8079

Вот я был, и вот меня не стало: шесть самарских ресторанов, покинувших город

Арина Гриднева

Мы постоянно обсуждаем новые рестораны, но почти не говорим о заведениях, ушедших в небытие, — а о некоторых стоило бы. Первый в городе ресторан китайской кухни и первая кондитерская, где хотелось сделать селфи на полароид, трактир с телегой посреди зала и кафе с семиэтажными бургерами, — «Большая Деревня» вспомнила шесть заведений, покинувших наш город, и попыталась разобраться, за что мы их любили и что их погубило.

Трактиры «Жили-были»

Кухня: русская

Средний чек: 500 рублей

В 2000-м самарцы узнали, что «Жили-были» — это не только начало очередной бабушкиной сказки, а еще и сеть трактиров, где «борщок» и «судачок» — кстати, и впрямь словно с хлебосольного бабушкиного стола. Русским духом в заведениях было пропитано все, начиная от сарафанов на официантках и заканчивая ароматной солянкой в глиняном горшке.

Раньше один из семи трактиров в городе часто выбирали для посиделок с друзьями и семейных застолий. Детали интерьера в заведения перевезли из девяностых — судя по всему, на машине времени: в одном из мест посреди зала стоял вековой дуб, в другом — срубовой колодец, но не с водой, а с «зимним» и «крабовым» салатами. Заведения пользовалось такой популярностью, что в 2014 году Елена Летучая в рамках программы «Ревизорро» лично проверила два из них и оба отметила фирменной наклейкой качества.

Казалось, после такого успеха вся Самара будет есть только в «Жили-были», но кризис сделал свое дело и к 2017 году из масштабной сети уцелел только один ресторан на Куйбышева — но и тут за столами обычно восседает не больше пяти человек. Сюда по-прежнему приходят ради кваса собственного приготовления и пельменей под грибным соусом, но нынешнюю популярность не сравнить с прошлым успехом. Да и фишка заведения — колоритный салат-бар в телеге посреди зала — бесследно исчез.

Ресторан «IL Патио»

Кухня: итальянская

Средний чек: 550 рублей

До 2004 года, решив гастрономически разнообразить свой домашний киновечер, россияне звонили в доставку «Патио Пицца». Лишь немногие знают, что именно так начинала свой путь недавно покинувшая Самару сеть итальянских ресторанов «IL Патио». Спустя время здесь встречали и с пиццей, и с пастой, и с рыбными блюдами. Причем не только днем, но и ночью. Любители поздних тусовок обожали это место: когда все остальные заведения складывали крылья до утра, тут еще можно было закусить «Маргаритой» и «Цезарем» по приемлемым ценам. Интерьер располагал к дружескому общению и даже проведению деловых встреч.

В стране у сети сложилась неоднозначная репутация: так вышло, что пицца от «IL Патио» покалечила бывшую участницу «Дома 2» Викторию Карасеву. Девушка выбрала блюдо с морепродуктами в московском ресторане сети и чуть не отправилась на тот свет — осколок ракушки изрезал желудок, приковав ее к постели на полгода. История закончилась судебными разбирательствами и бесчисленными компенсациями. К счастью, жители Самары за время существования сети в городе остались невредимы и блюдами были вполне довольны. Тем не менее, репутационный ущерб и кризис сделали свое дело: в 2015 году компания потеряла 391 миллион рублей, обогнав собственную финансовую яму в 2008 году. Рестораны сети в регионах стремительно стали закрываться — последняя точка в Самаре захлопнула двери как раз в 2015.

Кафе-кондитерская «Женевьева»

Кухня: европейская, русская

Средний чек: 450 рублей

Легендарное кафе просуществовало в Самаре больше 20 лет, а теперь хоть и не закрылось, но перестало существовать в том виде, в каком мы его любили и помнили. Итак: если бы инстаграм в конце 1990-х и начале 2000-х был популярен, большинство селфи имели бы геолокацию «Женевьева» — здесь прошли тысячи первых свиданий, долгожданных встреч и девичьих бесед. Кафе располагалось на улице Революционной — в здании «Универсама», недалеко от пересечения с Гагарина. Голодными сюда не приходили — ассортимент был не слишком разнообразен и подходил разве что для перекуса. В меню дефилировали десерты, блинчики, пицца, коктейли и кофе, — готовили вкусно, но цены кусались.

Вероятно, поэтому кафе в 2016 и закрылось на привычном месте — не выдержав конкуренции с заполнившими город кондитерскими, предлагающими более демократичные цены на куда более аппетитные позиции. Однако мало кто знает, что «Женевьева» не умерла совсем, а только переехала в ресторан «Волга», где продолжает предлагать гостям (в том числе и гостям города) раритетные десерты. Но если в 1990-е мастичные торты (в виде сома, например) и масляные кремы вызывали восторг, то теперь — только недоумение и мрачные мысли, что уж лучше умереть, чем дожить до такого.

Ресторан «Джин Джу»

Кухня: китайская

Средний чек: 1100 рублей

Единственный ресторан в городе, где посетителям предлагали разделить удовольствие от обеда с обитателями подводного мира: в полу под ногами плавали огромные золотые карпы. Наслаждаться блюдами, предварительно не покормив рыб, считалось чуть ли не нарушением внутренних традиций заведения. Карпы уплетали корм прямо с рук, а интерьер заведения дополняли мостики из дерева, уютные бамбуковые беседки и восточные драконы на стенах.

Здесь Самара едва ли не впервые пробовала суши, роллы и даже лягушачьи лапки. К чаю всегда приносили печенье с предсказаниями, приводившее в восторг не только детей, но и взрослых. Поужинать в «Джин Джу» при этом было довольно дорогим удовольствием — порция утки с овощами «Ша Ча», например, уже тогда обходилась в 850 рублей. Однако обстановка казалась настолько чарующей, что каждый житель города считал своим долгом хоть раз посетить это место. Ресторан закрылся в 2015. В очередной раз свою роль сыграл кризис: себестоимость продуктов из-за санкционных ограничений увеличилась, а ценами на блюда и без того можно было лечить икоту — повышать их было просто некуда. Закрытие показалось самым логичным выходом из ситуации, хотя разочарованные самарцы до сих пор оставляют хвалебные отзывы о «Джин Джу» на TripAdvisor с просьбами сделать ребрендинг и вернуться.

В ресторанной группе Сергея Бустаева, куда входил «Джин Джу», после закрытия места остались также обитавшие на Ленинградке рестораны «Марлин» и Mama Cita, открывшиеся в Самаре в начале двухтысячных. Первый специализировался на итальянской и средиземноморской кухне, второй позиционировался как аргентинский стейк-хаус. Увы — оба закрылись в середине сентября 2017-го. По данным «Самарского обозрения», заведения исчезли навсегда, ребрендинга не будет, — и если честно, мы вряд ли будем скучать.

Кафе «Свитер»

Кухня: европейская

Средний чек: 700 рублей

«Свитер» — сеть «уютных» городских кафе, которую в Казани запустила амбициозная предпринимательница Галия Бердникова. Самарское заведение должно было стать первой франшизой «Свитера» — но в 2015 году начало свой путь со скандала. Владельцы места Михаил Безруков и Христина Максимова пообещали открыть заведение за 50 дней и старательно отчитывались о результатах работы в социальных сетях. Сначала дела шли по по плану, но заминки в оформлении интерьера все испортили: открытие отодвинулось, подняв волну неприятных комментариев.

Для ребят «Свитер» был первым опытом открытия бизнеса в области общепита, и они продолжали делать ошибки. После запуска на молодых рестораторов посыпались жалобы: маленькое меню, отсутствие крючков для одежды и медленный сервис. Ситуацию подогрели жесткие комментарии самарских ресторанных критиков: заведение заработало замечания в адрес неудобных реечных лавочек, недостаточно творожных сырников и подогретой рисовой каши.

Несмотря на все неудачи, «Свитер» продержался на плаву больше года: уютный интерьер в скандинавском стиле, неплохой кофе, музыкальные и киновечера до последнего дня привлекали посетителей. Однако теплых пледов, красочного оленя на стене и мягких подушек оказалось недостаточно, чтобы завоевать статус успешного городского кафе, и в конце 2016 года «Свитер» закрылся.

«Очень плохой ресторан»

Кухня: авторская

Средний чек: 700 рублей

Ресторан с эпатирующим названием появился в Самаре в сентябре 2016 и продержался меньше года. Интерьер оправдывал название: все скатерти были небрежно порваны, картины намеренно криво развешаны, на стеклянной люстре болталась пара мужских ботинок, а официанты в порванных рубашках только добавляли эпатажа.

Каждое блюдо из меню производило эффект разорвавшейся бомбы, а фотографии тар-тара, поданного на кирпиче или расческе, бродили по самарским пабликам в духе «Ты не поверишь!». Подача каждого блюда сопровождалась особым перфомансом. Например, за кофе можно было не платить, если выиграешь у официанта в «дурака», а любителей посидеть у бара сразу снабжали каской и фартуком — чтобы их не обляпал намеренно неаккуратный бармен. Семиэтажный птиц-бургер вообще заказывали только люди с железной психикой: перед подачей к столику подходил мужчина с курицей в одной руке, топором в другой и скромным вопросом: «Ну что, ребята, эту заказывали?».

При этом большой популярности среди самарцев заведение так и не обрело: свое название ресторан оправдывал еще и качеством блюд, а это уже не так весело, как живая курица подмышкой у официанта. Видимо, организаторы увлеклись шоу-программой и забыли, что для успеха даже в плохом ресторане нужно хорошо готовить.