57

То, что мы называем мраком

Витя Фомин

На берегах Волги отыскать группу себе по вкусу не составит и труда, но есть такие банды, наличие которых в родных краях даже немного пугает. Io Apreo — это шестеро молодых парней, которые уже долгие годы создают то, о чем многие даже не слышали. Их записи разлетаются по европейским радиочастотам как соленые орешки в пивной, польские андеграунд-зины печатают о них заметки, которые потом никто не может прочитать, сводит их записи звукорежиссер из Швеции. Буквально на днях они отправились в свой российский тур «Plateau», в поддержку одноименного альбома, появившегося на свет аж год назад.

 

Io Apreo — это одна из немногих в России и единственная в Самаре группа, играющая пост-метал. Некоторые сразу вспомнят свой две тысячи седьмой или подумают о волосатых рокерах из восьмидесятых. На самом деле, пост-метал не имеет с этим ничего общего. Жанр представляет собой смесь пост-рока и метала, корнями уходящих в прогрессивный рок и индастриал. Короче, это искаженный гитарный звук, угрюмая атмосфера и минимальная выразительность вокала.

«Большая Деревня» вышла на связь с ребятами и выяснила, зачем им весь этот бездонный мрак и можно ли на нем заработать.

 

— Поясните, что значит ваше название и о чем вы поете?

Саша (гитара): Apreo — это сфера, не имеющая четких граней. Отдельный глубокий мир, который существует в виде образов, звуков и слов. Тексты и музыка — как врата в него.

Артем (вокал): Сказать однозначно, что сейчас наша музыка имеет прямую принадлежность к пост-металу, наверное, сложно. Какие-то канонические моменты мы давно упразднили, и сейчас все идет уже своим ходом. Лирика в песнях — это стремящаяся к одной точке линия. Это история о скитании, история о побеге, история о чем-то загадочном или давно забытом. Более подробно осознать ее смысл, мы надеемся, помогут наши ближайшие релизы и визуальная составляющая.

— Что в вашей музыке главное?

Артем: Это ощущение погружения в другой мир. Мы изо всех сил стараемся открыть этот мир слушателю, подарить ему интересное путешествие, и вместе с тем, не дать забыть кто он такой на самом деле. Для меня наша музыка — это способ попасть туда, где реальность и быт уже не имеют своей власти.

— Кто погружается? То есть, кто ходит на ваши концерты?

Паша (барабанщик): На концертах чаще всего ты видишь одних и тех же людей: знакомых и родных. Конечно, встречаются и новые люди, чье появление крайне радует. Это говорит о некотором росте сцены, наверное. На днях мы отправляемся в свой первый полноценный тур. Надеюсь, нас ждет в каждом городе радужный прием и приятная публика.

lsh_AQzxw7Y

— Как выглядят ваши выступления?

Артем: Мы изначально хотели создавать свою атмосферу на каждом шоу. Начиная от маленьких напольных лампочек, заканчивая тем, что мы имеем сейчас. Мы своими руками разработали и активно используем управляемую световую линию. И она постоянно модернизируется.

Сережа (светорежиссер/ сэмплы): Мы любим делать шоу, а не просто трястись в ритм с музыкой.

— А как вы пишетесь? Есть какие-то тонкости и хитрости?

Артем: Свои первый полноформатник мы рождали на свет очень долго. Записывался он в настоящих муках. К примеру, я записал все вокальные партии за одну ночь, к утру я был уже не в состоянии даже говорить. Но это было забавным опытом. Потом альбом несколько раз отдавался на сведение разным людям, но в итоге мы остановились на Эрике — ударнике из шведской группы Amalthea. Он работал с нашими друзьями, группой Reka. Они-то и посоветовали обратится к нему. Мы хотели создать на этой пластинке звучание песчаных барханов. Она должна была умиротворять своей мягкостью и пробуждать своей страстью. Я думаю, что нашему звукорежиссеру это удалось.

— Зарабатываете своей музыкой что-то?

Артем: Нет.

ESMjxhsvD_w

— Что слушаете? Не всегда же у вас в наушниках всякий мрак.

Артем: Сейчас тут наверняка появится такой огромный список от каждого из нас, что я даже боюсь. Мы слушаем разную музыку, но в подавляющем большинстве это именно то, что вы назвали «мраком».

Сережа: У каждого участника свои пристрастия. Мы же все не с одного конвейера сошли.

— А почему вы так редко играете в Самаре? Последний концерт был вроде пару лет назад.

Паша: До недавнего времени с концертным делом в Самаре все было печально, да и у нас были определенные дела, мешающие полноценной концертной деятельности, в частности, это сочинение нового материала, который совсем скоро выйдет в свет.
Но теперь все встает на свои места. Все только начинается.

 

Следить за группой можно вконтакте, альбом можно послушать на bandcamp.