63

«Халявиа»: Тель-Авив, Верона и украинский вопрос

Вадим Беляков

Санация «Трансаэро» «Аэрофлотом», уход с рынка ряда зарубежных перевозчиков (Lufthansa, Belavia, Finnair (на зимний период)), рост курса валют — всё это крайне негативно сказывается на стоимости перелетов из Самары. Однако «Халявиа» продолжает биться за справедливость и предлагает лучшие цены для своих читателей — летим в один из самых романтичных городов мира и на землю обетованную.

Родина Ромео и Джульетты, Верона, привлекает внимание туристов не только самой знаменитой историей любви, но и прекрасной природой. Совсем рядом с городом расположено одно из самых красивых озер в Европе — озеро Гарда. Кроме того, из Вероны удобно отправиться на горнолыжные курорты в Доломитовых Альпах. Авиакомпания S7 с ноября по август доставит всех желающих из Самары в Верону и обратно за 17 231 рубль. Провоз горнолыжного снаряжения до 23 кг входит в стоимость билета.Тот же S7 в союзе с израильской авиакомпанией El Al по схожей цене в 17 530 рублей c ноября по июль отвезет в Тель-Авив, который является традиционным направлением как в силу большого числа наших сограждан, которые там обитают, так и по туристическим мотивам. Время в пути в одну сторону с учетом длительности пересадки в Домодедово составит около десяти часов.

Украинский вопросРосавиация запретила полеты на Украину с 25 октября — и найти плюсы в таких новостях не предоставляется возможным.

На данный момент на период с 25 октября только авиакомпания UTairпродолжает продажу билетов в Киев. Стоимость перелета из Самары и обратно составляет немного немало 20 720 рублей. Однако, учитывая непредсказуемость ситуации, быть уверенным в том, что UTair продолжит полеты на Украину, нельзя. В таком случае воздушные врата к соседу будут открыты только через другие государства, например, через Беларусь. Перелет в Киев из Самары с двумя пересадками в Москве и Минске вряд ли можно назвать удобным и тем более дешевым — стоимость такого маршрута у авиакомпании Belavia составляет 29 800 рублей в оба конца.

113

Митинг за Навального: как это было

Елена Вавина

15 января, на Самарской площади прошел митинг в поддержку братьев Олега и Алексея Навальных и других политических заключенных, организованный региональными отделениями «Партии Прогресса» и партии «5 декабря». Помимо сторонников Навального на мероприятии, как и ожидалось, было немало представителей провластного Национал-освободительного движения (НОД). И тех и других собралось примерно по сорок человек, больше всего на митинге оказалось полицейских — они, скучая, наблюдали за обеими сторонами, изредка одергивая провокаторов из числа НОДовцев.

Приговор

Напомним, Замоскворецкий суд должен был вынести приговор братьям Навальным именно 15 января, поэтому на этот день в разных городах России планировались акции протеста в их поддержку, в Москве предлагалось провести несанкционированный народный сход. Однако власти разрушили планы протестно настроенных граждан, зачитав приговор накануне новогодних праздников — 30 декабря. В результате Олега Навального приговорили к 3,5 годам колонии общего режима, а его его брату-политику дали 3,5 года условно. Кроме того, каждый из них был приговорен к штрафу в 500 тысяч рублей, и оба должны выплатить более 4 миллионов рублей «Многопрофильной процессинговой компании», которая проходила вторым пострадавшим по делу «Ив Роше». В итоге вечером 30 декабря 2014 года в Москве все же состоялась акция протеста, которая, впрочем, была довольно быстро разогнана полицией.

Стоит отметить, что сам Алексей Навальный призывал не устраивать протестных акций 15 января, чтобы организовать митинги в феврале. Однако, как рассказала одна из организаторов вчерашнего мероприятия, член координационного совета регионального отделения партии «5 декабря» Елена Махрова, митинг на Самарской площади уже был согласован с региональными властями и его решили не отменять. По ее словам, он был посвящен не только братьям Навальным, но и другим политзаключенным, которых в России в последнее время становится все больше.

Угрозы

Этот событие могло бы остаться незамеченным и войти в число прочих малочисленных самарских акций, на которые приходит по два-три десятка одних и тех же активистов. Внимание к нему подстегнули противники Навального, члены так называемого Национально-освободительного движения во главе с его самарским координатором Дмитрием Гуренковым. В последнее время эта провластная националистическая организация, курируемая, как считают наблюдатели, российскими силовыми структурами, стала активно проявлять себя. Ее представители угрожали организаторам концертов, из-за чего в Самаре было отменено выступление белорусской панк-рок-группы BRUTTO, писали доносы на местную Организацию в защиту прав избирателей «Голос» и, наконец, пытались запугать организаторов и участников протестных акций.

За несколько дней до акции НОДовцы на страницах своей группы в сети «Вконтакте» предлагали поджидать протестующих в подворотнях и подъездах и применять к ним насильственные действия. «Группы в количестве 4-х бойцов отслеживают и сопровождают до подъездов места проживания „майдаунов“ (учить, что делать в подъездах или в подворотнях надеюсь ни кого не надо?)», — говорилось в сообщении НОД.

Правда, через некоторое время сообщество националистов было заблокировано. После чего главный самарский НОДовец Дмитрий Гуренков повторно призвал своих соратников прийти на акцию, уже без открытых призывов к насилию, лишь советуя надеть немаркую одежду, «которую не жалко», и взять с собой «курыные яйца».

 

 

Митинг

В назначенное время, 18:30, на площади уже собрались и активисты оппозиции, и НОДовцы с повязанными на грудь «георгиевскими ленточками», а также многочисленные полицейские. Первые, молодые парни и девушки, завсегдатаи протестной тусовки средних лет и несколько пенсионеров — в общем, публика разномастная и представляющая разные слои общества, — стояли с плакатами «Навальный», «Свободу политзаключенным» и скандировали: «Россия будет свободной!». Вторые — все как на подбор суровые парни спортивного вида около 30, окружив протестующих кольцом, несли свое: «Путин! Путин! Путин!». В какой-то момент они почему-то заскандировали «За Кадырова!».

Главный НОДовец Гуренков успел вступить в перепалку с организаторами, настойчиво пробивался к микрофону, настаивая, что акция не согласована, и обвиняя протестующих в попытке устроить Майдан.

«Вы хотите, чтобы было, как на Донбассе! Убить всех русских», — кричал националист. Главным же лозунгом и, вероятно, манифестом НОДа стало «Бу-бу-бу-бу-бу!», которое крепкие парни скандировали, чтобы перекричать митингующих. Полицейские нехотя уводили Гуренкова, но он тут же возвращался в центр немногочисленного собрания. По словам правоохранителей, за проявленную активность на главного НОДовца составили два протокола: за оскорбление организатора митинга и неподчинение представителям власти.

 

 

Примечательно, что, когда акция закончилась, большинство НОДовцев уехали с площади организовано — на желтом микроавтобусе, в котором активисты с другой стороны узнали рейсовый автобус до Сызрани.

Власти, надо сказать, сделали все, чтобы митинг остался неосвященным — в прямом смысле. Вопреки обычному положению дел вся Самарская площадь осталась без света, не работал ни один фонарь, поэтому и лозунги за Навального и патриотичное «Бу-бу-бу!» звучали в кромешной темноте, которую изредка озаряли вспышками фотоаппаратов.

В конце организаторы митинга предложили его участникам подписать для Олега Навального открытки со словами поддержки, которые обещали доставить ему, а также газеты и листовки с цитатами из «последнего слова» Алексея Навального.

 

 

Один из самых активных в Самаре протестантов, правозащитник и журналист Александр Лашманкин наблюдал за происходящим издалека, не держал плакатов и не скандировал лозунгов. Он заявил журналисту «Большой деревни», что не верит «в миф, в котором Навальный борется с Путиным», считает их обоих коррупционерами и не поддерживает ни одну из собравшихся сторон. Опытный в митинговых делах Лашманкин предположил, что, по его наблюдениям, в конце будет драка. Предсказание это, к счастью, не сбылось, и уже за несколько минут до окончания заявленного времени и та, и другая протестующие стороны спокойно и без перебранок разошлась, на площади лишь остались скучающие полицейские и люди в штатском, видимо, тоже имеющие к ним какое-то отношение.

Александр Лашманкин, правозащитник, журналист:

«Сегодня здесь много представителей НОДа. Это движение, направленное на то, чтобы подавлять уличную активность. Как они себя называют, „антимайдановцы“. Но понятно, что произошедшее на Украине и происходящее в России — разные вещи.

В Москве, видимо считают, что сторонники Навального, которые выходят на площадь, — это реальная политическая сила, поэтому им и оказывается такое сопротивление. Учитывая, что собой представляет сам Навальный, это действительно политическая сила.

Я лично не сторонник Навального нисколько и считаю, что он такой же коррупционер, как и те, кого он пытается привлечь к ответственности. Это политическая игра, в которую втягивают людей, с непредсказуемыми последствиями, вплоть до самых кровавых вариантов развития событий — от расстрелов демонстраций до, в итоге, гражданской войны. Потому что мы же видим, на что способны стороны при известном желании добиться своего».

Елена Махрова, член координационного совета регионального отделения партии «5 декабря»:

«Люди, действительно интересуются происходящим в стране. Поэтому они стали выходить на улицы. Плюс ужасная экономическая ситуация, которая уже сказывается на сознании очень многих. Люди понимают, что происходит что-то не то, и они уже переориентируются, начинают иначе смотреть на власть, оценивать ее критически.

Здесь была группа провокаторов со стороны НОД, но это уже обычное явление на подобных акциях. Провокации эти выглядят довольно комично, что мы и наблюдали. НОД — это структура, которая каким-то образом направляется властью. Дело в том, что в день, когда мы в 16:00 получили уведомление из областной администрации о согласовании акции, в 16:30 на странице НОД уже появились угрозы в отношении активистов. Эти провокационный действия, на самом деле, тоже подогревают интерес к акции».

821

Новое место: кафе «Друзья»

Полина Кузнецова

Кафе, открывшееся на этой неделе, расположилось на месте японского ресторана «То Сё», который соседствовал с торговым центром «Молот» — ровно через дорогу от кафе «Бенджамин». Пока «Друзья» работают в тестовом режиме: вывеска еще не до конца оформлена, кроме того, у места пока нет аккаунта ни в одной из соцсетей. Официальное открытие кафе назначено на следующую неделю — «Большая Деревня» решила не ждать, а протестировать место.

На первый взгляд, интерьер кафе оставляет довольно приятные впечатления: здесь нет привычных деревянных стульев, и можно с комфортом расположиться на диванах или утонуть в массивных мягких креслах — на выбор есть столики на двоих или на компанию до шести человек. На деревянных столах — аккуратные клетчатые салфетки. При внимательном рассмотрении все оказалось не так идеально: вдоль стен расположились стеллажи с хаотичными элементами декора, которые, судя по всему, должны отвечать за «уютную» атмосферу — на полках соседствуют банки с маринованными огурцами, плюшевый слон, книга «Казанова» и горшки с декоративной травой.

Редакцию несколько смутил электрокамин, который мягко «обогревал» соседний столик. «Домашнюю» атмосферу завершил зеленый ковер, развернувшийся на стене во всем своем великолепии и блеске: оформление «Друзей» оставляет очень неоднозначные впечатления. Музыкальное настроение посетителям задает зарубежный поп, Wi-fi в кафе пока что нет.

Настоящей вершиной дизайнерской мысли оказалась уборная, цветовая гамма и общий стиль которой совершенно никак не соотносятся с интерьером остальной части кафе: комнату в конфетно-голубых и розовых тонах украшают фотографии кексов и почему-то декоративный душ, расположенный на уровне унитаза. Воображение редакции особенно поразили рулоны туалетной бумаги, торжественно развешанные вдоль потолка и завершающие общую атмосферу безумия.

Оформление уборной «Друзей» сводит с ума

Персонал в «Друзьях» общается с посетителями приветливо и открыто: официантки были вежливы, а блюда подавались быстро. Меню ресторана произвело менее приятное впечатление — мы не совсем поняли, по какому принципу оно сформировано, кроме того, хотим заметить, что в слове «по-неаполитански» все же необходим дефис, а в «пельменях» совсем не нужна дополнительная буква «н».

«Цезарь» с курицей стоит здесь 340 рублей, севиче из морепродуктов с фирменным соусом — 540 рублей, крем-супы — от 200 до 250 рублей. Мексиканская кесадилья с креветками, томатами и сыром моцарелла обойдется в 320 рублей, мини-чебуреки — в 290 рублей, филе трески по-неаполитански стоит 520 рублей, а французский цыпленок с итальянскими травами — 450 рублей. В меню также присутствуют паста и роллы, а из десертов можно попробовать тирамису (190 рублей) и макаронс (110 рублей), которые специально для «Друзей» изготавливает частная кондитерская.

Нам хотелось попробовать мини-чебуреки, но их в наличии не оказалось, поэтому заказали фирменные пельмени с мясом и сметаной (320 рублей), а на десерт взяли яблочный пай с домашним мороженым (160 рублей). Кроме того, мы попросили капучино (130 рублей). Блюда долго ждать не пришлось.

Фирменные пельмени с мясом и сметаной

Пельмени (по утверждению персонала, — ручной лепки) были поданы с россыпью зелени и с горячим бульоном. Мы так увлеклись дегустацией, что сперва забыли посчитать, сколько штук составляет одна порция, но точно можем утверждать, что там их больше шестнадцати. Горячие и нежные, сдобренные свежей сметаной, пельмени нам очень понравились.

Яблочный пай с домашним мороженым

 

 

К яблочному паю не подали ножа, но сам десерт, тем не менее, понравился так же, как и горячее — рассыпчатая выпечка с тонкими яблочными дольками, украшенная клубникой и мятой, таяла во рту. Капучино был приятным на вкус, но особого гастрономического фурора не произвел.

Так в «Друзьях» подают счет

Счет в «Друзьях» подают в брутальном граненом стакане, увенчанном железным подстаканником, напоминающим те, которые обычно выдают в поездах. Общая сумма нашего заказа составила 610 рублей.

 

 

Пока о перспективах «Друзей» говорить трудно: несмотря на то что заведение расположено в хорошем месте и кухня здесь действительно приятная, облику кафе не хватает цельности. Концепция размыта, меню, составленное с ошибками, представляет собой не вполне ясное сочетание блюд, а интерьер — хаотичное смешение элементов, призванных создать «уют» — от ковра на стене зала до рулонов туалетной бумаги на потолке уборной.

Впрочем, место работает всего пять дней, и время на коррективы есть, чтобы скоро, вероятно, составить конкуренцию кафе «Бенджамин».

 

Адрес: ул. Куйбышева, 84

 

 

387

Шок-ЖЗЛ: лучшие скандальные интервью

Редакция по случаю выхода приложения Bigvill решила поднять архивы, тряхнуть стариной, угареть по истории и собрала в один материал самые интересные, шокирующие, нелепые интервью с яркими персонажами повседневности и праздности.

 

Рэпер Капа

 

 

Самарский рэпер-марафонец Капа обсуждает с редакцией клипы ключевых зарубежных коллег новой волны: «Когда я вижу такую вот девочку (потому что это не парень, а девочка), я не слушаю его рэп, мне интересно как его дырка поживает — и все». И это он не о темнокожем гомосексуале Микки Бланко.

 

 

Тестер проституток Александр

 

 

Мы поговорили с мужчиной, который тестирует жриц любви и рассказывает об этом на просторах Его Величества Интернета: «Феи — это наше все, сами девочки. Они оцениваются по нескольким шкалам: КС — это контрольный спуск, само действо; минет, понятно; ШГ — шоколадный глаз, тоже ясно; плюс внешность, квартира, бонусы какие-то, если есть: массаж или накормит с дороги. А АПЛы — это апологеты платной любви, ваш покорный слуга в том числе».

 

 

Художник Сергей Дворянчиков

 

 

Самарский патриарх авангарда рассказал, как его выгоняли из пионерского и трудового лагеря и за что он критиковал Владимира Логутова: «У нас была выставка по авангарду, ее проводил Логутов в музее Алабина. Обиделся на них только потому, что я не был туда включен. Я как раз и есть авангардист первой волны. Я тогда очень сильно критиковал, напал на эту выставку, а так — мы с Логутовым в добрых отношениях, общаемся довольно позитивно».

 

 

Собаковод Антуан Наджарян

 

 

Ведущий программы на тольяттинском ТВ «Помоги своей собаке» рассказал о том, как стать вожаком стаи и что такое доминирование: «Никогда нельзя бить собак. Потому что вы уйдете, а проблема останется, и собаки могут напасть на другого человека, менее сильного, чем вы. Тем, у кого не получается показать уверенность в себе всем своим видом, нужно имитировать бросок камнем, но бросать на самом деле не нужно».

 

 

Патипорнокиллер Александр Пистолетов

 

 

МС Каннибала накануне триумфального выступления интернет-героя и порнодеятеля пообщалась с ним и узнала секрет членокрутки:

«Света: В клипах и на сцене вы выполняете болтание половым членом, ваши фанаты называют это „мельницей“, тяжело было научиться?

Александр: Я этому не учился. Член сам крутится при круговых движениях тазом».

 

 

Наркоман Павлик

 

 

Создатель сиюминутно популярного сериала о гопнике жаловался, что часто болел ангиной из-за того, что разговаривал не своим, а противным голосом героя. Еще он рассказал, как работает ТВ:

«Есть информация, что ты педагог начальных классов.

Это миф и п***еж. Это глупые редактора Малахова (в „Пусть говорят“ — рим. ред.). У них информация — то, что написано на моей странице „В Контакте“. А если я напишу, что учился в институте жопы? Они бы так в эфире и сказали!»

 

 

Евгений Бажанов

 

 

Опальный писатель и этнограф рассказал, как правительство и научное сообщество замалчивают его важные открытия, которые говорят о том, что Самарская Лука — духовный центр древней цивилизации: «Я как-то нашел недалеко от Сокольих гор затонувшую барку XVIII века. Была публикация в местной газете, но со стороны Рыбаковой (министр культуры Самарской области — прим. автора) — тишина. Потом появился большой очерк в газете „Труд“, и опять тишина. Потом приехал ко мне „Первый канал“, сделали репортаж. Его смотрели везде — в России, в СНГ, за рубежом. И снова тишина. Потом приезжал „Пятый канал“ из Санкт-Петербурга, сняли сюжет, и как вы думаете, что в итоге? Тишина».

 

 

Мудрец Виталий Шаронов

 

 

Мы составили правила жизни тольяттинского уфолога, теолога, специалиста в любовных отношениях и просто блогера, который, кроме прочего, называет себя коммуникатором между людьми и внезеными цивилизациями: «Ладно почихлил я Библию читать», «А Жизнь убивает только Насмерть как не крути» (орфография и грамматика сохранены. — Прим. ред.) Больше мудрости — по ссылке.

 

 

Парикмахер из Н-ска Денис Головин

 

 

Самый яркий персонаж индустриального Новокуйбышевска — с наращенными ногтями-стилетами, одетый в «дольче», еще раз «дольче» и «кавалли», рассказывает о влиянии на целые поколения горожан:«Понимаете, я здесь как Алла Пугачева, меня знают все, я здесь бренд. Чем ехать в Москву и покорять какие-то непонятные вершины, я решил остаться в своем родовом гнезде. Здесь, в нашем городе, я приношу какое-то интеллектуальное и творческое развитие, на мне большая ответственность, я владею умами не одного поколения».

 

 

Травести-дива Ядвига Буш

 

 

Некогда единственная на всю область артистка оригинального жанра поделилась не только секретами, как натянуть шпильки на ногу сорок второго размера, но и поведала о непростой жизни после армии: «Все дается для опыта, и я ни о чем не жалею. Когда я пришел из армии в 1995 году, дружить стало не с кем: ребята — шесть человек, с кем дружил, — скололись и уже лежали на Рубежке. Плюс девушка у меня тогда была, но со службы она меня не дождалась».

 

 

Монах Потапий и голуби

 

 

Редакция добралась до села Подгоры, чтобы побеседовать с мудрецом, монахом Потапием, который разводит голубей шестьдесят три года — с семи лет. Голубятню он построил сам: «Недавно какое-то наваждение нашло, к ним внутрь забралась кошка и загрызла 17 голубей. Стаскала их в кучу и лежит на этой горе, как безумная, ну съела бы одного и успокоилась, ну нет же. Мне ее убивать было нельзя, мне за это еще месяцев десять молиться, я к соседу с просьбой, он мужик свой — сразу ее и тюкнул».

 

 

Промоутер Илья Павловский

 

 

Экс-арт-директор клуба «Леди-рай» и всяких других рассказал много месяцев назад о том, что собирается открыть новое место. Мы так и не поняли, произошло это или нет, и потеряли след Ильи. Однако на вопрос, кто самый классный арт-директор, он твердо ответил: «Я». Цепляющая цитата: «Ужасно, когда в клубе можешь встретить человека в спортивном костюме, пусть он и от Армани, а Армани его ни разу не видел, это спорткостюм, в котором ты должен гулять с сыном. Когда видишь кого-то на танцполе в сланцах, это даже не смешно, плакать хочется».

 

 

Big Russian Boss

 

 

Король русского рэпа, как он себя сам называет, постоянно наезжает в Самару и на отечественных читал: «Русский рэп я не хуесошу, я просто говорю правду о нём, ведь они сами понимают в глубине души, что не могут конкурировать с моим интеллектом, с моими текстами, в которых нет бессмысленных строк. Хотя гордость не позволяет русским мс ассимилироваться в новых реалиях этой игры. И они намеренно отторгают факт моего доминирования, сечёшь?»

 

 

Змеевод Михаил и удав

 

 

У самого известного держателя экзотической живности есть не только змеи, которые, как он уверяет, успокаивают почище рыбок. Однако речь в интервью — не только о том, как он купает удава в фонтане на улице Осипенко: «Конечно, в девяностые на меня были наезды, это понятно. Потому что я был первым частным издателем, у меня была своя газета. „Михаил“ она называлась, чего там было думать. Потом, когда другие стали издаваться, я её продал, вместе со всеми правами, надоело мне. Аудиопиратство было относительным явлением. Были базы, там покупали кассеты за одну цену, а потом продавали в другом месте за другую».

 

 

Антон Ладецкий, Уби, Yo!Yakov

 

 

Три богатыря наивного и крайне сомнительного искусства. Уби портит фасады бесталанным граффити, Ладецкий сочиняет (на ходу) и играет музыку, пока на заднем плане кто-то смеется и гремит посудой, Йо Яков пишет пост-рэп на плохом английском и снимает шлак-клипы. При удачном стечении обстоятельств они все могли бы выставляться в галерее (работы Уби уже туда попадали) или выпускаться на независимых лейблах. За всех высказался Яков: «Я хотел бы стать более популярным, как и большинство, это нормально».

911

Студия Cellini: «Мы создаем концептуальную ювелирку»

Полина Кузнецова

Ювелирная мастерская Cellini (читается как «Челини») существует в Тольятти три года и славится небанальными изделиями. Мы встретились с молодым коллективом — ювелирами Григорием Мягковым, Тарасом Федуловым и 3D-дизайнером украшений Светланой Мягковой, чтобы узнать, зачем открывать дело, если есть магазины «585», какие обручальные кольца просят молодожены и когда заказывать серьги с пауками или кольцо с кабанами.

 

— Зачем городу ювелирная мастерская, когда вокруг так много крупных сетей?

Тарас: Гиганты, особенно в Тольятти, монополизировали рынок ювелирных изделий, и выбор украшений свелся к минимуму. Часто бывает, что человек в магазине не видит живости: везде одно и то же, никакой индивидуальности. И тогда появляется потребность в маленьких ювелирных предприятиях, которые могут воплотить именно твою идею за адекватную сумму.

Григорий: У нас в городе мало представителей молодого поколения ювелиров. Мы мыслим иначе и создаем концептуальную ювелирку, открыты новому и всегда готовы предложить свежую идею.

Григорий Мягков

 

— Чувствуете ли вы конкуренцию со стороны «массовиков»?

Григорий: Нет. Люди тянутся к новому, эксклюзивному. Мы не просто делаем украшения, у нашего творчества есть духовная составляющая. Мы относимся к нашим изделиям, как к вещам, обладающим художественной ценностью. Магазины нас сильно не напрягают.

«Мы относимся к нашим изделиям, как к вещам, обладающим художественной ценностью. Магазины нас сильно не напрягают»


— Ваше название итальянское. В России обычно под такими маскируют вещи низкого качества.

Григорий: Это стереотип, мы отталкивались от совершенно других моментов. Хотелось связать эпоху Возрождения, близкую нам по духу, с современностью. Челлини — известный ювелир прошлого, и через имя бренда мы попытались выразить смешение старой и новой школы, характерное для нас.

Тарас: В эпоху Возрождения к искусству относились иначе. Раньше и школы были другие, и мастера — уровня выше. Их подход к делу близок нам. Ювелиры прошлого не создавали массовую продукцию, они относились к искусству как к чему-то живому — это нас и объединяет.

Тарас Федулов

 

— Сколько человек у вас работают?

Григорий: Начинали мы втроем, теперь нас четверо.

 

— Где проходили обучение ваши сотрудники?

Григорий: Ювелирным делом мы начали заниматься, конечно, не год назад. Лично я — еще в колледже.

Тарас: Чтобы вы не подумали, что мы начали заниматься этим в колледже, а теперь нам лет по сорок, скажу, что средний возраст нашего коллектива — 24-25 лет, поэтому занимаемся ювелирным делом мы, конечно, сравнительно недавно.

Григорий: Мы самоучки, но это не значит, что мы изобретали колесо: у нас много знакомых, которые владеют ремеслом и которые стали нашими учителями. В повседневности мы ориентируемся на зарубежных и отечественных профи — бывает, просто посмотришь на какую-то вещь, и уже одно это становится важным опытом.

«Челлини — известный ювелир прошлого, и через имя бренда мы попытались выразить смешение старой и новой школы, характерное для нас. относимся к нашим изделиям, как к вещам, обладающим художественной ценностью»


— Для кого вы делаете украшения?

Тарас: У нас довольно широкий спектр клиентов всех возрастов. Бывает, заказывают кольца супруги, которые прожили в браке много лет и захотели обручальные украшения с особой символикой, которая несет для них какое-то значение.

Григорий: Среди клиентов и студенты, и состоявшиеся обеспеченные люди, и молодожены — все, кто хочет что-то особенное. Скажем так, мы работаем со всеми социальными группами.

 

 

— Сколько в среднем стоит одно кольцо?

Григорий: Не слишком сложное, но достойное кольцо обойдется в районе двадцати тысяч рублей. Сюда входит металл и все затраты по производству.

 

 

— Не сказать, что каждый студент может позволить себе украшение за такую сумму.

Григорий: Многие заказывают изделие не из золота, а из серебра, что более приемлемо.

Светлана: Всегда все зависит от материала и сложности работы. Если человек хочет уложиться в определенную сумму, мы готовы предоставить ему для этого все условия, обговорить с ним детали и помочь не превысить его личный материальный потолок.

Светлана Мягкова

— С какими металлами и камнями вы работаете?

Григорий: Золото, серебро, а камни — натуральные: бриллианты, драгоценные, полудрагоценные. Сейчас думаем поработать со сталью. Хочется открывать что-то новое. Недавно возникла идея совместить сталь и золото.

«Если надо уложиться в определенную сумму, мы готовы предоставить для этого все условия»


— 
Сколько времени может занимать изготовление одного украшения?

Григорий: От одного дня до трех-четырех месяцев.

Тарас: Все начинается со встречи с потенциальным заказчиком. Он говорит о своих пожеланиях, мы даем какие-то советы — получается такой маленький мозговой штурм. Затем наш коллектив разрабатывает эскизы и представляет клиенту несколько возможных вариантов изделия. Он выбирает то, что отражает его внутренний мир, вносит коррективы, если ему этого хочется. После выбора эскиза мы тщательно прорабатываем его и строим в 3D-программе, которая дает конструктивную основу — становится понятно, как исполнить изделие в металле. После закрепления камней происходит окончательная полировка, изготовление мелких деталей.

 

 

— Какие тенденции в дизайне ювелирных украшений сейчас самые востребованные?

Тарас: Одна из них — взаимодействие разных типов материалов. Это может быть дерево, какой-то сплав — все ищут новое, пытаются совместить несовместимое. Нарастает тренд на крупные камни — всем по нраву, когда что-то здорово блестит. Люди стремятся уходить от советской ювелирки, когда у всех мам были идентичные печатки и кольца. Отсюда стало популярно желтое золото и белое, которое преобладает над классическим розовым.

 

— А если говорить о свадебных атрибутах?

Тарас: Сейчас есть спрос на обычные гладкие кольца или однообразные с одинаковыми камнями. Если сказать: представьте обручальные кольца, вы ведь такие классические и представите себе, верно? Это долговечный атрибут, то, что отражает твой и внутренний мир твоей половинки. Сейчас модно делать пластику, например, изображения животных, наносить символичный узор.

 

 

— Есть ли тенденции, которые пока не дошли до нас?

Тарас: На Западе обручальные кольца часто отгравированы вручную, в России такого почти нет — это трудоемкий процесс, который занимает много времени. Массовики не заморачиваются, тут ведь должен быть определенный навык у ювелиров, которым не каждый обладает. Еще я редко вижу вставки из дерева. Есть красивые породы вроде эбена, которые очень круто смотрятся, скажем, если их инкрустировать в кольца.

«Однажды нам заказали обручальные кольца с кабанами, которые символизировали фамилию супругов — Кабановы»


— 
Какой заказ был самым необычным?

Григорий: У нас все необычные, каждый основан на идее клиента. Например, женщина заказала себе комплект — серьги с пауками, вполне такое нестандартное желание. Или, например, обручальное кольцо с кабанами, которое символизировало фамилию заказчиков — Кабановы.

Тарас: Один массажист заказал кольцо с двумя драконами, из желтого и белого золота. Получилось очень красиво отобразить стилистику Востока.

Григорий: Сам клиент очень любил тему драконов, помню, пришел к нам весь в татуировках с их изображениями. Он увидел в самарском магазине кольцо и захотел себе такое же. Когда мы встретились, он описал идею, мы ее выполнили. Это была одна из наших первых работ внутри мастерской. Когда он увидел финал, впал в ступор — настолько это отличалось от того, что он себе представлял. В лучшую сторону, конечно. Сказал, что мы превзошли все его ожидания.

 

 

— Планируете выходить на российский рынок?

Тарас: А мы вроде и так на нем. У нас заказывает не только Самарская область. Есть клиенты из Москвы, Санкт-Петербурга, недавно вот сделали украшение для девушки из Праги. Расстояние здесь для нас не решающий фактор.

 

Группа студии «В Контакте»

230

В ТЦ «Скала» открывается Cloud Cafe

В пятницу, 16 января, на первом этаже ТЦ «Скала» состоится техническое открытие Cloud Cafe — кафе-бара на пятьдесят мест, созданного под руководством команды самарских веб-дизайнеров Cloud Castle.

 

Сооснователь заведения Александр Бердин-Лазурский прокомментировал концепцию места так: «Нюанс в том, что мы полностью забили на интерьер. Обычно как в Самаре — каждый раз тратят кучу денег на пафосные диваны, там, цветочки всякие. Мы решили, что главное — это кухня».

Акцент на кухне, по словам создателей кафе-бара, на ценах отразится незначительно: при максимальном качестве стоимость блюд предполагается предельно низкой. Немудрено — делали все не как для себя, а именно для себя. В основу концептуального меню лягут сочетания простых и понятных волжанину продуктов. Каких именно, пока не уточняется.

 

 

Насчет интерьера создатели тоже кокетничают: диванов с цветочками действительно нет, но глазу можно будет зацепиться за картины Фрола Веселого, дополняющие минималистичное оформление заведения. Планируется, что экспозиция будет меняться — Cloud Cafe возьмет на себя функцию мини-галереи современного искусства.

190

Музыка сдохла: местные группы, которых уже нет

Никита Лёвкин

Группа, сосущая кукольные головы, герлз-бэнд с рок-каверами на Жанну Фриске и другие важные команды, которых уже нет (почти), рассказывают, как это было.

«Адора Вега»

Русскоязычный синти-рок где-то между Depeche Mode и поздними A-ha. За одиннадцать лет группа не изменила стилю, несмотря на то что в ней отметились чуть ли не все представители самарской рок-сцены. Завсегдатаи местных фестивалей стали образцами качественной музыки жанровой культуры клуба «Подвал» и смогли дотянуться до эфиров «Нашего радио», но, увы, 23 мая 2014 года команда объявила о закрытии проекта.

 

Антон Анисимов (вокал):

«Группа, конечно же, значила для меня очень многое. Это мое взросление, становление, опыт, ошибки, радость и тоска, люди и одиночество. Все вместе. Команда жила довольно долго — одиннадцать лет, да и если подумать, сколько известных самарских музыкантов успело в ней поиграть в разные периоды, это было здорово. Конечно, всем благодарен. Каждому — за ту частичку себя, которую эти люди приносили в группу и музыку. Мы экспериментировали, не боялись, пробовали и двигались дальше. Для меня лично это было время поиска своего самого главного пристрастия в музыке, избавления от стереотипов. Это часть жизни, конечно. Хорошая часть.

Сейчас я занят новым проектом. Афишировать и обещать пока ничего не буду. Я, как обычно, взялся за что-то новое. Учусь, постигаю, работаю. Как говорится, следите за новостями».

 

 

TETRIS

 

Когда вместе собираются школьницы с гитарами, большинство ожидает, что молодость возьмет свое, и инструменты покроются пылью в родительских гаражах. Это правило дало осечку в случае с бабкор-командой TETRIS. Девичий рок-бэнд отличался от прочих действительно интересным и гладким звуком, подобно Evanescence — c акцентом на электронику. В записи девушки брали мелодичностью, а их концерты запомнились каверами на поп-исполнителей вроде Рианы и Жанны Фриске, которые не отличались чувством ритма. В 2012 году герлз-бэнд выпустил и-пишку «Level 1» и напустил тумана по поводу своего распада: «Game Over. Или нет?»

Настя Курносенкова (вокал):

«Группа для всех из нас значила много. Для меня, например, она была не только способом проявить себя. Я наслаждалась самим процессом написания новых песен, общением на репетициях, ведь мы с девочками были (да и есть) не только коллегами, но и друзьями. Сейчас каждая занимается своим хобби — музыкой, и мы не раз поднимали тему воссоединения.

Основное время уходит только на учебу, но бывают вечера, когда удается заскочить к другу на студию, где мы репетируем с новым коллективом Gerty’s Ice. Недавно мы выпустили первый сингл.

 

 

DeafDeaf

 

 

Бас и барабан — все, что нужно для ураганного рока, посчитали Максим и Кирилл и создали где-то в гараже на окраине одну из мощнейших групп города. Без любви к The White Stripes не обошлось, но музыка несмотря на это вышла совершенно иная, больше похожая на Ex Hex, Ty Segall или «Death from Above 1979». По сути, они начали делать, как и многие их коллеги в разных концах планеты, музыку, которая вот-вот должна была стать популярной. Сейчас же lo-fi и суровый панк-рок на волне, а вот самой группы уже нет. Зато есть другая, которую «Большая деревня» номинировала на «Итоги года», — WLVS.

Максим Смирнов (вокал, гитара):

«Группа „Дэфдэф“ — знаковый период жизни. Именно с ней я выпустил свой первый полноформатный и на тот момент, считаю, крайне успешный альбом. С ним мы отправились в первый тур, с ним же впервые выехали за пределы страны. Записали четыре релиза, сняли один хитовый клип, отработали тонну концертов — в битком набитых залах и для пяти человек. Играли мы вдвоем, когда это еще не было мейнстримом, а модной группы Royal Blood и в помине не было.

Сейчас я целиком и полностью живу группой WLVS, с которой мы выпустили восемь релизов, откатали большой тур по России и Украине, доехали с большим европейским туром до Эстонии, Латвии, Литвы, Польши и Чехии. С недавних пор периодически играем мощные концерты в своем гараже с друзьями из разных городов и даже стран, пишем новый альбом, который увидит свет в первой половине весны 2015 года, и мечтаем выпуститься на виниле».

Deceived Badgers

 

 

Красные волосы, куклы как инструменты, мегафон, музыка из игры «Mario Bros.», химзащита и накладная грудь — их выступления больше походили на фрик-шоу, где вокалист Александр Бердин-Лазурский (Саша Во) снимал толпу на свой Polaroid. Пробежки по залу и облизывание кукольных голов прилагались.

Родство в звуке с не менее чудоковатыми шведами Bondage Fairies и англичанами Clinic времен рекламы Mentos с овечками только шло на пользу и подтверждало большой потенциал. Коллектив даже выпустил анимационный клип, который невероятно напоминает вселенную «Время приключений», но был снят раньше показов первых серий мультфильма.

Алексей Тилли (вокал, гитара):

«О группе Deceived Badgers я вспоминаю как об ушедшей юности. У нас все получалось легко, выступали почти каждую неделю, придумывали безумные концертные костюмы, рисовали кислотные клипы. На шоу творилась абсолютная вакханалия. Мы были, пожалуй, самой странной группой города: электропанк с текстами про механических сов, самопальные электронные гаджеты, обязательный концертный генератор мыльных пузырей, малярные костюмы, сорванный голос после каждого выступления. Я не помню, почему команда прекратила свое существование, видимо, пора было остановиться. Новых идей было очень много, поэтому мы практически тем же составом продолжили играть музыку, немного умерив пыл. Чего только не было: и шумовые проекты, и электропоп на французском, и серф со стоунером, и вездесущий пост-панк. Сейчас я играю в Polly Wants, не так давно возродил свой старый проект Avignon Quintet».

 

 

Cold War Party

 

 

Тихо проплывая под радарами, эта группа путешествует в неведомом серф-мире. С живыми выступлениями Cold War Party появлялись редко, а в сети практически не писали о себе, от чего стало непонятно, жива ли группа? К счастью, по словам участников, коллектив не распался, но сменил состав. Будучи, чуть ли не единственными представителями жанра в городе, CWP делают музыку, достойную саундтреков Квентина Тарантино, известного поклонника серфа. Втроем, без вокала, группа мастерит композиции будто бы прямиком из 1960-х, когда на слуху были The Beach Boys, The Ventures и Дик Дейл. О том, что на дворе 2015-й, говорит лишь прорывающиеся мотивы пост-панка.

Илья Саморуков (гитара):

«Мы стали одной из первых серф-групп в Самаре. Сейчас есть еще одна — The Spoon Box. Ее лидер слушал нашу музыку, как кто-то слушает западные группы. Мы намеренно играли инструментальный примитив, потому что наши музыкальные и умственные способности позволяли это. Мы относились к занятию как к хобби, но были те, кто слушал наши записи всерьез, и это приятно осознавать. Музыканты перебрались в другой город, и группа была заморожена. Сейчас снова начали репетировать. Музыка стала еще более современной: мы оставили легкие интонации серфа, но добавили минималистских и нео-джазовых элементов. Мы, конечно, концертная группа. Для меня важно, что ходы, которые мы используем, некоторые самарские группы уже использовали. Хочется, чтобы музыкальный язык был узнаваем, чтобы в нем было место поиску. Но эта вся экспериментальность должна быть слушабельной. Я люблю нойзовые концерты, но танцы перед сценой я люблю больше».

 

570

Города-спутники Самары

Как провести уик-энд, если меню любимого бара знаешь наизусть, родители не уехали на дачу, а душа просит приключений и новых фотографий? Поехать в соседний город, например.

В этом материале мы собрали все репортажи «Большой Деревни» из городов-спутников Самары: что смотреть, где есть, как развлекаться. Все это — в наших гидах.

Кинель: «Пьяный дом» в неспящем городе

Жигулевск: пикник с пирожками на Лысой горе

Шлюзовой: надувной Кинг-Конг на крыше и «трехозерка»

Ульяновск: IMAX, гигантский музей Ленина и виски на фудкорте

Чебоксары: лимонад на солоде и музей тракторов

Чапаевск: масонская церковь, дом-коммуна и крымские вина

Сызрань: Кремль, портвейн за 13 рублей и заброшенный детский лагерь

 

Кроме соседних городов, можно прокатиться в неизведанные районы Самары:

Стошка: затаившаяся Империя

Кировский проспект: опасные достопримечательности

Внутренняя Болгария: прогулки по Стара-Загоре

Красная Глинка: самарская Швейцария

На сквер Калинина упал туман: что делать на Безымянке

Управленческий: советское барокко и жэк-арт

51

Я проблема: самарский депутат хочет вернуть цензуру в театр

Анна Скородумова

3 октября в Самарском академическом театре драмы состоится премьера спектакля «Побег из Шоушенка» по одноименному произведению Стивена Кинга. Всего за пару недель до премьеры вокруг репертуара театра вновь разгорелся спор, в котором засветился известный борец за православные ценности — депутат Самарской губернской думы Дмитрий Сивиркин.

Напомним, после скандала на одном из майских заседаний комитета Губдумы по культуре, спорту и молодежной политике из-за постановки «Продюсеры» («Весна для Гитлера»), в которой общественники усмотрели признаки пропаганды гомосексуальных отношений и фашизма, Сивиркина включили в состав комиссии областного Минкульта для проверки финансово-хозяйственной деятельности драмтеатра. В сентябре комиссия отчиталась по результатам проверки, и в ходе заседания Сивиркин предложил создать общественный совет для обсуждения репертуара театра, ссылаясь на то, что это бюджетное учреждение, которое финансируют самарцы. Руководство театра, в свою очередь, посчитало предложение депутата попыткой возродить цензуру. Мы обратились к министру культуры Самарской области и попросили разъяснить, имеет ли право депутат вмешиваться в репертуарный план театра.

Сергей Филиппов, министр культуры Самарской области:

«Очень хорошо, что депутатов в принципе интересует театральное искусство, и если спектакль обсуждают, это можно только приветствовать. Не уверен, что нужен специальный общественный совет: сегодня существуют две структуры, которые могут обсуждать театральный репертуар: Совет по культуре при губернаторе, а также общественный совет при областном Министерстве культуры. Если у кого-то из жителей, включая депутатов, появляется желание подключиться к работе советов, нет проблем — мы рассмотрим варианты взаимодействия. Важно понимать, что для подобной работы необходимо обладать опытом и знаниями о театре. В любом случае, даже если подобный совет и существовал бы, напрямую влиять на репертуар театра он не в силах, поскольку это противоречит действующему в России законодательству».

Генеральный директор драмтеатра Вячеслав Гвоздков оказался более категоричен. Он предположил, что Дмитрий Сивиркин в очередной раз активизировался по личным мотивам. Так, в январе этого года вышла нашумевшая картина о русском тлене «Левиафан», где главный режиссер Самарского театра драмы Валерий Гришко сыграл роль архиерея.По мнению Сивиркина, образ архиерея вышел «хамским» и «оскорбляющим Церковь». Самого Гришко он назвал «не шибко грамотным, беспринципным и очень не любящим Родину совком». Валерий Гришко оскорбился и в результате отсудил у депутата 50 тысяч рублей за моральный ущерб. Это, по мнению Вячеслава Гвоздкова, могло послужить одной из причин очередных нападок Сивиркина на драмтеатр.

Вячеслав Гвоздков, генеральный директор Самарского академического театра драмы:

«Думаю, инициатива депутата Сивиркина обусловлена личными мотивами. Он проиграл суд с Гришко и теперь пытается мстить. Уверен, общественный совет не будет создан, поскольку это противоречит законодательству РФ, запрещающему вмешательство в творческий процесс. Министерство культуры, насколько я знаю, тоже не поддерживает создание подобной органа. К тому же, чтобы быть участником общественного совета и обсуждать театральный репертуар, нужно обладать специальными знаниями в данной области, которых у депутата Сивиркина, скорее всего, нет».

Так или иначе, шумиха вокруг репертуара театра только подогревает зрительский интерес. По словам Вячеслава Гвоздкова, билеты на долгожданную постановку «Побег из Шоушенка» были распроданы задолго до премьеры. Сейчас открыта продажа на ноябрьские показы.

633

Что в голове у сникерхэда

Саша Шитов

Сникеры, или кроссовки — вещь универсальная, которая может объединить школьника, который ждет конца геометрии и начала физры, с бизнесменом, чьи мысли поглотил курс иностранной валюты. Мировой бум сникер-движения пришелся на 80-ые: Олимпийские Игры в Москве, умер Брежнев, пришел Горбачев, Перестройка, очереди за колбасой, а в это время в Америке «Run DMC» качают под «My ADIDAS» (правильное ударение на «I»), сотни людей от мало до велика толпятся в магазинах за свежими моделями Adidas, NIKE Air Jordan или Air Force, Puma и т.д. В отдающем концы СССР нормальными кроссовками могли похвастаться разве что сборная по баскетболу или Борис Гребенщиков после гастролей по США. За древностию лет пионеров движения в Самаре уже не сыщешь, однако мы нашли прошаренного неофита, знатока кроссовочной культуры Александра.

— Чем по жизни занимаешься?

— Покупаю кроссовки, продаю кроссовки, занимаюсь музыкой.

 

— Расскажи, как получилось, что кроссовки стали важной частью твоей жизни?

— Это началось в глубоком детстве. Мой отец часто гонял по командировкам и покупал там кроссы — он был поклонником adidas gazelle и у него было порядка 5 пар одинаковых синих сникеров. И я всегда верил, что когда вырасту у меня тоже будет много кроссов. Однажды, я на тот момент учился в классе третьем, папа привез мне из Франции Adidas Keyshawn Trainer — с этого момента все и началось. Кстати это были мои первые кроссы, которые я затрэйдил.

 

 

— Кто такие сникерхеды и с чем их едят?

— Кроссовки начали называть сникерами благодаря их бесшумности — в них можно было подкрасться без единого звука, отсюда слово «sneak» — «незаметный ход». Сникерхэд, собственно, тот, у кого в голове одни лишь кроссовки — покупка, продажа, обмен. Однако собиратели и сникерхэды — разные люди. Если первым особо нет дела до того насколько релиз редкий, то вторые за отдельными моделями готовы поехать хоть на край света.

 

— Как обстоят дела с кросовочной культурой в нашем городе?

— Культуры как таковой у нас практически и нет, зато есть задротство по всяким пабликам вк, откуда юнцы, у которых еще молоко на губах не обсохло, сохраняют себе фотографии кроссовок в альбомы типа «хочу»-«мечтаю», не особо представляя ценность той или иной модели. Я уже не говорю про истории кроссов и их значимость для индустрии.

Смотреть на кроссовки вконтакте, магазине, фотографировать их и после всего это называть себя сникерхэдом — то же самое что дрочить и думать что у тебя был секс.

 

— Сколько в твоей коллекции кроссовок?

— Помню, когда именно покупал семидесятую пару, однако после этого приобретено еще порядочно, так что точно не скажу.

 

 

— Сильно расстраиваешься, когда твои кроссы пачкают, например наступают на них в маршрутке или в очереди в «Пятерочку»?

— Если бы у нас было легализовано оружие, то меня уже наверное давно объявили в международный розыск, ибо число жертв моего «Магнума 357» не знало бы счету.

 

— Встречаешь людей по кроссовкам?

— Обычно встречают по одежке, а я по кроссам — все верно. По ним можно многое сказать о человеке. Так, например, чистые сникеры говорят об уважении не только к себе, но и к окружающим, улице, культуре — много всяких таких мелких нюансов есть.

 

 

— Как реагируешь на то, когда видишь людей в фейковых кроссах с Кирыча?

Александр: В первую очередь это говорит о нелучших умственных способностях людей, ведь зачастую можно найти оригинальные модели по цене фэйковых кроссов. Оригинал не красит ноги, пахнет приятно и не развалится за пару месяцев. Не бросайте деньги на ветер, одним словом.

 

— Кроссовки зимой, особенно в Самаре, это наверное валенки от Адидас?

— Валенки не валенки, но для нашей зимы нужно что-то кожаное, ибо замша с солями и химией, которая попадает на улицы в борьбе со льдом и снегом, проживет сезон от силы.

 

— Что твои родители думают о твоем увлечении?

— Говорят, я «без царя в голове», кроссы «солить можно», «кому их потом продавать», «когда их все носить-то» — в общем стандартные клише, которое возникает у большинства людей, когда они узнают что у тебя дома «склад» кроссовок

 

 

— Санкции напугали?

— Курс доллара скорее, в России всякие действительно редкие модели вряд ли можно отыскать, они только заграницей и сами по себе недешевые, а сейчас их цена до космической отметки взлетела.

 

— Ты говоришь, что продаешь кроссовки, где у тебя их можно купить?

— В магазине кроссовок, где я работаю. Можно написать мне в вк.

 

 

— Кто покупает в основном?

— Кроссовки сейчас — это нечто вроде хлеба — за ними приходят все кто угодно: дети с родителями, родители с детьми, бабушки-дедушки. Кроссовки уже давно вышли за рамками спортивного зала, и если раньше они были только в спортмагазинах, то сейчас это уже часть фэшн индустрии, а некоторые модели можно отнести к высокой моде.

 

— Ты любишь кроссовки и работаешь в магазине кроссовок.

— Я много где работал до магазина кроссовок и, смотря на людей, мне было грустно — как можно ходить в том, что на них было надето? И собственно так я решил поделиться своими знаниями о кроссах с людьми, а лучшего места, чем магазин забитый кроссами, не нашлось

 

— Какие бренды одежды и кроссовок ты продаешь?

— Nike, NikeSb, Jordan, Carhartt, Fred Perry, Stussy, Undefeated, Diamond, Huf и наши отечественные.

 

 

— Как люди реагирует на иностранные бренды в нашей нынешней ситуации?

Александр: Негативно реагируют только на кроссовки с символикой или вышивкой, каким либо образом связанной с США. Иногда бывает спрашивают — «А вот санкции-санкции, а как теперь ваши кроссовки?»

 

— Расскажи про отечественных производителей. Есть что-то интересное?

— Российские производители черпают вдохновение с Запада, но, скажем так, пока есть над чем работать. Но наши бренды радуют тем, что они есть.

Если говорить о том, кто первый парень на деревне, так это однозначно «Codered». При этом собственно кроссовочных брендов у нас нет, есть обувные, в модельном ряду которых есть сникеры… не будем о грустном в общем.

 

— Расскажи про интересные модели в твоей коллекции, у кого украл или кого убил за них?

— Ценность кроссовок понятие относительное, но я всегда беру только то, что нравится мне — стараюсь не гнаться за какой-то историей, хотя это немаловажный аспект, ровно как лимитированность пар. Трудно выделить какие-то особенно, я бы обо всех рассказал, но выбрал для введения в свою коллекцию несколько совершенно разных пар, как рядовых релизов, так и коллабораций. В это интервью не влезли «Адидасы», но их настолько много, что им нужно посвящать отдельное целое)

 

1. Nike Air Max 90 Ice «Gym Red»

Одни из самых крутых максов последнего времени и приставка Ice неспроста: часть подошвы полупрозрачна, выполнена с использованием технологии Icy-Sole, и расцветка кроссовок сама по себе необычна, вдохновлена современным искусством — эти арты с треугольниками заполонили интернет и «Найки» не смогли противостоять тренду. Попали они ко мне по спец.заказу — в России таких кроссовок не так уж и много, хотя каким-то особо редкими их не назовешь.

 

 

2. Air Jordan 3 «Crimson» 
Классическая модель Jordan в редком цветовом решении, которые попали ко мне не без помощи питерского товарища. Серые вставки светоотражающие, «слоновый» принт и черная мягкая кожа — они просто невероятны на ногах. Не видел пока никого в таких, честно говоря и сам пока не выходил в них за пределы квартиры.

 

 

3. Concepts x Asics Gel Lyte 5 «Phoenix»
Всего 500 пар в мире. Совместный релиз Кэмбриджского магазина (штат Массачусетс) и японского гиганта сникер-индустрии. Изначально количество пар должно было быть большим, но из-за пожара на заводе они стали экстремально редкими. 3 комплекта шнурков со светоотражающей нитью, красный с одной стороны и серый с другой рефлективный логотип, неопреновый носок и легендарная гелевая подошва в крапинку. На мой взгляд лучшая коллаборация Asics этого года. Выловил их случайно в Москве, когда уже было отчаялся найти эти кроссы.

 

 

4. Riccardo Tisci x Nike Air Force 1
Это не кроссовки — целое искусство.
Если кто не слышал, Рикардо Тиши — ведущий дизайнер Givenchy. Когда я получил из Италии долгожданную коробку я обомлел: ты берешь в руки эти сникеры и сразу понимаешь, что это искусство, высокое искусство, которое начинается, когда ты еще не успел открыть коробку. Самая дорогая мне пара из того, что есть, и дело даже не в цене — это не предельные по стоимости в моей коллекции. Три месяца я их отлавливал денно и ночно, ибо в моем размере (US 12.5) кроссовки найти в принципе непросто, а иногда и вовсе нереально, но с этими все получилось и считаю их жемчужиной своей коллекции.

 

 

1659

Профессия «Фейсконтроль»

Текст: Витя Фомин Иллюстрации: Алена Павлова

Фейсконтроль — такое явление, которое запросто может встать между праздником и весельем. Накануне новогодних каникул и тематических вечеринок «Большая Деревня» расспросила самарских фейсконтрольщиков об особенностях их работы, о книгах, за которыми они коротают свои рабочие ночи, и о тех принципах, по которым гостям отказывается во входе.

 

Кафе-бар «Саша», «Летний бар»

Матвей Горячев, стаж 9 месяцев без выходных

Я помню свой первый поход в клуб — это была вечерка в «Айсберге». Было хорошо: поцеловался тогда по-настоящему, тыкая языком в рот. И брат из армии вернулся. Да, первый поцелуй и дембель брата, иначе говоря, детские комплексы и чувство лёгкой наживы, привели меня в клуб.

Опыт работы фейсконтрольщиком еще по молодости был — не пускал на домашние вечеринки красивых парней. Правда, просто сливал их по телефону, в стиле «родаки приехали» или дверь не открывал.

«Опыт работы фейсконтрольщиком по молодости был — просто не пускал на домашние вечеринки красивых парней»

 

Эта работа заключается в том, чтобы отсечь нариков, пятую колонну, жидков, менеджеров от электората ватного и детей рабочих, а потом все равно с улыбкой всех впустить. На самом деле, селекция идет по следующим критериям: есть ли бабло и не загадит ли вон тот инженер весь фотоотчёт. Результат такого фашизма вы видели сами — деньги в кассе, фотоотчёт в интернете. Однажды было совсем круто, когда я завернул девочку — такую русскую рокершу. Она мне сказала: «Это не ты меня не хочешь в клуб пустить, а твои яйца меня не хотят».

Часто приходилось слышать в свой адрес слова: «в», «жопа», «иди», «на», «козел». Именно в этом порядке. Хочу поблагодарить всех, кто обращался ко мне таким образом. Вы прокачали мой скилл «стрессоустойчивость».

 

 

Валенки всякие взятки предлагают, а я не беру принципиально. Да у них столько и нет, я обычно с 5000 рублей начинаю.

В своей работе я использую только кулаки. На крайний случай у меня есть газовый пистолет «Удар-1», чтобы выстрелить себе в лицо и уже не помнить деталей побоев. А вообще у меня крутые охранники.

Сейчас я читаю книгу «Психоистория» Ллойда Демоза. Просто отрыв головы! Это работа по истории детства, а точнее детских страданий, наказаний в разные периоды жизни человечества.

Еще читаю «Благоволительницы» Джонатана Литтелла. Написана на французском языке от лица офицера СС, американцем на Чистых прудах (парковая зона в городе Москве — прим. ред.) за 4 месяца. Вы там, возможно, выпивали. Читать никому не рекомендую.

Слышал ли я про общественную организацию «Во входе в Solyanka club отказано»? Да, слышал. «Стопхам» в своем роде. Что могу им сказать? Только: «Зачем стучаться в дверь, которая заперта?» О каких клубах сейчас вообще речь идет? Скоро так бомбанет, что не до танцев будет, поверьте мне. В этом случае всем нашим посетителям рекомендую почаще заглядывать в клубы самодеятельности и кружок «умелые ручки», где их научат переделывать газовое оружие в боевое.

 

 

Ночной клуб «Lust»

Аноним, стаж работы 6 месяцев

В клуб меня привело знакомство с арт-директором заведения. Мы сотрудничали по некоторым другим аспектам работы, в частности, я делал там какие-то вечеринки и курировал вопросы рекламы. В определенный момент, помимо основной работы, я стал «подрабатывать» фейсконтролем. Эта «подработка» стала для меня увлечением и хорошим средством борьбы со скукой. Забегая вперед, могу сказать, что работа на фейсе дала бесценный опыт ведения переговоров и работы с людьми.

 

 

Мою работу на тот момент можно было разделить на несколько составляющих. Первое — это, естественно, фильтрация людей. Главное в ночном клубе — создать тусовку людей, которым будет комфортно, весело и безопасно друг с другом. Отбор шел не по внешнему виду, а по адекватности и настроению приходящих. Конечно, были моменты, когда я не пропускал людей из-за неопрятного внешнего вида, были, когда пускал и далеко не самых веселых, но солидных господ. Поведение на входе — это очень большой маркер. В случае возникновения сомнений в адекватности можно и затормозить человека, его ответная реакция и станет показателем. Агрессия и выяснение отношений — это почти стопроцентная гарантия на выход. Также есть определенные категории нежелательных для клуба людей — это, например, дети до 18 лет или люди в крайней степени опьянения.

«Наполнить клуб — одна из задач фейсконтрольщика. Например, создать ажиотаж на входе. Ты намеренно держишь людей в дверях и создаешь как можно большую толпу»

 

Второе — это, непосредственно, работа с аудиторией заведения. Наполнить клуб — тоже одна из задач фейсконтрольщика. Например, создать ажиотаж на входе. Ты намеренно держишь людей в дверях, медленно пропускаешь по одному и создаешь тем самым как можно большую толпу. Именно в такие моменты люди хотят попасть в клуб еще больше, потому что видят ажиотаж. К слову, в клубе вообще может ничего интересного в тот момент не происходить. Также работают и всякие «закрытые вечеринки», входы «по спискам». Проходят все в обычном режиме, но сам факт закрытой вечеринки может подтянуть еще пару друзей гостя. В общем, работа фейсконтрольщика не заканчивается на принципе «прошел — не прошел».

 

 

Если за вечер мне обещали расправу или проблемы меньше 8 раз — вечер прошел зря. Угрозы бывали постоянно. Меня обещали найти, уволить, встретить за углом, выдумывали куда более изощренные экзекуции. Почти у каждого второго человека, который не прошел фейсконтроль, папа-мама-брат-дядя — бандит, сотрудник силовых ведомств или еще более интересная личность. Через неделю работы уже перестаешь обращать на это внимание. Бывало, конечно, что люди начинали проявлять физическую силу, но охрана всегда работала очень профессионально. В общем, ни одна из этих угроз так и не была воплощена в жизнь.

«Почти у каждого второго человека, который не прошел фейсконтроль, папа-мама-брат-дядя — бандит, сотрудник силовых ведомств или еще более интересная личность»

 

Эпизодически мне предлагали взятки, но это мне было неинтересно. Как-то раз очень обаятельная девушка в весьма провокационной манере предложила меня отблагодарить, если я пропущу ее подруг. Учитывая, что дамы обычно устраивают выяснения отношений и визги — я пропустил подруг девушки. Она оказалась очень порядочной и сдержала обещание в конце вечера. Не могу сказать, что это была взятка — но бонус достаточно приятный.

 

 

Ресторан-бар «Библиотека»

Женя Тимакова, сооснователь бара

Сначала у нас был фейсконтрольщик, очень строгий, который почти никого в бар не пускал. Видимо, таким образом мы заработали себе репутацию заведения, в которое очень тяжело попасть. Как правило, вход у нас осуществляется по клубным картам.

Сейчас уже достаточно просто фильтровать людей, которые к нам приходят.

 

 

В первую очередь, конечно, отлетают очень пьяные. Пьяных мы сюда никак не пускаем, потому что у нас все-таки библиотека, все цивильно. Даже людей, которые здесь сильно напиваются, мы стараемся вывести из заведения. Ну так, наверное, во многих местах.

Вообще наше заведение работает как — бар отрывается, пришли друзья, пришли друзья друзей и так далее. Так и гуляют. Кто-то получает клубные карты, их до сих пор выдают, потому что все-таки бывает, гостю надоело ходить, он новых гостей позвал и так далее. Раз в месяц проходят какие-то вечеринки невероятные, как, например, на Хэллоуин, когда я лично стояла на входе и встречала гостей. Очень сложно было кого-то не пустить, потому что приходили реально только свои. Их так много уже! В Самаре есть хорошие люди, которые, возможно, в каких-то других заведениях смешиваются с толпой, но картинка получается отрицательной, а у нас они смешиваются с положительной толпой и общий фон прекрасен.

«Компания нетрезвых женщин в пуховиках, которым отказали во входе, обозвала нашего охранника “лысой коленкой”»

 

Функции фейсконтроля сейчас иногда выполняет и охрана, потому что ребята довольно давно у нас работают и всех наших гостей знают в лицо.

Такого, чтобы на входе прям угрожали, у нас нет, но бывают забавные случаи. Недавно, например, компания нетрезвых женщин в пуховиках, которым отказали во входе, обозвала нашего охранника «лысой коленкой». И взятки предлагают нечасто, чаще используют аргумент «Да мы у вас столько денег потратим, да почему вы нас не пускаете?» Извините, конечно, но у нас есть определенные условия, да и в нашем заведении деньги — не главное. У нас вместимость настолько маленькая, что зачастую мы можем позволять себе пускать только своих и только по картам. Например, как было на дне рождения «Библиотеки» — людей пускали исключительно по клубным картам. Это касалось даже друзей: по картам — плюс один, без карты — извините. И все равно, заведение было полное.

Мы никогда не стараемся забить наши стены под завязку, касса все равно останется одинаковой, неважно при этом, будет ли барная стойка битком или свободна.

 

 

Bar&Grill «Конь в пальто»

Кирилл Матвеев, заслуженный фейсконтрольщик

Думаю, как и всех, в первую очередь, в клуб меня привело любопытство и, конечно же, желание посмотреть на красивых девушек и почувствовать на себе ту атмосферу, которую видел до этого только по ТВ.

Моим первым местом работы в должности «FC/DC» был ночной клуб «Lust», и начал я там работать примерно в 2010 году. Работа заключается в мониторинге контингента и отсеивании «ненужных» персон. Фейсконтроль, это, так сказать, подбор нужных участников.

 

 

Я ненавижу людей с немытой головой. Сальные волосы смотрятся ужасно. Не люблю грязную обувь, но попадается еще и рваная. В этом случае человек сразу получит отказ во входе в заведение. Ну и, конечно же, спортивная одежда служит гарантом к отказу. И не важно будет ли это Nike или Bosco sport. Спортивная одежда и в Африке спортивная одежда.

Ни один мой рабочий день не заканчивался без угроз. Воспринимаю это уже как должное. Взятки мне, разумеется, предлагают, мы же в России живем. В основном, предлагают деньги, бывает, девушки предлагают свой номер. Еще предлагают скидки в различных заведениях и даже бесплатные кальяны. Оружием я не пользуюсь, со мной рядом постоянно находится охрана, которая в случае чего принимает решительные действия против «обидчика».

Последнее, что прочел, это «Голодные игры» Сьюзен Коллинз, давно уже это было. Времени на книги сейчас почти не остается.

 

 

«ЯР бар»

Дима Курдыш, стаж 8 месяцев

Фейсконтролем я начал заниматься совершенно случайно, по очень хорошему, так скажем, знакомству. При случайном обсуждении фейсконтроля со своим другом, он мне предложил попробовать себя в этой роли. Мне показалось это интересным. Во-первых, потому что мне очень нравится общение с людьми и новые знакомства. Я почувствовал, что у меня это получится и решил попробовать для себя что-то новое.

Работа заключалась в том, чтобы создавать атмосферу внутри заведения, благоприятную для хорошего веселья, танцев и замечательного времяпрепровождения.

 

 

В состоянии сильного алкогольного опьянения человек не сможет попасть в заведение, потому что для заведения смысла в таком человеке вообще никакого. Также не попадет человек, который зашел, так скажем, случайно. Он предполагал идти на пляж и неожиданно для себя зашел к нам. Понятное дело, что этот человек и дальше пойдет туда, куда он и шел — на пляж. Люди с агрессивным настроем также не попадут к нам в заведение. Для меня всегда это было загадкой — для чего идти в заведение расстроенным и злым, какая цель посещения? Выместить всю негативную энергию на публике, которая собралась внутри? Это, пожалуй, единственное мое предположение. Наверное, это основные критерии, по которым можно смело отказывать во входе. Если говорить об одежде, то какого-то четкого дресс-кода нет. Единственное, какая-то спортивная одежда — это кроссовки, спортивные штаны и так далее — не приветствуется, хотя некоторые виды тех же кроссовок будут исключением. Многие модели Nike или New Balance и других известных модных брендов у нас очень даже приветствуются.

«Многие модели Nike или New Balance и других известных модных брендов у нас очень даже приветствуются»

 

Угрожали довольно часто. Каждую ночь. Сложно вспомнить что-то конкретно, я стараюсь плохое не запоминать. Но стандартно — это «встретят», «найдут» и так далее. Люди злятся, понятное дело, но мы стараемся более деликатно обходиться с такими людьми. В принципе, и взятки предлагали. Примерно через день работы. На взятки никогда не соглашался принципиально и оружием не пользовался. Умом если только.

Только что я дочитал книгу Ильи Стогова. Мне очень нравится этот автор, перечитываю все его книги. Последняя, что я прочитал, называется «Мачо не плачут». В этой книге — истории о жизни мужчин и о тех ситуациях, которые с ними происходили в 90-х годах. Очень интересно написана. Конец 90-х, начало 2000-х годов, как раз начало всей этой культуры веселья. Автор как бы ведет дневник.

 

 

Про организацию «Во входе в Solyanka club отказано» не слышал, честно. Скажу так. На самом деле это хорошая инициатива. Я понимаю, в московских и питерских клубах ну очень строгий фейсконтроль, и порой человеку со стороны бывает трудно понять, почему его не пустили в то или иное заведение. У нас все равно более наглядно как-то, и я надеюсь, что люди после того, как их не пустили в заведение, начнут понимать, что причина отказа во входе — это не какая-то личная неприязнь фейсконтрольщика, а правила приличия. Человеку будет комфортнее себя чувствовать в заведении, если он будет соблюдать правила и настроит себя на хороший лад. Это своеобразная игра. Мы же всегда в каком-то образе находимся: и на работе в образе или дома. Мы же не выйдем в тапочках и халате на улицу, мы будем в таком виде чувствовать себя там некомфортно. Если человек будет в гармонии с собой — у него всегда будет отличное настроение, и тем самым он сделает свой отдых приятнее.

Бар «JazzBass»

Дядя Витя, стаж 5 лет

Меня ничего не привело в бар. Был заключен договор директора бара с нашим ЧОПом по поводу несения охраны. Вот и всё.

Работа заключалась в устранении массовых беспорядков, фейсконтроль на входе бара, слежение за порядком — чтобы не проходили люди в грязных одеждах, в наркотическом опьянении, ну и, так сказать, неадекватного поведения.

 

 

Для того, чтобы не пустить в заведение, достаточно просто мельком глянуть на человека, и уже будет понятно, в какой стадии опьянения он находится. Или же он пришел вообще с иными целями — устроить дебош или разбой. Достаточно беглого взгляда. Это уже профессионально. Внешний вид, конечно, имеет значение. Человек в грязной одежде не пройдет. Даже в чистой одежде по лицу, по манере поведения, по манере задавать вопросы складывается определенное мнение, что именно этот человек не должен сейчас попасть в бар.

Первые два года мне угрожали чуть ли не ежедневно, а потом, видимо, мое хладнокровное, четкое, для всех одинаковое поведение изменило мнение обо мне в лучшую сторону. Я относился абсолютно ко всем одинаково. За пять лет работы знаю по именам, может быть, всего человек пять-шесть. В друзья я ни к кому не набивался, к себе в друзья тоже никого не брал. Это были ровные профессиональные отношения.

«В друзья я ни к кому не набивался, к себе в друзья тоже никого не брал»

Люди, которых я не пускал в бар, очень часто предлагали взятки. Это были и деньги и выпивка. Когда мне предлагали ту или иную сделку, я начинал к человеку относиться еще более настороженно и таких людей тем более не пускал.

Сейчас я читаю трилогию автора Романа Злотникова «Царь Федор». О чем она? Сейчас процитирую: «Еще один шанс. Орел расправляет крылья и взмывает ввысь».

 

702

Новые фуд-сервисы Самары

Анастасия Кириллова

Доставкой пиццы, суши и воков сегодня уже никого не удивишь: «Маргариту» и «Филадельфию» можно заказать в любую точку города, на любой вкус и кошелек. Правда, специалистов по пицце-роллам развелось столько, что выбрать действительно стоящий сервис стало сложно и даже небезопасно. «Большая Деревня» нашла альтернативу расплодившимся доставкам: новые фуд-сервисы по доставке продуктовых корзин и рецептов, которые уже дико популярны за рубежом и в столице. Теперь, кажется, можно забыть об изнурительных очередях в супермаркетах и жареной картошке на ужин.

Hleb&Kasha

Создательница недавно открывшегося сервиса по доставке продуктов с рецептами Hleb&Kasha Екатерина Куртяш, инженер ГЭС пообразованию, всегда хотела стать бизнес-вуман: деловые переговоры, дресс-код, контракты и успех — так ей представлялась ее будущая карьера. Как велико было ее разочарование, когда выяснилось, что в Самаре гидроэлектростанции не строят. Разочарование в профессии совпало с экономическим кризисом и безработицей. На фоне этой мрачной безысходности Екатерина поняла свое истинное призвание — радовать людей улыбкой и вкусной едой.

Проект Hleb&Kasha появился совсем недавно, но уже успел обзавестись постоянными клиентами. Автор проекта хотела создать сервис, который мог бы заинтересовать различные целевые аудитории — как большие семьи с детьми, так и приверженцев здорового питания, вегетарианцев или просто любителей знатно поесть.

Меню доставки Екатерина составляет сама, а идеи для блюд черпает не только из кулинарных книг и интернета, но и из путешествий или просто экспериментирует. Главное условие — блюдо должно быть вкусным, а рецепт — точным и проверенным до каждой мелочи, до каждой щепотки соли. Проект рассчитан не только на бывалых кулинаров, но и на тех, кто никогда не стоял у плиты: прежде чем составить новое меню, Екатерина готовит блюдо сама и совершенствует рецепт, делая его максимально доступным.

 

 

Сейчас в Hleb&Kasha можно заказать продуктовые корзины на 5 дней (4000 рублей) и 3 дня (2500 рублей) для четырех человек, а также есть предложения для двоих — ужины на 4 дня за 2000 рублей. Также в ассортименте есть корзины для вегетарианцев, рассчитанные на 3 ужина для четырех человек (2000 рублей). Для тех, кто сомневается, заказывать продуктовую корзину на неделю вперед, есть возможность заказать пробный ужин на двоих за 600 рублей.

Наполнение корзин постоянно меняется в зависимости от меню, которое обновляется каждую неделю. Неизменным остается лишь свежесть и качество доставляемых продуктов.

В меню Hleb&Kasha можно встретить такие блюда, как стир-фрай из курицы (жареная курица в воке) с орехами кешью и кресс-салатом или феттучини со свежеприготовленным песто и морепродуктами. Несмотря на интригующие названия, блюда просты в приготовлении и не займут много времени. Например, на приготовление стир-фрая потребуется 25 минут, а на пасту с морепродуктами — всего 20 минут.

Кроме основного меню, в Hleb&Kasha есть предложение для завтрака (1050 рублей), набор напитков (600 рублей) и корзина свежих фруктов за 800 рублей. Доставка включена в стоимость корзин. При первом заказе каждому клиенту предоставляется скидка в размере 20%, которая распространятся только на основное меню.

 

Подробно ознакомиться с меню и заказать ужин от Hleb&Kasha можно на сайте компании, следить за новостями и прочитать отзывы о сервисе можно в группе Вконтакте.

 

Екатерина Куртяш:

 

 

Я давно задумывалась об открытии собственного дела. Хотелось чего-то особенного и душевного. Где-то полгода назад совершенно случайно узнала о подобном сервисе в Москве и сразу поняла, что это мое.

Мы открылись всего три недели назад, но у меня уже много планов на будущее: во-первых, мне как человеку заботящемуся об экологии, хочется полностью заменить классические пакеты на эко-упаковку. Мы на полпути к этому, так как доставляем продукты в больших бумажных пакетах. Кроме того, у нас в планах расширять наше меню и добавить корзины с десертами, выпечкой и прочими вкусностями, а летом мы добавим в наш ассортимент корзину для пикника! Сейчас я работаю над новогодним меню, где будут представлены несколько закусок, салатов, горячее и гарнир на выбор, напитки и десерт. При этом клиент сможет выбрать доставку продуктов на неограниченное количество человек (от 2-х и до бесконечности).

Готовь как шеф

 

 

Основатель еще одного успешного кулинарного стартапа «Готовь как шеф» Егор Малыгин тоже был далек от кулинарии. Хотя сам Егор думает иначе: «Я закончил мехмат СамГУ, по образованию я специалист по защите информации. А еще я люблю готовить и неплохо разбираюсь в компьютерах, поэтому продажа продуктов через интернет — довольно логичный выбор». С логичностью выбора не поспоришь, да и к чему вообще нужна логика, если всего за пару месяцев проект «Готовь как шеф» завоевал бешеную популярность.

При создании сервиса Егор опирался на популярный западный проект Hellofresh по доставке эко-продуктов и рецептов в Нью-Йорке. В Hellofresh акцент сделан на натуральность продуктов: все только с пометкой «органик» и без ГМО. Российские гастрономические ценности немного отличаются от западных, и для большинства из нас вкусовые качества продуктов важнее, чем их полезность — хотя постепенно био-революция приходит и в нашу страну.

 

 

Принципы проекта «Готовь как шеф» были заимствованы у западного брата: пусть в проекте используются и не органические продукты (которые, кстати, зачастую неоправданно дорогие), но качество и свежесть, безусловно, на первом месте.

Целевая аудитория сервиса — это, прежде всего, работающие семейные пары и все те, у кого не всегда находится время зайти в магазин за покупками. «Готовь как шеф» предназначен как для кулинарных «чайников», так и для более опытных кулинаров и всех тех, кто любит вкусно поесть без тонны майонеза, колбасы и злого-опасного глютамата натрия.

 

Меню для проекта составляет профессиональный шеф-повар Василий Рыженков, который кормил олимпийский Сочи и даже первых лиц государства. Сейчас в «Готовь как шеф» представлено 2 варианта ужинов — меню на двоих на 5 дней за 2700 рублей и меню на четверых за 4300 рублей. Также есть возможность заказать пробное меню на 2 ужина на двоих за 800 рублей.

Заявленные блюда выглядят действительно как у шеф-повара и вполне оправдывают название сервиса — мидии шанель или стейк из окорочка с лобио (блюдо из фасоли) станут отличной заменой бутербродам на скорую руку.

 

 

Доставка рецептов с продуктами доступна в Самаре, Тольятти, Новокуйбышевске, а в скором времени и в Казани. Стоимость доставки включена в стоимость меню.

Сделать заказ можно либо на сайте, либо в группе Вконтакте.

 

Егор Малыгин:

 

 

«Главным преимуществом нашего сервиса является высокое качество продуктов. Мы уже получили много отзывов, которые подтверждают, что качество мяса, рыбы, соусов, овощей и фруктов на высшем уровне. Бизнес общепита устроен таким образом, что все стремятся сэкономить на всем, и, в первую очередь, эта экономия отражается на ингредиентах. Мы для себя решили сразу, если есть возможность купить настоящий пармезан или предпочесть ему более дешевый аналог „гойус“, выбор будет сделан в пользу настоящего, пусть он и в четыре раза дороже. Это как инвестиция в будущее, хоть и поиск по-настоящему качественной продукции в Самаре — это целая эпопея.

Когда мы только открывались, ничего подобного в Самаре еще не было. А сейчас у нас появляются конкуренты, чему я очень рад, так как есть стимул совершенствоваться и развиваться. Например, в ближайшее время мы планируем расширять ассортимент. Сейчас разрабатываются новые меню — кроме основного мы предложим фитнес-меню, где будет учитываться баланс БЖУ, праздничное меню, а также меню с десертами. Кроме того, в ближайшее время планируем расширять территорию доставки и выходить на рынок Казани».

74

Пример для подражания: как города выходят из кризисов

В 70-е годы канадский Ванкувер был на грани банкротства. Но именно в этот период власти решились на кардинальное преобразование города, сделав ставку на то, чтобы превратить его в самое удобное место для жизни. Таким образом они надеялись повысить статус Ванкувера, привлечь инвестиции и выйти из кризиса. Этот процесс затянулся на несколько десятилетий и, по сути, продолжается до сих пор. Но большой прорыв заметен уже сейчас: издание The Economist трижды присваивало Ванкуверу звание «Лучшего города Земли», а у архитекторов и урбанистов даже появился термин «ванкуверизм». Хизер Дил, член городского совета Ванкувера, прочитала лекцию в Институте «Стрелка», на которой рассказала, как именно власти преодолели кризис и сделали город удобным для жизни.

— Одна из главных проблем современных крупных городов в том, что они постепенно разрастаются, занимая все больше новых территорий. Отчасти это связано с тем, что люди стремятся жить в пригороде, где могут быть ближе к природе. При этом на работу им все равно приходится ехать в центр. Таким образом, город обрастает не только новыми территориями, но также дорогами и скоростными шоссе. В этом плане Ванкуверу повезло: он окружен горами на севере, полями на востоке, проливами на западе, а в южной части города проходит граница с США, поэтому быстро разрастаться он не мог. Но власти Ванкувера хотели полностью исключить эту возможность, поэтому в 1986 году разработали программу, которая поощряла переезд жителей в центр. В рамках этой программы в деловой части города появилась жилая застройка из так называемых podium towers. Этот тип высоток состоит из двух частей: широкий «подиум» высотой от двух до семи этажей и 60-этажная башня-небоскреб. Нижняя часть, где обычно располагаются магазины, кинотеатры и торговые центры, может занимать целый квартал. А башни, которые отведены под квартиры, наоборот делают как можно более узкими, чтобы они не закрывали вид на горы и на побережье. Кроме того, в Ванкувере было разбито около двухсот садов и парков, что сделало его одним из самых «зеленых» городов в мире. Все это позволяет его жителям чувствовать себя ближе к природе.

Квартиры в высотках быстро раскупались, и все больше людей переезжало в центр. Поскольку теперь офисы для них стали гораздо ближе, то многие стали отказываться от автомобилей в пользу велосипедов. Чтобы ускорить этот процесс и стимулировать как можно больше людей пересесть на велосипеды, власти Ванкувера стали строить новые велодорожки. Причем ради этого брали не новые участки, а сужали уже имеющиеся автомобильные дороги. В результате около 40% горожан стало пользоваться велосипедами.

 

 

Большая часть автомобильных парковок была перенесена под землю, а на их месте в скором времени должны появиться новые жилые дома. Но пока стройка не началась, власти отдали эту территорию для городских огородов и ферм. Продукты, которые на них выращиваются, покупают местные рестораны. Еще один плюс городских огородов в том, что на них работают люди, которым по каким-то причинам сложно трудоустроиться. Таким образом они могут не только заработать денег, но и адаптироваться в обществе.

 

 

Одной из главных целей властей Ванкувера было сплотить городское сообщество. Для этого они проводят, например, «День без машин», в течение которого перекрывается автомобильное движение на девяти крупнейших улицах. В этот день большая часть жителей выходит на общую пешую прогулку по городу. Подобные мероприятия полезны и для поддержки бизнеса, потому что во время «Дня без машин» магазины и кафе получают особенно большую прибыль.

Еще один способ заставить людей больше гулять и посещать общественные пространства — это развитие паблик-арта. Например, одна из самых известных статуй в виде дельфина-касатки была поставлена в таком месте, откуда открывается очень живописный вид на горы. Раньше про это место почти никто не знал, а благодаря скульптуре здесь стали собираться и местные жители, и туристы.

Посмотреть полное выступление Хизер Дил можно здесь.

Ванкувер не единственный случай того, как город решился на нестандартные меры и в результате смог выйти из кризиса. «Городской конструктор» вспомнил еще четыре удачных примера.

 

Мальмё, Швеция

До 1970-х годов Мальмё был третьим по величине и одним из самых развитых городов Швеции. Однако сильнейший финансовый кризис и сопутствующий ему упадок промышленности, привел к тому, что уровень жизни в городе понизился в несколько раз, а число безработных увеличилось. Власти не стали возрождать промышленное производство, которое, во-первых, уже не выдерживало конкуренции, а, во-вторых, сильно загрязняло воздух. Вместо этого они решили развивать науку, открыв в городе новый университет, и международные связи, построив мост по которому за 25 минут можно добраться до Копенгагена. Также они начали перестраивать инфраструктуру, чтобы сделать город экологически безопасным. Для этого здания стали строить из экосырья, горожан обязали собирать органические отходы и пользоваться возобновляемыми источниками энергии. Благодаря всему этому за тридцать пять лет Мальмё снова превратился в центр экономического развития Швеции.

Колорадо-Спрингс, США

 

 

В конце 2000-х американский город Колорадо-Спрингс находился в таком упадке, что власти решились на крайние меры — повышение налогов. Новый закон вызвал протест и в итоге не было принят, но в целях экономии было решено отключать по ночам фонари. Тогда жители города предложили свой вариант — они будут выборочно платить за те услуги, которые кажутся им самыми важными, например, за освещение улиц. Это стоило им по 300 долларов с человека, в то время как повышение налога обошлось бы на 100 долларов меньше. Но, они были готовы на то, чтобы отдать большую сумму, но при этом точно знать, на что пойдут их деньги.

Свердловск (Екатеринбург), Россия

 

 

Социальное движение МЖК (Молодежный жилой комплекс) появилось в СССР в начале 70-х, в период жилищного кризиса. Первый МЖК был основан в подмосковном Королёве в 1971 году, но самым успешным примером стал комплекс, построенный в Свердловске в начале 80-х. Суть движения заключалась в следующем: молодые люди сами строили микрорайон, в котором потом им предстояло жить. Вместе они возвели не только жилые дома, но также детские сады, физкультурный комплекс, школу, поликлинику, дом культуры. Это был один из самых ухоженных районов города, а дворы и подъезды всегда поддерживались в идеальном порядке. Программа закрылась в 1991 году, когда в связи с изменением политической ситуации в стране, она перестала получать финансовые ресурсы.

Бутчюрки, Швеция

 

 

Бучюрки — это небольшой город недалеко от Стокгольма, который десять лет назад находился в состоянии финансового кризиса. Одной из самых серьезных проблем была безработица, особенно среди мигрантов. Профессор Стокгольмского университета Петер Энглен при поддержке властей выкупил заброшенную промзону и основал на ее месте творческий кластер — «Субтопию». За десять лет она разрослась до размера деревни, в ней появилась цирковая школа, студии танцев, дизайна и звукозаписи. «Субтопия» не только дала возможность развивать творческие способности, но и обеспечила многих жителей города рабочими местами.

 

 

295

Сергей Табачников: «Выходить за рамки тяжёлой музыки я не собираюсь»

Никита Лёвкин

Пока отдельные энтузиасты пытаются вдохнуть побольше жизни в самарскую независимую сцену, эта жизнь пышным цветом и без видимых усилий расцветает в совсем другом палисаднике. Самарский гитарист-самоучка Сергей Табачников и его концертная группа «Nobody.one» с огромным успехом выдают олдскульный хеви-метал, насквозь пропитанный духом семидесятых, будто бы делая вид, что не кончилось еще время длинных волос и гитарных соло, в барах накурено, а столы залиты пивом.

Толпы преданных поклонников в заклёпках и кожаных штанах с благодарностью принимают эту игру, беснуясь под тяжёлую музыку в тысячных клубах по всей России. Откатав европейский тур, группа «Nobody.one» все также лихо мчится по шоссе хард-рока и не собирается никуда сворачивать. Их новый студийный альбом «Ocean Echo» вышел месяц назад и стал вехой в творчестве гитариста-самоучки: за качественным звуком он обратился к западным коллегам. При этом гитарист продолжает жить и работать в Самаре и, в отличие от многих музыкантов, никуда уезжать не собирается. Мы встретились с Сергеем, чтобы узнать, в чем секрет его столь массового успеха.

 

— По сути, «Nobody.one» — это только вы, а для концертов нанимаются сессионные музыканты. Сама группа что-то значит для вас?

— Более точное название группы — «Сергей Табачников и Nobody.one». По большому счёту, оно нужно, чтобы было легче искать нас в интернете. На деле — я композитор и пишу музыку. Чтобы играть программу живьём, мне нужны люди, а для студийной работы я привлекаю только барабанщика Рому Петросяна, вместе мы записываем уже второй альбом и мне очень нравится с ним работать.

 

— Расскажите о новом альбоме?

— Альбом называется «ОCEAN ECHO», он исключительно инструментальный, как и прошлые работы. На его запись было много сил и времени потрачено. Мы пользовались разными студиями мира и, в принципе, результатом довольны.

 

 

— В чём была необходимость записывать альбом за границей, в России не нашлось подходящей студии?

— Весь трекинг и запись были проведены в Самаре, а для работы с написанным материалом нужен особый подход. Дело не в оборудовании, а в опыте, за ним нужно идти на большие студии, где большой поток суперзвёзд и там точно знают, как нужно работать с материалом. Новый альбом звучит по-взрослому. Это радует с одной стороны, и пугает с другой, так как я понимаю, что подняв планку, уже не вправе опуститься ниже.

 

— Сложно ли сочинять композиции без вокала и привычной песенной формы?

— Иногда мне хочется иметь хороший припев, вместо этого мне приходится вносить разнообразие. Это инструментальная музыка, я не могу сделать предельно одинаковые припев и куплет, которые бы различались лишь текстом и подачей. Мне приходится всё время где-то как-то по-разному оформлять материал.

 

— А как появляются идеи для новых треков?

— Сам не знаю. Приходят, время от времени, я их тут же записываю и забываю, и потом, когда приходит время, открываю наработки, начинаю слушать и подбирать. К этому моменту я чувствую себя слушателем, не помню и не знаю ни одной темы, и в этом есть огромный плюс. Как слушатель я представляю, что хотел бы оставить, а что тут же хочется выключить. Большинство музыкантов пишут песни сразу и упираются в свою гениальность. Они говорят, что сочиняют круто и оригинально — это слепо. Я стараюсь забыть, что это моя работа, и слушаю музыку честно.

 

 

— Вокалисты иногда забывают текст, но им может помочь публика, а с вами случалось такое, чтобы вы забывали какое-то соло?

— Я часто забываю куски соло, которые играл по сто раз. Наступает какой-то момент и я вдруг не понимаю, что играть, фрагмент выпал из головы. Полагаюсь на удачу, представляю, как примерно было и стараюсь вывести поближе к оригиналу.

 

— В жанровом смысле вы достаточно консервативны и не используете никакой электроники, но возможно в будущем вы планируете какие-то эксперименты?

— В своём проекте точно нет, но если кто-то попросит меня прописать какие-то электронные треки, я буду не против. Максимум, на что я способен в рамках «Nobody.one», так это добавить голос, и то как эффект.

 

— Получается раньше вы просто не находили подходящего вокала для своих работ?

— Да, как-то не складывалось, но сейчас я подошёл к этому вплотную и полагаю, что следующий альбом будет уже с вокалом. Голос — это тоже инструмент и чтобы было круто, этим надо с детства заниматься, посвятить этому жизнь, так что хотелось бы найти для проекта такого человека.

— Вы сами слушаете музыку альбомами? Не считаете этот формат устаревшим?

— Я слушаю музыку только альбомами. Это очень важно, это целая картина, которую рисует автор, и выдирать отдельный кусок, на мой взгляд, нечестно.

— Насчёт альбомов. Сейчас вновь вошёл в моду винил, слушаете пластинки?

— Да, я сам сейчас постепенно перехожу на винил, ни то чтобы я гонялся за трендами, просто так вышло. Звук у пластинок совершенно другой, он более доступен человеческому уху, более органичен. Цифровой звук содержит в себе слишком много информации, мы её не слышим, но она в нас попадает и перегружает мозг, а от винила исходит только то, что человек может услышать и принять.

— Хеви-метал — старый и консервативный жанр, можно ли сказать в нем что-то новое? Или он все же изжил себя и перспектив нет?

— Может быть, и есть, но с каждым годом всё труднее и сложнее находить что-то новое в нем. Сказано, сыграно и записано уже всё что можно. Но я живу в жанре тяжёлой музыки и выходить за рамки не собираюсь. Меня мало интересуют прочие стили.

— Вы осознаете, что стали популярным музыкантом?

— Нет. Чем больше людей обращает внимание на моё творчество, тем больше я закрываюсь от внешнего мира. Настоящей популярностью я счёл бы мировую известность, а то, что сейчас… мы просто делаем рок-н-ролл.

— Раньше Самара ассоциировалась с «Cheese People» или «Bajinda Behind The Enemy Lines», есть ли сейчас звучание у самарской сцены? Может быть, сейчас Самара благодаря вам ассоциируется с тяжелой музыкой, а не с инди-роком?

— Нет. И ни у одного города мира нет собственного звучания, везде есть представители и рок-музыки, и поп-сцены. Для Самары, к примеру, «Братья Грим» сделали гораздо больше, чем «Cheese People» или «Bajinda», но они скорее из поп-рока. Я часто натыкаюсь на разные рейтинги «10 популярных песен Самары» или «10 лучших групп Самары» и вы знаете, меня там никогда не бывает. Либо составители рейтингов не считают, что я самарский, либо не признают меня музыкантом.

— Вы ходите на концерты?

— Очень редко, просто времени не хватает, но я купил билет на «Metallica». В августе они приезжают, и я поеду уже в пятый раз.

— На чужих выступлениях вы отрываетесь вместе со всеми или, как музыкант, следите за игрой и уровнем коллег?

— Я из тех людей, что на концертах просто стоят и слушают. Не прыгаю и не потею, потому что это надо делать в фитнес зале. На концерт я прихожу, как на мастер-класс. Там ведь много интересных вещей помимо музыки. Техническая база и сам перформанс. Есть чему поучиться и концерты больших артистов это всегда очень и очень интересно, если бы была возможность, я бы ходил по 10-15 раз и изучал, потому что наша индустрия в этом плане невозможно отстала от западной.

— Может ли зарабатывать андерграундный артист только музыкой?

— Да может, но надо много работать, не лениться и ждать. Несколько лет точно. Лишь вкладываясь в свою долгосрочную перспективу, можно на что-то рассчитывать, не надейтесь поработать две недели и получить нереальный гонорар, так не бывает.

Важно работать над собой. Многие стремятся в Москву, думают там стать звездой, а выходит, чтобы платить за еду и жильё, надо вкалывать по десять часов в день на работе, на музыку остается в лучшем случае два часа после. Это путь абсолютно гнилой, через него прошли многие, но я сразу понял, что к чему. В Самаре дешёвая недвижимость и меня тут всё устраивает, а творить можно где угодно, продвигаясь благодаря интернету. Я сам не работаю, но у меня есть несколько идей для стартапов, которые я вскоре запущу.

— Кроме группы, вы ведь ещё и передачу «Надел!» делаете?

— Сейчас я прикрыл лавочку, потому что мне надоело, но после нового года думаю выпустить ещё что-нибудь, в первую очередь интересное для себя. Планирую совершенно новую передачу о музыке, пока точно могу сказать, что туда будет включён курс звукорежиссёра.

— А к Ивану Дорну вы, например, как относитесь?

— Мне знакомо это имя, по-моему, мой друг, Вася Руденко писал ему песню и выкладывал её у себя (песня «Весна»), вот её я послушал, и всё встало на свои места (смеётся).

— Какая мелодия стоит у вас на будильнике?

— Мерзкая. У меня самсунг за семьсот рублей и он сам выбрал за меня эту мелодию, причём отлично работает, я всегда вскакиваю.

 

2095

Не рой зверю могилу

Саша Шитов, Вероника Синицына

Мало кто из горожан, заводящих котеночка или щенка, задумывается над тем, что в случае чего похоронить питомца со всеми почестями не выйдет — захоронение домашних животных запрещено российскими законами аж с 1991 года и грозит административной ответственностью. Несмотря на существование довольно масштабного кладбища домашних животных, единственная законная альтернатива — кремация. Еще до недавнего времени эта услуга в Самаре была недоступна. «Большая Деревня» вышла на организатора первого в городе крематория для домашних животных Романа Русавского. Стартапер Роман и его жена Мария оказались приятными и гостеприимными людьми, пригласив к себе в гости обсудить похоронные дела за чашкой горячего чая.

— Давайте начнем с предыстории, чем вы занимались прежде чем заняться кремацией домашних животных?

— Я работал главным энергетиком в одной компании. Как-то сидел в интернете, увидел ссылку «Гробы для домашних животных». О том, что хоронить домашних питомцев нельзя, я уже знал. Навел справки, есть ли в Самаре услуга кремации животных — оказалось, что нет. У меня были некоторые финансовые сбережения, квартира, машина. Одно время я хотел заняться захоронением людей, но мне сразу сказали — «Мы тебя самого живого захороним!» Ну, в общем я решил, что кремация животных — это точно моё. Пришел к генеральному директору с заявлением на увольнение, естественно вопросы «Зачем? Почему? Куда?». Все объяснил ему, он одно сказал: «Ты что дурак что ли?». Так я и начал этим заниматься.

 

 

— Расскажите о самой компании?

— Называется она «Память», мы открылись в январе этого года. Сам крематорий находится на 116 км.

 

 

— Вы где-то обучались этому ремеслу?

— Скажу честно — нет. Но прежде чем открыться, мы с женой много читали в Интернете и в книгах, выясняли детали о том, как правильно оборудовать помещение, как провести саму процедуру, разумеется, все по поводу санитарных и правовых норм. Потом все прошли на жизненном опыте.

 

 

— Расскажите про ваши первые шаги, получение бумаг, разрешений…

— Наше законодательство — это вообще не законодательство. Прежде чем начать работать, нужно получить очень много разрешений — от СЭС, должны быть документы на определенный вид сжигания, паспорт о том, к какой группе опасности относится предприятие. Уже год ждем очередное свидетельство, сколько кабинетов оббегал, так без него и работаем, а как быть? Деньги вложены в оборудование, в рекламу, кушать же хочется всем.

 

— Какое должно быть помещение у крематория, какое в нем стоит оборудование?

— Оборудование — это обычная бочка, вернее специальная бочкообразная печь, с температурой нагревания свыше 1000 градусов, с камерой дожига, с воздушным фильтром, чтобы выходящий воздух был чистым. Печь, кстати, нашего отечественного производства. Очень много мы инстанций прошли, чтобы начать работать, все у нас соответствует требованиям и нормам.

У меня есть автомобиль для транспортировки животных, специальная герметичная сумка, морозильная камера, урны для праха. Урны красивые, железные, делают их в Украине, правда пока, к сожалению, только двух цветов.

 

 

— Как проходит процедура кремации?

— Спичками не жжем. Поступает звонок: «Здравствуйте, это „Память?“» «Да, Память ». Ну мы выясняем, какое животное, кошка или собака, решаем вопрос с транспортом: либо я выезжаю к человеку, либо к нам приезжают с животным, решаем какой вид кремации будет — общий или индивидуальный, будет ли человек присутствовать на процедуре. Мы предоставляем бесплатный видео-отчет для тех кто, не может или не хочет присутствовать. Просто стараемся работать максимально прозрачно, чтобы у людей не было сомнений в нашей порядочности.

 

— Сколько по времени проходит процесс кремации?

— Кошечка требует 2 часа, собачка где-то 3 часа. В печь помещается животное до 100 кг.

 

 

— Были какие-нибудь животные помимо собак и кошек?

— Да, однажды принесли сразу двух крыс.

 

 

— Что происходит с прахом после кремации?

Знаете, 50 на 50. Некоторые люди возвращаются за прахом, где-то захоранивают его или развеивают. Или вот банальный пример — у человека долгое время было животное, и часто бывает так, что умирает хозяин, а через некоторое время умирает его питомец, люди привозят животное к нам, чтобы захоронить прах рядом с хозяином: приходишь на могилу к родственнику и его четырехлапому другу.

Но некоторые за прахом не приезжают. Невостребованный прах мы собираем и отдаем организациям по производству удобрений, обеспечиваем круговорот веществ в природе.

 

 

— Были какие-нибудь нестандартные ситуации в работе?

— Летом парень приезжал, попросил прах над Волгой развеять, я у него спросил, почему он сам того не сделает, говорит, рука не поднимается. Нестандартных моментов не то чтоб много, но если говорить об интересных фактах, то есть моя личная статистика продолжительности жизни домашних животных. Почему-то здесь многое упирается в цифру 13, 13 лет они живут, будь то кошка или собака. Из 100% привезенных мне животных, 80% в возрасте умерли в 13 лет, эдакая чертова дюжина. Вот я думаю, и почему именно 13?

 

 

— Помните, как получили первый заказ?

— Просто. Нам позвонили по телефону, после того, как мы создали сайт и разместили рекламу в Интернете. До этого мы расклеивали объявления на улице, но от них у людей волосы дыбом встают, особенно у бабушек.

 

— Тяжело было морально начинать такое дело?

— Поначалу было тяжело, чувства различные одолевали, и по ночам что только не снилось, но со временем привыкаешь, работа все таки.

 

 

— У вас самих есть животные?

— У меня аллергия, но когда дом свой будет, обязательно заведем. Когда был маленький, у нас в семье была овчарка, мы с ней на выставки ездили, она меня защищала даже пару раз.

 

— Как сейчас обстоят дела с клиентами? Услуга востребована?

— Как сказать, сейчас не очень. Когда мы открылись, с клиентами было хорошо. Но в один момент у меня руки опустились, хотел уже все продать, жена отговорила, она уверена, что не стоит отказываться от идеи и все наладится.

 

 

— В чем главная проблема предприятия?

— Мы сами очень много думали над этим. Может быть людей пугает слово «кремация», с которым связывают войны и страх смерти. Несмотря на то, что мы работаем со всеми ветклиниками города и о нас многие знают, люди чаще всего забирают животных сами. У меня вопрос. Где вот люди их хоронят? Летом еще понятно, закапывают в парках, за гаражами или на даче, но зимой-то что делать? Землю от морозов не подкопать! Некоторые просто выбрасывают на помойку, но ведь это неправильно. Я думаю, люди в Самаре еще не готовы к тому, чтобы пользоваться услугами подобных компаний, для этого нужно время, чтобы общество изменилось, ведь была у вас кошка или собака, умерла, нельзя просто пойти выбросить на помойку животное. Для утилизации есть такие люди как мы, которые помогут достойно проводить животное на тот свет. В Европе это очень актуально, там есть и кладбища домашних животных, и крематории. Да. У нас сейчас дела таковы, что приходиться калымить, подрабатываю электриком, а что делать? Ссуду платить нужно, и за аренду, налоги.

 

— Вы ведь первые в нашем городе, кто занялся подобной деятельностью? Получается, у вас пока и конкурентов нет?

— В Самаре нет, но есть одна женщина в Кинеле.

 

 

— Как складываются ваши отношения?

— Да пишет про нас всякую хрень в интернете, грязью поливает, мы не отвечаем. В основном, пишет, что не сгорает у нас до конца что-то… Дурдом, честное слово. Из Тольятти девушка звонила, говорит, хочет в своем городе открыть такой крематорий для животных, мы ей все рассказали, показали, теперь она открывает свое дело в городе, мы с ней общаемся, делимся опытом.

 

— Что говорят про ваше дело друзья, знакомые?

— Кто что говорит, некоторые говорят что молодцы, хорошее дело делаем, полезное, некоторые говорят — «Ты что дурак? Какие животные? Какая кремация? Ты головой не ударялся?». Разные люди есть.

 

 

Вся информация о Крематории «Память» на их сайте.