616

Профессия «Фейсконтроль»

Текст: Витя Фомин Иллюстрации: Алена Павлова

Фейсконтроль — такое явление, которое запросто может встать между праздником и весельем. Накануне новогодних каникул и тематических вечеринок «Большая Деревня» расспросила самарских фейсконтрольщиков об особенностях их работы, о книгах, за которыми они коротают свои рабочие ночи, и о тех принципах, по которым гостям отказывается во входе.

 

Кафе-бар «Саша», «Летний бар»

Матвей Горячев, стаж 9 месяцев без выходных

Я помню свой первый поход в клуб — это была вечерка в «Айсберге». Было хорошо: поцеловался тогда по-настоящему, тыкая языком в рот. И брат из армии вернулся. Да, первый поцелуй и дембель брата, иначе говоря, детские комплексы и чувство лёгкой наживы, привели меня в клуб.

Опыт работы фейсконтрольщиком еще по молодости был — не пускал на домашние вечеринки красивых парней. Правда, просто сливал их по телефону, в стиле «родаки приехали» или дверь не открывал.

«Опыт работы фейсконтрольщиком по молодости был — просто не пускал на домашние вечеринки красивых парней»

 

Эта работа заключается в том, чтобы отсечь нариков, пятую колонну, жидков, менеджеров от электората ватного и детей рабочих, а потом все равно с улыбкой всех впустить. На самом деле, селекция идет по следующим критериям: есть ли бабло и не загадит ли вон тот инженер весь фотоотчёт. Результат такого фашизма вы видели сами — деньги в кассе, фотоотчёт в интернете. Однажды было совсем круто, когда я завернул девочку — такую русскую рокершу. Она мне сказала: «Это не ты меня не хочешь в клуб пустить, а твои яйца меня не хотят».

Часто приходилось слышать в свой адрес слова: «в», «жопа», «иди», «на», «козел». Именно в этом порядке. Хочу поблагодарить всех, кто обращался ко мне таким образом. Вы прокачали мой скилл «стрессоустойчивость».

 

 

Валенки всякие взятки предлагают, а я не беру принципиально. Да у них столько и нет, я обычно с 5000 рублей начинаю.

В своей работе я использую только кулаки. На крайний случай у меня есть газовый пистолет «Удар-1», чтобы выстрелить себе в лицо и уже не помнить деталей побоев. А вообще у меня крутые охранники.

Сейчас я читаю книгу «Психоистория» Ллойда Демоза. Просто отрыв головы! Это работа по истории детства, а точнее детских страданий, наказаний в разные периоды жизни человечества.

Еще читаю «Благоволительницы» Джонатана Литтелла. Написана на французском языке от лица офицера СС, американцем на Чистых прудах (парковая зона в городе Москве — прим. ред.) за 4 месяца. Вы там, возможно, выпивали. Читать никому не рекомендую.

Слышал ли я про общественную организацию «Во входе в Solyanka club отказано»? Да, слышал. «Стопхам» в своем роде. Что могу им сказать? Только: «Зачем стучаться в дверь, которая заперта?» О каких клубах сейчас вообще речь идет? Скоро так бомбанет, что не до танцев будет, поверьте мне. В этом случае всем нашим посетителям рекомендую почаще заглядывать в клубы самодеятельности и кружок «умелые ручки», где их научат переделывать газовое оружие в боевое.

 

 

Ночной клуб «Lust»

Аноним, стаж работы 6 месяцев

В клуб меня привело знакомство с арт-директором заведения. Мы сотрудничали по некоторым другим аспектам работы, в частности, я делал там какие-то вечеринки и курировал вопросы рекламы. В определенный момент, помимо основной работы, я стал «подрабатывать» фейсконтролем. Эта «подработка» стала для меня увлечением и хорошим средством борьбы со скукой. Забегая вперед, могу сказать, что работа на фейсе дала бесценный опыт ведения переговоров и работы с людьми.

 

 

Мою работу на тот момент можно было разделить на несколько составляющих. Первое — это, естественно, фильтрация людей. Главное в ночном клубе — создать тусовку людей, которым будет комфортно, весело и безопасно друг с другом. Отбор шел не по внешнему виду, а по адекватности и настроению приходящих. Конечно, были моменты, когда я не пропускал людей из-за неопрятного внешнего вида, были, когда пускал и далеко не самых веселых, но солидных господ. Поведение на входе — это очень большой маркер. В случае возникновения сомнений в адекватности можно и затормозить человека, его ответная реакция и станет показателем. Агрессия и выяснение отношений — это почти стопроцентная гарантия на выход. Также есть определенные категории нежелательных для клуба людей — это, например, дети до 18 лет или люди в крайней степени опьянения.

«Наполнить клуб — одна из задач фейсконтрольщика. Например, создать ажиотаж на входе. Ты намеренно держишь людей в дверях и создаешь как можно большую толпу»

 

Второе — это, непосредственно, работа с аудиторией заведения. Наполнить клуб — тоже одна из задач фейсконтрольщика. Например, создать ажиотаж на входе. Ты намеренно держишь людей в дверях, медленно пропускаешь по одному и создаешь тем самым как можно большую толпу. Именно в такие моменты люди хотят попасть в клуб еще больше, потому что видят ажиотаж. К слову, в клубе вообще может ничего интересного в тот момент не происходить. Также работают и всякие «закрытые вечеринки», входы «по спискам». Проходят все в обычном режиме, но сам факт закрытой вечеринки может подтянуть еще пару друзей гостя. В общем, работа фейсконтрольщика не заканчивается на принципе «прошел — не прошел».

 

 

Если за вечер мне обещали расправу или проблемы меньше 8 раз — вечер прошел зря. Угрозы бывали постоянно. Меня обещали найти, уволить, встретить за углом, выдумывали куда более изощренные экзекуции. Почти у каждого второго человека, который не прошел фейсконтроль, папа-мама-брат-дядя — бандит, сотрудник силовых ведомств или еще более интересная личность. Через неделю работы уже перестаешь обращать на это внимание. Бывало, конечно, что люди начинали проявлять физическую силу, но охрана всегда работала очень профессионально. В общем, ни одна из этих угроз так и не была воплощена в жизнь.

«Почти у каждого второго человека, который не прошел фейсконтроль, папа-мама-брат-дядя — бандит, сотрудник силовых ведомств или еще более интересная личность»

 

Эпизодически мне предлагали взятки, но это мне было неинтересно. Как-то раз очень обаятельная девушка в весьма провокационной манере предложила меня отблагодарить, если я пропущу ее подруг. Учитывая, что дамы обычно устраивают выяснения отношений и визги — я пропустил подруг девушки. Она оказалась очень порядочной и сдержала обещание в конце вечера. Не могу сказать, что это была взятка — но бонус достаточно приятный.

 

 

Ресторан-бар «Библиотека»

Женя Тимакова, сооснователь бара

Сначала у нас был фейсконтрольщик, очень строгий, который почти никого в бар не пускал. Видимо, таким образом мы заработали себе репутацию заведения, в которое очень тяжело попасть. Как правило, вход у нас осуществляется по клубным картам.

Сейчас уже достаточно просто фильтровать людей, которые к нам приходят.

 

 

В первую очередь, конечно, отлетают очень пьяные. Пьяных мы сюда никак не пускаем, потому что у нас все-таки библиотека, все цивильно. Даже людей, которые здесь сильно напиваются, мы стараемся вывести из заведения. Ну так, наверное, во многих местах.

Вообще наше заведение работает как — бар отрывается, пришли друзья, пришли друзья друзей и так далее. Так и гуляют. Кто-то получает клубные карты, их до сих пор выдают, потому что все-таки бывает, гостю надоело ходить, он новых гостей позвал и так далее. Раз в месяц проходят какие-то вечеринки невероятные, как, например, на Хэллоуин, когда я лично стояла на входе и встречала гостей. Очень сложно было кого-то не пустить, потому что приходили реально только свои. Их так много уже! В Самаре есть хорошие люди, которые, возможно, в каких-то других заведениях смешиваются с толпой, но картинка получается отрицательной, а у нас они смешиваются с положительной толпой и общий фон прекрасен.

«Компания нетрезвых женщин в пуховиках, которым отказали во входе, обозвала нашего охранника “лысой коленкой”»

 

Функции фейсконтроля сейчас иногда выполняет и охрана, потому что ребята довольно давно у нас работают и всех наших гостей знают в лицо.

Такого, чтобы на входе прям угрожали, у нас нет, но бывают забавные случаи. Недавно, например, компания нетрезвых женщин в пуховиках, которым отказали во входе, обозвала нашего охранника «лысой коленкой». И взятки предлагают нечасто, чаще используют аргумент «Да мы у вас столько денег потратим, да почему вы нас не пускаете?» Извините, конечно, но у нас есть определенные условия, да и в нашем заведении деньги — не главное. У нас вместимость настолько маленькая, что зачастую мы можем позволять себе пускать только своих и только по картам. Например, как было на дне рождения «Библиотеки» — людей пускали исключительно по клубным картам. Это касалось даже друзей: по картам — плюс один, без карты — извините. И все равно, заведение было полное.

Мы никогда не стараемся забить наши стены под завязку, касса все равно останется одинаковой, неважно при этом, будет ли барная стойка битком или свободна.

 

 

Bar&Grill «Конь в пальто»

Кирилл Матвеев, заслуженный фейсконтрольщик

Думаю, как и всех, в первую очередь, в клуб меня привело любопытство и, конечно же, желание посмотреть на красивых девушек и почувствовать на себе ту атмосферу, которую видел до этого только по ТВ.

Моим первым местом работы в должности «FC/DC» был ночной клуб «Lust», и начал я там работать примерно в 2010 году. Работа заключается в мониторинге контингента и отсеивании «ненужных» персон. Фейсконтроль, это, так сказать, подбор нужных участников.

 

 

Я ненавижу людей с немытой головой. Сальные волосы смотрятся ужасно. Не люблю грязную обувь, но попадается еще и рваная. В этом случае человек сразу получит отказ во входе в заведение. Ну и, конечно же, спортивная одежда служит гарантом к отказу. И не важно будет ли это Nike или Bosco sport. Спортивная одежда и в Африке спортивная одежда.

Ни один мой рабочий день не заканчивался без угроз. Воспринимаю это уже как должное. Взятки мне, разумеется, предлагают, мы же в России живем. В основном, предлагают деньги, бывает, девушки предлагают свой номер. Еще предлагают скидки в различных заведениях и даже бесплатные кальяны. Оружием я не пользуюсь, со мной рядом постоянно находится охрана, которая в случае чего принимает решительные действия против «обидчика».

Последнее, что прочел, это «Голодные игры» Сьюзен Коллинз, давно уже это было. Времени на книги сейчас почти не остается.

 

 

«ЯР бар»

Дима Курдыш, стаж 8 месяцев

Фейсконтролем я начал заниматься совершенно случайно, по очень хорошему, так скажем, знакомству. При случайном обсуждении фейсконтроля со своим другом, он мне предложил попробовать себя в этой роли. Мне показалось это интересным. Во-первых, потому что мне очень нравится общение с людьми и новые знакомства. Я почувствовал, что у меня это получится и решил попробовать для себя что-то новое.

Работа заключалась в том, чтобы создавать атмосферу внутри заведения, благоприятную для хорошего веселья, танцев и замечательного времяпрепровождения.

 

 

В состоянии сильного алкогольного опьянения человек не сможет попасть в заведение, потому что для заведения смысла в таком человеке вообще никакого. Также не попадет человек, который зашел, так скажем, случайно. Он предполагал идти на пляж и неожиданно для себя зашел к нам. Понятное дело, что этот человек и дальше пойдет туда, куда он и шел — на пляж. Люди с агрессивным настроем также не попадут к нам в заведение. Для меня всегда это было загадкой — для чего идти в заведение расстроенным и злым, какая цель посещения? Выместить всю негативную энергию на публике, которая собралась внутри? Это, пожалуй, единственное мое предположение. Наверное, это основные критерии, по которым можно смело отказывать во входе. Если говорить об одежде, то какого-то четкого дресс-кода нет. Единственное, какая-то спортивная одежда — это кроссовки, спортивные штаны и так далее — не приветствуется, хотя некоторые виды тех же кроссовок будут исключением. Многие модели Nike или New Balance и других известных модных брендов у нас очень даже приветствуются.

«Многие модели Nike или New Balance и других известных модных брендов у нас очень даже приветствуются»

 

Угрожали довольно часто. Каждую ночь. Сложно вспомнить что-то конкретно, я стараюсь плохое не запоминать. Но стандартно — это «встретят», «найдут» и так далее. Люди злятся, понятное дело, но мы стараемся более деликатно обходиться с такими людьми. В принципе, и взятки предлагали. Примерно через день работы. На взятки никогда не соглашался принципиально и оружием не пользовался. Умом если только.

Только что я дочитал книгу Ильи Стогова. Мне очень нравится этот автор, перечитываю все его книги. Последняя, что я прочитал, называется «Мачо не плачут». В этой книге — истории о жизни мужчин и о тех ситуациях, которые с ними происходили в 90-х годах. Очень интересно написана. Конец 90-х, начало 2000-х годов, как раз начало всей этой культуры веселья. Автор как бы ведет дневник.

 

 

Про организацию «Во входе в Solyanka club отказано» не слышал, честно. Скажу так. На самом деле это хорошая инициатива. Я понимаю, в московских и питерских клубах ну очень строгий фейсконтроль, и порой человеку со стороны бывает трудно понять, почему его не пустили в то или иное заведение. У нас все равно более наглядно как-то, и я надеюсь, что люди после того, как их не пустили в заведение, начнут понимать, что причина отказа во входе — это не какая-то личная неприязнь фейсконтрольщика, а правила приличия. Человеку будет комфортнее себя чувствовать в заведении, если он будет соблюдать правила и настроит себя на хороший лад. Это своеобразная игра. Мы же всегда в каком-то образе находимся: и на работе в образе или дома. Мы же не выйдем в тапочках и халате на улицу, мы будем в таком виде чувствовать себя там некомфортно. Если человек будет в гармонии с собой — у него всегда будет отличное настроение, и тем самым он сделает свой отдых приятнее.

Бар «JazzBass»

Дядя Витя, стаж 5 лет

Меня ничего не привело в бар. Был заключен договор директора бара с нашим ЧОПом по поводу несения охраны. Вот и всё.

Работа заключалась в устранении массовых беспорядков, фейсконтроль на входе бара, слежение за порядком — чтобы не проходили люди в грязных одеждах, в наркотическом опьянении, ну и, так сказать, неадекватного поведения.

 

 

Для того, чтобы не пустить в заведение, достаточно просто мельком глянуть на человека, и уже будет понятно, в какой стадии опьянения он находится. Или же он пришел вообще с иными целями — устроить дебош или разбой. Достаточно беглого взгляда. Это уже профессионально. Внешний вид, конечно, имеет значение. Человек в грязной одежде не пройдет. Даже в чистой одежде по лицу, по манере поведения, по манере задавать вопросы складывается определенное мнение, что именно этот человек не должен сейчас попасть в бар.

Первые два года мне угрожали чуть ли не ежедневно, а потом, видимо, мое хладнокровное, четкое, для всех одинаковое поведение изменило мнение обо мне в лучшую сторону. Я относился абсолютно ко всем одинаково. За пять лет работы знаю по именам, может быть, всего человек пять-шесть. В друзья я ни к кому не набивался, к себе в друзья тоже никого не брал. Это были ровные профессиональные отношения.

«В друзья я ни к кому не набивался, к себе в друзья тоже никого не брал»

Люди, которых я не пускал в бар, очень часто предлагали взятки. Это были и деньги и выпивка. Когда мне предлагали ту или иную сделку, я начинал к человеку относиться еще более настороженно и таких людей тем более не пускал.

Сейчас я читаю трилогию автора Романа Злотникова «Царь Федор». О чем она? Сейчас процитирую: «Еще один шанс. Орел расправляет крылья и взмывает ввысь».