop-chop, например. Продавать я свое пиво не могу теоретически, так как с нашим законодательством сложно получить лицензию. Поэтому мы не продаем, а меняем пиво на деньги: с утра пиво, вечером деньги. Еще заказывают сварить в подарок.

 

— Где вы учились и как?

— Книги, в основном, и через интернет. В современной России процесс открытия домашних пивоварен начался лет десять назад, и очень кучно — в столицах. Лет пять назад возник ажиотаж вокруг крафтового пива редких сортов и продолжается сейчас. Литературы на русском языке очень мало и достать ее практически невозможно, поэтому я перевожу американские источники. В Америке крафтовые пивоварни открываются сотнями каждый день.

Крафтовое пиво и крафтовая пивоварня вообще — та, производство которой не превышает нескольких тонн в год. Но в Бельгии, например, почти все пивоваренные заводы маленькие и подходят под эту категорию, поэтому там любой интересный сорт пива стали называть крафтовым. Интересный — это из редкого ароматического хмеля, или повышенной крепости — в Шотландии, например, варят такое крепкое пиво, что когда вымораживают воду, оно становится похожим на ликер.

— Как вы относитесь к самарскому пиву?

— Жигулевское — нормальное пиво, я очень его люблю, и из окошка, и бутылочное. Не могу сказать, отличается ли разливное пиво от бутылочного по вкусу, но никто точно не варит отдельно — половину большого чана в бутылки, половину в кеги.

Вообще в целом я предпочитаю бутылочное пиво разливному. Какой дурак будет мыть оборудование для разлива часто? Для этого нужно останавливать производство, будить рано утром технолога. Пиво само по себе не испортится — это не молоко или кефир, а из-за грязного оборудования может произойти заражение. Поэтому бутылочное пиво — всегда более высокий стандарт качества, а разливным легче отравиться, но это теоретически.

— Где бы хотели пройти тематическую стажировку, на что посмотреть?

— Мне нравятся ребята из Шотландии. Там есть пивоварня «Brewdog», которая прославилась гонкой за крепостью пива со своими соотечественниками, сварившими пиво в 67,5 градусов.  Ее рекорд — 41 градус, а конкуренты «Brewmeister», к слову, были пойманы за руку на добавлении спирта.

Еще Дания. Один датский пивовар Mikkeller известен тем, что колесит по миру и варит пиво на чужих заводах. Это самый простой способ — не тратиться на производство, варить на готовом, закупив только свои ингредиенты. Я тоже пытался так делать на больших производствах, в Новокуйбышевске, Кинеле — мне везде давали от ворот поворот, потому что никто не хочет экспериментировать в Самаре. В Новокуйбышевске один дядька вообще сказал, что он сам двадцать лет варит пиво и никого чужого не подпустит к оборудованию в принципе. До «Балтики» не доеду никак, но более чем уверен, что им тоже незачем этим заниматься. Договариваются обычно с маленькими заводами, такими как в «Трех оленях», например.

— Мне всегда было интересно, как готовят ароматизированное пиво.

— Не буду говорить, что делают сейчас на производствах, может, и сироп добавляют. Классический путь — варить ламбик, то есть, пиво спонтанного брожения. В такое пиво не добавляются дрожжи искусственно — оно начинает бродить от контакта с воздухом в открытом чане. В Бельгии есть небольшой регион, где воздух богат культурными дрожжами, которые могут сбродить вкусное пиво. Но в любом случае, дикие дрожжи дают кислый уксусный привкус, который убирают, добавляя в пиво ягоды и ягодный сок или сироп из сахара и воды. Ягода подслащивает, дает аромат и гасит вкусовые недостатки. Например, в Самаре витающие в воздухе дикие дрожжи дадут пиву слишком много лишних примесей, и оно получится невкусным настолько, что исправить это будет невозможно.

— Сколько сортов пива вы сами варите?

— Сейчас — пять, а всего было штук десять. Один из сортов (на фото самый светлый) — сварен на одном сорте американского хмеля и базовом солоде. Такое редко практикуют, обычно смешивают несколько разных сортов солода и добавки в виде жженого ячменя или какого-нибудь карамельного солода. В смеси может быть бесчисленное множество сортов солода и добавок.

Еще (на фото темное) — стаут с кофе и лактозой и сорт, сваренный для Chop-Chop (рыжее на фото) — на торфяном солоде, который дает копченый аромат и вкус. Аромат кому-то даже напоминает мазь Вишневского.

Еще я варил эль IPA (Indian Pale Ale), такой, как англичане для своих солдат. Он очень крепкий, с большим количеством хмеля для консервации, чтобы по морскому пути до Индии не испортился. Сейчас этот сорт очень популярен в Америке, недавно добрался и до Москвы и Питера. Это пиво отличается сильным приятным ароматом цитрусовых или цветов.

— Еще один практический вопрос. Как пить пиво, чтобы не было похмелья?

— Аккуратно и мало. Это тяжелый вопрос на самом деле, потому что правильной культуры потребления пива у нас пока нет. Я пью максимум две бутылки в неделю, и похмелья нет. С интересным пивом как с коньяком — наслаждаешься вкусом, а не берешь пятюшку и на лавочку. Если не заваливаться спать сразу же, а протрезветь, выпить чая, тоже на утро голова болеть не будет.

С интересным пивом как с коньяком — наслаждаешься вкусом, а не берешь пятюшку и на лавочку

— Правда, что мужчинам пить пиво вредно?

— В России очень сильное водочное лобби, которое душит развитие производства другого алкоголя, в том числе, пива. Думаю, что этот миф о превращении мужчины-пивняка в женщину — выдуман, потому что государству выгодно, чтобы бухали водку. Женский гормон, содержащийся в хмеле — растительного происхождения, такой, как и в томатах и огурцах. Значит, кетчуп тоже опасен? Не нужно чрезмерно закусывать пиво, тогда и не потолстеешь.

— С кем еще сотрудничали?

— Девушки из агентства DOBRO заказывали пиво в подарок на 23 февраля и еще несколько контор. В лекциях «Пивного сомелье» я бы хотел поучаствовать, и есть что рассказать, но пока не приглашают. Слушаю их с удовольствием, на одной из лекции выиграл ящик пива.

— Какие планы на будущее?

— Во-первых, сварить много новых сортов, к Новому году планирую расширить производство, пока не скажу как. Когда-нибудь хочу продавать пиво, но получить лицензию очень сложно с моим объемом производства. Например, каждого сорта нужен ящик для различных экспертиз.

— Дайте совет, как начать варить пиво самому?

— Я с удовольствием пообщаюсь со всеми, кто этим интересуется, а вообще посоветовал бы почитать, книгу Вольфганга Кунце «Технология солода и пива», которая есть в Самарской областной универсальной научной библиотеке. Домашнему пивовару оттуда понадобится буквально несколько глав, остальное — для больших производств. Вообще я бы посоветовал первый раз варить по инструкции, приложенной к комплекту экстрактов, а второй раз — выкинуть инструкцию и уже варить самому. Существует социальная пивная сеть, работает по принципу инстаграма и форсквера с рейтинговой системой для пива: «я пью «Балтику 9 и она не очень» — и куча лайков.

Задавать Андрею вопросы можно по почте: fedorovbrews@gmail.com, а следить за процессом пивоварения — в его инстаграме.

 

173

Астроном-любитель: «Мы не животные, чтобы носом землю ковырять. Иногда надо смотреть вверх»

Текст: Полина Кузнецова Фото: Света Жукова, фотографии обсерватории — из личного архива Василия Михайловича

Сейчас увлекаться астрономией стало модно — в начале месяца город увлеченно смотрел на солнечное затмение, а чуть позже энтузиасты запустили сбор денег на обсерваторию «Народный телескоп». Василий Михайлович Горбенко влился в ряды звездочетов до того, как это стало мейнстримом — пять лет назад он построил собственную обсерваторию в селе Калинка. Корреспонденты «Большой Деревни» встретились с Василием Михайловичем перед занятием в клубе астрономов-любителей, где он преподает, и узнали, как построить телескоп самостоятельно, зачем нужна собственная обсерватория, и что происходит с любительской астрономией в Самаре.

— С чего началось ваше увлечение астрономией?

— В 1964 году попал в Сталинград — там проходила конференция рационализаторов-изобретателей. И еще в это время немцы построили там планетарий с телескопом 300 миллиметров диаметром. Там я впервые посмотрел на Юпитер с его спутниками. Он хорошо осветился. Мне очень понравилось. Я так увлекся этим! С тех пор при первой же возможности старался посетить обсерваторию. Потом я купил обычную трубу, у нее увеличение 30 и 60, пользовался ей иногда. В нее я впервые посмотрел на туманность Ориона.

В мою трубу удавалось наблюдать не все, и тогда я решил изготовить телескоп сам

Но вскоре пришлось сделать большой перерыв в наблюдениях — где-то в 1965 году я стал директором проектно-монтажной фирмы, пришлось много ездить по Союзу. Как появилось свободное время, захотелось заняться астрономией по-настоящему. Стал набирать литературу, изучать. Потом услышал, что проводятся ежегодные сборы астрономов-любителей, «Астрофест» — его я впервые посетил только накануне Миллениума.

— На ваших фотографиях есть телескопы, изготовленные вами самостоятельно. Зачем, если у вас уже была собственная труба?

— В мою трубу удавалось наблюдать не все, и тогда я решил изготовить телескоп сам. Сделал станок, который шлифует, достал все мастики, начал шлифовать зеркала параболической формы. Чтобы встроить часовые механизмы в телескоп, купил настольный токарный станок. Сделал прибор Фуко, чтобы проверять сферу зеркала. На Фрунзе есть цех зеркальный, они мне пообещали нанести алюминиевое покрытие на мое зеркало. И я ведь почти сделал его, решил высверлить центральное отверстие, чтобы можно было развернуть зеркало назад — этакий усложненный вариант. Но стекло было тонкое, и мое зеркало покоробилось. Качество испортилось. Чуть позже на очередном съезде астрономов-любителей мне подарили (конечно, за мои деньги) зеркало диаметром 200 миллиметров. Это очень прилично, и мне подошло.

Крыша собрана очень необычно, я придумал оригинальное соединение — как я его сделал, никто не догадается, здесь никакой пайки. Очень хитрый замок. Такого замка в жизни еще никто не разрабатывал — мое изобретение

Сделал я телескоп, начал наблюдать. В это время как раз проходил Марс, и я смог на него посмотреть. Как говорится, аппетит приходит во время еды, и мне захотелось сделать еще один телескоп. Купил у астрономов-любителей еще одно большое зеркало, сел мастерить. Телескоп получился длиной 2,5 метра, и я оказался в безвыходном положении — его было некуда поставить. И тогда пришлось строить башню.

— Вы создали собственную обсерваторию просто потому, что вам негде было хранить телескоп, или еще потому, что не было достойных альтернатив?

— Достойных альтернатив в городе нет — это однозначно. При педагогическом институте была своя обсерватория, там стоял хороший телескоп. Мы вели небольшие работы в этом институте, и я попробовал выйти на заместителя руководителя, чтобы взять у них хотя бы зеркала для телескопа, там было много заготовок. Он мне пообещал, а потом это коснулось директора, и тот дал ему по шее — обсерватория разграблена, и чтобы я не нажаловался городским властям, они меня туда не пустили и ничего не показали. С этой обсерваторией ничего в городе не получилось, а других владельцев собственных обсерваторий, вроде меня, я не знаю.

— Как проходило строительство вашей обсерватории?

— Я все делал сам, кроме жены и внуков мне никто не помогал. Стал строить башню на задней части кирпичного гаража. Выложил посередине усилительный столб, верхнюю часть забетонировал и на него поставил немецкую монтировку, ориентированную на Полярную звезду. Стальную трубу диаметром 200 миллиметров разрезал на шесть частей, развел ее, чтобы получилась опора — внешне вышло, как Останкинская башня в Москве. Низ широкий, а верх более узкий.

 

Сейчас можно Марс наблюдать, похож на кружочек, на который плеснули кофе, красно-коричневые водяные „расплывы“. А Венера всегда рогатая, ее никогда у нас не увидишь — она яркая и низко уходит на горизонт, но на нее и смотреть неинтересно — просто белый кружок и все

Вращающийся купол обсерватории собран очень необычно, я придумал оригинальное соединение — как я его сделал, никто не догадается, здесь никакой пайки. Очень хитрый замок. Такого замка в жизни еще никто не разрабатывал — мое изобретение. Башня вращается на очень интересных подшипниках. Это хоккейные шайбы, сверху надета стальная гильза. Я на них хотел поставить двигатели, чтобы вращать башню, но не получилось, поэтому все вращается только вручную — но так даже лучше. Внутри обсерватории я поместил красную лампочку, чтобы пол освещался в ночное время. На изготовленную опору установил часовой механизм и закрепил телескоп.

— Какие наблюдения можно делать в вашей обсерватории?

— В мой телескоп хорошо смотреть туманность Андромеды, причем ее можно увидеть и частями, и целиком, когда берешь объектив помощнее. Прекрасная картина эллипсности, видно все косы, даже спутницу Андромеды М-32. Красиво, хорошо. Сейчас можно Марс наблюдать, похож на кружочек, на который плеснули кофе, красно-коричневые водяные «расплывы». А Венера всегда рогатая, ее никогда у нас не увидишь — она яркая и низко уходит на горизонт, но на нее и смотреть неинтересно — просто белый кружок и все. Меркурий трудно застать на горизонте — тучки опускаются, его видно 7-10 минут, и он снова уходит за горизонт. Юпитер прекрасно наблюдать, в мой большой телескоп даже видно полосы на нем. Нравится смотреть на нашу галактику, Млечный путь. Мы же почти ничего не видим. Там такое гигантское количество звезд!

Считаю, что каждый человек за свою жизнь хотя бы однажды должен посмотреть на небо. Оно дает столько поводов задуматься — откуда мы пришли, куда снова уйдем

Еще в мой телескоп видно самую яркую звезду — это, конечно, Сириус. Он состоит из двух звезд: красный гигант и белый карлик. Но выходит только поздно осенью. Это уже в ноябре-декабре — становится холодно, а я обсерваторию на зиму консервирую. До первых чисел мая она у меня закрытая, только 27-28 апреля поеду туда, начну ей заниматься.

— В вашей обсерватории вы занимаетесь только наблюдением или еще изучением полученных данных?

— Нет, я не пытаюсь ловить кометы, разглядывать Луну и ее моря. Мне уже много лет — сейчас мне важен только процесс. Если бы я был моложе, хотя бы лет пятидесяти, то выбрал бы тему и занялся ей. А сейчас уже нет никакого смысла. И потом, в нашей зоне очень тяжело этим вопросом заниматься — мало солнечных дней. Вот было затмение Луны 4 апреля. Я не смог его наблюдать — буквально за два часа до события наплыли тучки и все испортили. А ведь до этого больше недели была прекрасная ясная погода.

Ну как можно не знать, что галактика Андромеда движется навстречу Млечному пути, и что основные звезды — Альдебаран и Сириус? Это такие вещи, которые каждый культурный человек должен знать

Заниматься астрономией всерьез у меня желания нет. Хотя предлагают. Один знакомый вот недавно предложил заниматься предсказаниями, стать астрологом. Но я такой чушью не занимаюсь и этому не верю.

— Вы ведете занятия в клубе астрономов-любителей при СГАУ. Зачем и для кого они?

— На занятия приходят ребята первого, второго и третьего курса, я им рассказываю свои наблюдения. Считаю, что каждый человек за свою жизнь хотя бы однажды должен посмотреть на небо. Оно дает столько поводов задуматься — откуда мы пришли, куда снова уйдем. Мне понравилось, когда наш президент спросил ученых, откуда появились люди, а они сказали, что это не по адресу, обращайтесь, мол, к батюшке. Наука, и, в частности, астрономия, такими вещами, конечно, не занимаются.

Летом ученики могут приезжать в мою обсерваторию, я их приглашаю. У меня на даче есть деревянный старенький домик, там можно погреть еду. Есть возможность выехать на озеро, посмотреть на небо. Я им как раз дал задание изготовить подвижную карту звездного неба — чтобы знать, какие звезды в какой день лучше смотреть.

Любительское дело требует всестороннего развития. Я работаю на повышение уровня эрудиции. Ну как можно не знать, что галактика Андромеда движется навстречу Млечному пути, и что основные звезды — Альдебаран и Сириус? Это такие вещи, которые каждый культурный человек должен знать. Ребята учатся в аэрокосмическом, им всегда может быть задан вопрос, который поставит в тупик. Чтобы тупика не было, я их все время проверяю, спрашиваю, например, что такое астрономическая единица. Моя цель — не учить астрономии, а поднять культурный уровень ребят.

— Как вы оцениваете состояние любительской астрономии в городе?

— Очень посредственно. Вот будет «Астрофест» самарский. Надо посмотреть, что там за публика — пойду туда впервые. То, что было на затмении 20 марта, это слабо. И еще вот я построил свою башню, а сколько гостей ни приезжает, никто ей не интересуется — это очень обидно.

Мне бы хотелось, чтобы молодежь больше интересовалась астрономией. Интересовалась, откуда появляются кометы и метеориты, как они сверкают, как за ними наблюдать. Сейчас совершается все больше открытий: нужно знать, что происходит. Ну и потом, мы не животные, чтобы только смотреть под ноги и землю носом ковырять — иногда надо смотреть вверх.