4706

Новое место: московский бар «Фон Вакано»

Текст: Николай Стопневич Фото: Анастасия Иванова, Николай Стопневич
В Москве наконец-то открыли бар с настоящим разливным «Жигулевским» и полным ассортиментом нашего пивзавода. «Большая деревня» списалась с Николаем Стопневичем, амбассадором волжского гедонизма в столице, и попросила рассказать о заведении. Публикуем ответ без редакторской правки.
Короче. В Москве открыли бар «Фон Вакано». В Москве. Открыли. Бар. «Фон Вакано». Нормал!
Не помню уже, кто мне об этом рассказал. Но новость сразу наполнила грудь радостным предчувствием тусы. Вы знаете, что это такое.
Ну что ж. Предстоит, значит, прийти туда и пристрастненько заценить, что же это и кто же это устроил. Не наши ли, московские самарцы?
Мы, самарцы, живущие в Москве, к слову, называем себя «московскими самарцами», в то время как в Самаре все нас называют «самарскими москвичами». Показательно.
Нас здесь много. Случалось, придёшь на какой-нибудь самарский день рождения в Москве, соберутся человек 20. Вдруг приходит идея посчитать, а сколько же здесь самарских, и ты с удивлением заключаешь, что ВСЕ 20 человек здесь — самарские. Диаспора существует. И мы не слишком-то все обросли московскими друзьями.
Москвичи не отличают нас от своих, очень помогает близость говоров. Хотя лично я самарца слышу: более развязная и вместе с тем более отрывистая интонация. С лёгкой такой «татаринкой». Так же говорят саратовские и ульяновские. Ну и лица, конечно, самарские, совсем другие. Ещё с перрона Казанского вокзала в поезд «Жигули» заходишь, и сидят все поволжские народы, как родные. Ах, вот вы где все, мои хорошие! Открытие бара с самарским пивом — это новость для диаспоры с единственно возможной интерпретацией: Надо всем собраться и вонзить Жигуля. Целый бар «Фон Вакано»! До этого пиком пивной радости был закинутый в диаспоральный (простите) чат свежий адрес московского магазина, где торгуют самарским бутылочным пивом. Адреса эти все помнят. Нанёс в «Фон Вакано — Москва» пробный визит, забив стрелу ещё троим самарским. Отведаем, пацаны.
Пришли в пустой уютный бар с грубыми деревянными столами. Заказали пиво.
Делаешь глоток и ПАБАМ. Оно! Как «ЭТО» у Керуака на концерте Чарли Паркера.
Нигде более не встреченный вкус светлого свежего лагера с хлебушковым родным привкусом.
По 120 рублей за 0,5л, хаха! Ну что делать, поднарезались! Разговорились с единственным занятым в этом зале столом — оказались москвичи. Причащённые к самарским летним кайфам москвичи. Орём друг другу про лодки, про Волгу, про рыбу, про полный расслабон и невозможность ничего иного летом в Самаре. Заказываем и заказываем ещё пива. Бар так-то почему-то до 23. В час мы оттуда выползаем и пропадаем в ночных приключениях. Самара в жилах действует. Так вот именно друг одного из этих москвичей, Василия, и устроил этот бар. У нас уже куча к ним предложений, как возить самую классную рыбу, раков и т.д. Всё это хотим рассказать владельцу Тимуру. Записал телефон Василия, орал ему уходя «в следующую пятницу! В восемь! Будет битком! Пусть придёт Тимур! Вам хана! Хаха!».
В понедельник открываю с мобилы Вконтос, пролистываю тупо весь список друзей, всех, кто московские самарцы, закидываю в новый Чат (ох, эти чаты!). Парам! Получилось человек под 30. Пишу Новость.

Нам нужны базы и куча места, где с пивом у груди ходить и хохотать

Гроздьями падают всё новые и новые мессаги, люди добавляют людей, быстро достигаем предела в 50 человек. Уже шутят, что продают места, ибо не могут добавлять новых. В чате огненная жажда вонзить! Хорошо! Лежишь, читаешь, киваешь себе, щурясь, думая о пятнице.
Списался с Василием. Всё в силе. Нас ждут.
Отлично!
Настаёт пятница, приезжаю туда в 19:40, пораньше, как волжский амбассадор.
В большом зале пусто и сдвинутые столы, в маленьком — за столом четверо. Захожу, здороваюсь, встаёт Тимур — владелец. Налили рюмку, сажусь.
Тимур оказывается ташкентским чуваком, который эмигрировал в Самару в двухтысячном. Втянулся во все темы, жил и радовался. В 2005 переехал в Москву, там и осел. В Самаре родители и первая семья, ездит туда часто. Ну и осталась в нём навсегда любовь к самарскому жизненному раздолью и его главному соку — Жигульку. Появилось помещение, посвящённые им в Самару московские друзья подсказали идею — бар с самарским пивом. Сделал!
Пока сидим и нащупываем общих знакомых (а они у двух случайных самарцев есть ВСЕГДА, в отличие от москвичей), время за восемь.

Самарцам бар открыт 24 часа в сутки. Овация

Пойду посмотрю, чо в приготовленном для нас зале. А там 8 больших столов сдвинуты в один длиннющий ряд. Как на свадьбу. Зову администратора, говорю, что так-де не пойдёт. Тут счас соберутся человек 30, и тупо сидеть за столом — не тема. Давай, говорю, всё нафиг раздвигать. Нам нужны базы и куча места где с пивом у груди ходить и хохотать.
Пораздвигали с ним столы, начали подтягиваться первые волжане.
Знаю. Не знаю. Знаю. Не знаю. Не знаю. Захар! Не знаю. Кит! Не знаю. Денчик! Не знаю. Полехин! Не знаю. Знаю. Знаю. Шарапова! И так далее.
Постепенно набирается куча народа, сначала довольно степенно заказывают пива, закусок, еды, усаживаются за столы, поднимается барный гам, все в приподнятом настроении.
Пиво отличное, Жигулёк вообще не больно-то стабилен по качеству, как попадёшь, но тут свежайший вкуснейший, тот самый родной затекает.
Закуски, кстати, все вообще атас, Тимур очень блюдёт тему мяса — никакой заморозки, всё только из охлаждённого — сказывается Ташкент. В итоге уже все стоят, за столами пусто, все пьяные, орут, обнимаются, фотаются, шумят. Протискиваемся друг через друга до бара и обратно. Тесно и дружно. Кто-то пытается взломать висящий телевизор со своей флешкой с музлом.
Завожу «Все мы любим Самарский Пивзавод! Самарский пивзавод! Самарский пивзавод!» на тему Yellow Submarine, народ орёт вместе со мной. Пошла жара! Приходит Борис — первый самарский самарец в баре, уже совсем весело. Тимур с рюмочкой кричит тост, что самарцам бар открыт 24 часа в сутки. Овация!
На пике Женя считает, сколько же здесь московских самарцев — насчитываем 34, при этом есть ещё человек 5 московских, подтащенных нашими. Пиво по 120 руб. делает своё дело. На тыщу можно уползать. К часу-двум ночи все уже в состоянии Сквоза выходного дня. Братаемся, знакомимся, пьём. Опять «Все мы любим Самарский пивзавод!». Фщщщщ!

Пиво по 120 делает свое дело. На тыщу можно уползать.

Помню, что мы выходили последними, и было около 3:30. Слава Уберу, он наутро тебе сухо сообщает обо всех твоих движениях, о которых бы не вспомнил вообще никогда. Мы вчетвером поехали куда-то за Полехиным и его спутницами на Покровку жрать шаурму. Блестяще! Кто-то на полусогнутых убежал в ночной невменоз в стиле «Я сама ночь» и пропадает. Дальше информация только у Убера. Помню только, что постоянно было весело. Самара стайл.
Просыпаюсь в знакомом состоянии. В Жигулёвском.
Да, думаю, всё удалось. В чате оживающие шлют приветы! Ищут того, кто вчера был «Я сама ночь».
У каждого по 5 новых запросов в друзья. Собирается партия идти туда снова уже сегодня. Ой, без меня, пацаны.Собирается партия идти туда снова уже сегодня. Ой, без меня, пацаны. Появившийся чат уже зажил своей жизнью В следующие же выходные прихожу в пятницу туда с двумя друзьями из Польши. Поляки восторгаются пивом, которое ещё свежее и божественнее, чем в прошлые выхи, и совершенно чумовыми колбасками. Помните, мясо только охлаждённое. Реально, как в Германии какой-нибудь колбаски. Гордо перед гостями — их пивом и мясом так-то просто не проймёшь.
По обе стороны от нас человек по десять сидят самарские компании. Шумят, едят, пьют. Встречаю Андрюху из 121 школы, которого не видел года с 1997.
Опять одни самарские. Ну что, диаспора тему приняла, думаю. Всё удалось!
Накидываем с поляками кружек по 6, укатываем в ночи в Маяк, где угораем по словам Убера до 5:42.
Иэх, Жигулёк ты мой!
Ну а так что. Впереди холодная пора, ребята. И я уже хочу туда снова. Новый Жигулёвский московский чат, тот и вовсе чуть не каждый день туда зовёт.
P.S. Москвичи, которые знают некую выборку самарцев, как правило, отмечают в нас следующее: патриотизм самарских летних кайфов, общая весёлость и, конечно же, любовь к Волге, из которой-то и сделан Наш Хороший.
Осталось запах со Дна пустить, и можно жить.
Москва, М. Академическая, ул. Дмитрия Ульянова, д.5 Группа бара «Фон Вакано» вконтакте