389

Студия Cellini: «Мы создаем концептуальную ювелирку»

Полина Кузнецова

Ювелирная мастерская Cellini (читается как «Челини») существует в Тольятти три года и славится небанальными изделиями. Мы встретились с молодым коллективом — ювелирами Григорием Мягковым, Тарасом Федуловым и 3D-дизайнером украшений Светланой Мягковой, чтобы узнать, зачем открывать дело, если есть магазины «585», какие обручальные кольца просят молодожены и когда заказывать серьги с пауками или кольцо с кабанами.

 

— Зачем городу ювелирная мастерская, когда вокруг так много крупных сетей?

Тарас: Гиганты, особенно в Тольятти, монополизировали рынок ювелирных изделий, и выбор украшений свелся к минимуму. Часто бывает, что человек в магазине не видит живости: везде одно и то же, никакой индивидуальности. И тогда появляется потребность в маленьких ювелирных предприятиях, которые могут воплотить именно твою идею за адекватную сумму.

Григорий: У нас в городе мало представителей молодого поколения ювелиров. Мы мыслим иначе и создаем концептуальную ювелирку, открыты новому и всегда готовы предложить свежую идею.

Григорий Мягков

 

— Чувствуете ли вы конкуренцию со стороны «массовиков»?

Григорий: Нет. Люди тянутся к новому, эксклюзивному. Мы не просто делаем украшения, у нашего творчества есть духовная составляющая. Мы относимся к нашим изделиям, как к вещам, обладающим художественной ценностью. Магазины нас сильно не напрягают.

«Мы относимся к нашим изделиям, как к вещам, обладающим художественной ценностью. Магазины нас сильно не напрягают»


— Ваше название итальянское. В России обычно под такими маскируют вещи низкого качества.

Григорий: Это стереотип, мы отталкивались от совершенно других моментов. Хотелось связать эпоху Возрождения, близкую нам по духу, с современностью. Челлини — известный ювелир прошлого, и через имя бренда мы попытались выразить смешение старой и новой школы, характерное для нас.

Тарас: В эпоху Возрождения к искусству относились иначе. Раньше и школы были другие, и мастера — уровня выше. Их подход к делу близок нам. Ювелиры прошлого не создавали массовую продукцию, они относились к искусству как к чему-то живому — это нас и объединяет.

Тарас Федулов

 

— Сколько человек у вас работают?

Григорий: Начинали мы втроем, теперь нас четверо.

 

— Где проходили обучение ваши сотрудники?

Григорий: Ювелирным делом мы начали заниматься, конечно, не год назад. Лично я — еще в колледже.

Тарас: Чтобы вы не подумали, что мы начали заниматься этим в колледже, а теперь нам лет по сорок, скажу, что средний возраст нашего коллектива — 24-25 лет, поэтому занимаемся ювелирным делом мы, конечно, сравнительно недавно.

Григорий: Мы самоучки, но это не значит, что мы изобретали колесо: у нас много знакомых, которые владеют ремеслом и которые стали нашими учителями. В повседневности мы ориентируемся на зарубежных и отечественных профи — бывает, просто посмотришь на какую-то вещь, и уже одно это становится важным опытом.

«Челлини — известный ювелир прошлого, и через имя бренда мы попытались выразить смешение старой и новой школы, характерное для нас. относимся к нашим изделиям, как к вещам, обладающим художественной ценностью»


— Для кого вы делаете украшения?

Тарас: У нас довольно широкий спектр клиентов всех возрастов. Бывает, заказывают кольца супруги, которые прожили в браке много лет и захотели обручальные украшения с особой символикой, которая несет для них какое-то значение.

Григорий: Среди клиентов и студенты, и состоявшиеся обеспеченные люди, и молодожены — все, кто хочет что-то особенное. Скажем так, мы работаем со всеми социальными группами.

 

 

— Сколько в среднем стоит одно кольцо?

Григорий: Не слишком сложное, но достойное кольцо обойдется в районе двадцати тысяч рублей. Сюда входит металл и все затраты по производству.

 

 

— Не сказать, что каждый студент может позволить себе украшение за такую сумму.

Григорий: Многие заказывают изделие не из золота, а из серебра, что более приемлемо.

Светлана: Всегда все зависит от материала и сложности работы. Если человек хочет уложиться в определенную сумму, мы готовы предоставить ему для этого все условия, обговорить с ним детали и помочь не превысить его личный материальный потолок.

Светлана Мягкова

— С какими металлами и камнями вы работаете?

Григорий: Золото, серебро, а камни — натуральные: бриллианты, драгоценные, полудрагоценные. Сейчас думаем поработать со сталью. Хочется открывать что-то новое. Недавно возникла идея совместить сталь и золото.

«Если надо уложиться в определенную сумму, мы готовы предоставить для этого все условия»


— 
Сколько времени может занимать изготовление одного украшения?

Григорий: От одного дня до трех-четырех месяцев.

Тарас: Все начинается со встречи с потенциальным заказчиком. Он говорит о своих пожеланиях, мы даем какие-то советы — получается такой маленький мозговой штурм. Затем наш коллектив разрабатывает эскизы и представляет клиенту несколько возможных вариантов изделия. Он выбирает то, что отражает его внутренний мир, вносит коррективы, если ему этого хочется. После выбора эскиза мы тщательно прорабатываем его и строим в 3D-программе, которая дает конструктивную основу — становится понятно, как исполнить изделие в металле. После закрепления камней происходит окончательная полировка, изготовление мелких деталей.

 

 

— Какие тенденции в дизайне ювелирных украшений сейчас самые востребованные?

Тарас: Одна из них — взаимодействие разных типов материалов. Это может быть дерево, какой-то сплав — все ищут новое, пытаются совместить несовместимое. Нарастает тренд на крупные камни — всем по нраву, когда что-то здорово блестит. Люди стремятся уходить от советской ювелирки, когда у всех мам были идентичные печатки и кольца. Отсюда стало популярно желтое золото и белое, которое преобладает над классическим розовым.

 

— А если говорить о свадебных атрибутах?

Тарас: Сейчас есть спрос на обычные гладкие кольца или однообразные с одинаковыми камнями. Если сказать: представьте обручальные кольца, вы ведь такие классические и представите себе, верно? Это долговечный атрибут, то, что отражает твой и внутренний мир твоей половинки. Сейчас модно делать пластику, например, изображения животных, наносить символичный узор.

 

 

— Есть ли тенденции, которые пока не дошли до нас?

Тарас: На Западе обручальные кольца часто отгравированы вручную, в России такого почти нет — это трудоемкий процесс, который занимает много времени. Массовики не заморачиваются, тут ведь должен быть определенный навык у ювелиров, которым не каждый обладает. Еще я редко вижу вставки из дерева. Есть красивые породы вроде эбена, которые очень круто смотрятся, скажем, если их инкрустировать в кольца.

«Однажды нам заказали обручальные кольца с кабанами, которые символизировали фамилию супругов — Кабановы»


— 
Какой заказ был самым необычным?

Григорий: У нас все необычные, каждый основан на идее клиента. Например, женщина заказала себе комплект — серьги с пауками, вполне такое нестандартное желание. Или, например, обручальное кольцо с кабанами, которое символизировало фамилию заказчиков — Кабановы.

Тарас: Один массажист заказал кольцо с двумя драконами, из желтого и белого золота. Получилось очень красиво отобразить стилистику Востока.

Григорий: Сам клиент очень любил тему драконов, помню, пришел к нам весь в татуировках с их изображениями. Он увидел в самарском магазине кольцо и захотел себе такое же. Когда мы встретились, он описал идею, мы ее выполнили. Это была одна из наших первых работ внутри мастерской. Когда он увидел финал, впал в ступор — настолько это отличалось от того, что он себе представлял. В лучшую сторону, конечно. Сказал, что мы превзошли все его ожидания.

 

 

— Планируете выходить на российский рынок?

Тарас: А мы вроде и так на нем. У нас заказывает не только Самарская область. Есть клиенты из Москвы, Санкт-Петербурга, недавно вот сделали украшение для девушки из Праги. Расстояние здесь для нас не решающий фактор.

 

Группа студии «В Контакте»