108

Владимир Алымов, автор видеоблога Just Try: «Кальяны лучше, чем алкоголь»

Полина Кузнецова

«Большая Деревня» не раз высказывалась на тему того, что кальяны в ресторанах — это плохо. Отношение к ним у горожан неоднозначное: кто-то воспринимает их как атрибут хорошего отдыха, кто-то — как признак дурного вкуса.

Автор видеоблога Just Try Владимир Алымов знает об этих курительных девайсах больше, чем кто-либо другой: вместе с оператором Цезарем Маркаряном и дизайнером Татьяной Абросимовой он уже несколько месяцев рассказывает о кальянных города, берет интервью у их основателей и делится секретами. Мы встретились с Владимиром, чтобы поговорить о запрете курения в общественных местах, о том, какой кальян подходит авторам «Большой Деревни» и почему пользоваться им в ресторанах — это действительно плохо.

Автор видеоблога Just Try Владимир Алымов

— Чем занимаешься помимо ведения видеоблога?

— Работаю в кальянной, в Black Hall. Перебрал уже несколько мест. Где-то зарплата не устраивала, где-то попал под кадровые перестановки. Везде было по-разному. Black Hall открыли мои знакомые, позвали, и я согласился.

— Как долго существует проект Just Try?

— Он должен был открыться летом, но запустился только в сентябре. Мы начинали вдвоем, но мой напарник был все время в делах, и в итоге я остался один.

Кальяны никому не мешают, а сигареты — мешают

— В чем суть твоего видеоблога?

— Я хочу рассказать о том, что интересно мне самому. Как я говорил в одном из выпусков, хочется дать информацию о местах, где можно покурить одному после трудного дня, прийти с девушкой в лаунж или с компанией в полный трэш. Танцы — это весело, но я прекрасно знаю, что там кто-то будет пить. Я сам не употребляю алкоголь, и где-то восемьдесят процентов моих друзей — тоже. В кальянных нам нравится весь этот хасл. Я хочу рассказать, где что можно увидеть, попробовать, и какое удовольствие от этого получить. В группе, которая прикреплена к каналу на YouTube, размещаю информацию про акции, скидки, подарочные чаи и сами устройства, а также о том, кто работает на смене в разных заведениях. Те, кто ходят по кальянным постоянно, знают всех мастеров поименно. Это большой, но замкнутый круг людей, где все друг с другом знакомы — пройдешь по пяти профильным заведениям и со всеми поздороваешься, и это нормально.

— Кто становится героями выпусков?

— Знакомые знакомых. Если кто-то открывается, он сразу становится твоим знакомым, и ты едешь к нему. После Нового года мне сразу из трех заведений написали. Не со всеми успеваю сконтачиться, ведь еще и работа. Есть много интересных идей для выпусков, например, хочу рассказать про людей, которые сами делают трубки для кальянов.

— На какую камеру снимаешь?

— На самый первый выпуск мы сняли оператора, поняли, что это накладно, особенно, если снимать не раз в месяц. Когда я остался один, стало вообще нерентабельно. Сначала снимал на цифровую камеру, взял ее с рук. У меня не было штатива, приходилось брать стул, ставить на него книжки и класть камеру. Микрофона тоже не было. Потом понял, что нужно что-то делать со звуком. Взял другую технику. Понеслись видео — «Нарджилия», приезжие гости — Дава Дым, например. Это кальянщик из HookahPlace, огромного тематического заведения в Алма-Ате. Еще Путков — интересный взрослый человек, ему уже за сорок, занимался аутсорсингом по Москве, потом в Штатах открывал свое дело. Он приезжал в самарский HookahPlace с мастер-классом.

— Есть какие-то гуру, с которыми ты хотел бы встретиться и с которых берешь пример?

— Я начал заниматься каналом на YouTube по примеру Гайворонского, это создатель московского HookahPlace. Очень хотелось бы с ним познакомиться, планирую съездить в Москву и поймать его там. А так, гуру никакого нет, поговорить хочется со всеми, а всего не знает никто.

Курить кальян в ресторане — все равно, что идти за роллами по сто рублей в ларек

— Кто твоя аудитория?

— Я даже и не задумывался. Смотрят нас все, от шестнадцати до пятидесяти лет. Вообще, я работаю для сверстников, от восемнадцати до двадцати семи лет.

— Основная цель твоего проекта, заявленная в первом ролике, — популяризировать кальянную культуру в Самаре. Что в ней хорошего и почему ты задался такой целью?

— Кальяны лучше, чем алкоголь. Те, кто их курят, не пьют. Посетители места, в котором я работаю, — в основном спортсмены, этот процес их расслабляет.

— А как же кальяны в барах?

— В баре — барные забивки, а не кальяны. Это просто доп. услуга — пришел мальчик с девочкой, нужно, чтобы подымило что-то. Это не формат и не уровень. Приходишь в какой-нибудь бар, тебе там говорят — у нас есть все. Называешь им видов семь табаков, таких, которые есть во всех кальянных, а оказывается, что ничего у них нет. И выбираешь из одного «Аль Фахира», допустим. Человек работает кальянщиком полтора-два года и даже не знает о том, что есть другие виды табака. Люди просто не интересуются тем, чем занимаются, вот я и задался целью популяризировать культуру кальяна.

В группе канала Just Try иногда публикуются фотоотчеты с кальянных вечеринок

— Что вообще понимается под культурой кальяна — это чистые мундштуки, много угля или что-то еще?

— Это разные виды табака, в первую очередь — не только «Старбаз» или «Аль Фахир», которые есть везде. Их гораздо больше, причем постоянно появляются новые. Видов забивок — не одна-две, что есть в баре, их больше сотни. Затем — то, как передается кальян: трубка не просто подается, как висячий предмет, она складывается, и человек, который берет, должен хлопнуть по руке и взять трубку в знак уважения. Неизвестно, откуда это пошло, кто-то говорит, из теплых стран. Но у меня вот кальян никак не связывается с бахромой, Востоком и Египтом. Те, кто ездил покурить в Эмираты, отплевывались от их кальяна, говорили, что он отвратный: дыма нет, тянется плохо. Возможно, в России мы изменили эту культуру под свой стиль — и вот уже привыкли к хорошему.

— Курение как-то различается в разных странах?

— Кальян — он везде кальян. Различаются только способы забивок, и то при забивке обычно ориентируются на гостя. Если в бар ввести устройства из кальянных, гости не смогут их курить. Им будет или очень крепко, или слишком много дыма — причина для недовольства найдется. Я работал в баре и пытался ввести туда качественный кальян, люди переходили постепенно. Если понимал, что человек не воспримет, забивал легенький.

Считается, что пока парень не покурит, девушка не может взять трубку. У нас такое не работает, это дичь

— А как это можно определить?

— По разговору. Гость — это всегда друг, с ним важно наладить контакт.

— Какой кальян подошел бы мне?

— Не знаю, мне кажется, что ты любишь ягоды или что-то ванильное.

— Это потому, что я девушка, да?

— Да, как правило, девушки такое любят.

— Существует ли какой-то этикет в твоем деле?

— Многие фишки у нас не работают. Вот, например, есть такое: пока парень кальян не покурит, девушка не возьмет трубку. У нас это не используется, это дичь. Культура курения, вообще, не в этикете, она заключается в том, чтобы показать людям, как выглядит кальян. Должен быть вкус, крепость. Кальян расслабляет. Он не как алкоголь, когда накрывает — и все. Пока куришь, ты расслаблен. Закончил — и ты бодрячком.

— Алкоголь тоже расслабляет.

— Но алкоголь потом и не отпускает.

Участники группы «Just try» делятся своими фото с кальяном

— Нормально ли курить кальян каждый день?

— Да, мне это не мешает. Я делаю это на работе или в процессе общения с друзьями.

— Разве это не вредно?

— Я говорю так: люди пьют через день, разве это не вредно? Я вот не употребляю алкоголь, не курю сигареты, так что, почему нет?

Гость — это всегда друг, с ним важно наладить контакт

— Есть мнение, что кальян в ресторане — показатель дурного вкуса. Что думаешь?

— В ресторанах кальяны плохие. Ко мне часто приходят, называют заведения и добавляют: мол, мы оттуда еле ноги унесли. Это ведь все равно, что идти за отличными роллами в магазины, где они продаются по сто рублей. Если надо покушать по-быстрому, я наберу пять порций и съем их, но если захочу чего-то хорошего, пойду в «Тануки». Так же и с кальянами.

— Как ты относишься к запрету на курение в общественных местах?

— Я только за. Не люблю, когда рядом сидят ребята, которые курят: приходится глотать этот дым, вонь. На набережной ходят патрули, штрафуют. Пусть и не всегда, но это работает, там можно спокойно пройтись. Когда иду в ресторан, тоже не люблю, чтобы в этот момент рядом дымили, но в кальянных ведь не едят, там только курят. Считаю, нет смысла их трогать, ведь понятно, что если человек идет в кальянную, он будет там курить.

— В первом выпуске ты забивал кальян на мази «Звездочка». Как это на вкус?

— В 1990-е была жвачка «Орбит», не такая, как сейчас, а настолько мятная, что дышать невозможно. Вот на это похоже.

— С чем еще таким необычным работал?

— Мы делали чашку из колбасы. Запах картошки фри, а про вкус я говорить не буду. Вообще, много чего пробовали. Стандартные — елка, фрукты, соки, масла. Всегда что-то новенькое находишь.

Кальяны лучше, чем алкоголь. Те, кто их курят, не пьют алкоголь

— Вызывает ли кальян зависимость?

— Я особо не ощущаю. Когда долго куришь, воспринимаешь это как чайник чая на компанию: кальян становится просто атрибутом стола.

— Можешь ли дать какие-то рекомендации по тому, как сделать дома правильный кальян?

— Смотрите ролики Джона Кальяно.

— В своем новогоднем обращении ты сказал, что Самара становится одним из самых курящих городов. Это хорошо или плохо?

— Это хорошо. А, может, и нет. Мы действительно становимся самым курящим городом после Москвы. Сначала у нас открыли WOW cafe, которое сперва даже не было кальянной. Они начали вводить само понятие. Потом появились HookahPlace, «Нарджилия», Black Hall — за последние полгода около пятнадцати мест.

То, что Самара становится самым курящим городом, хорошо для кальянщиков, производителей табака, а для населения не очень. Но если введут строгий запрет на курение в общественных местах, то все останутся довольны.

Неизвестно, откуда пошел кальян. С Востоком, всей этой бахромой у меня он никак не связывается. Те, кто ездил покурить в Эмираты, говорили, что кальян там отвратный

— Ты не думаешь, что твой блог популяризирует не только культуру кальяна, но и курение вообще?

— Кальяны никому не мешают, а сигареты мешают.

— Если курение вредно, то кальян — нет?

— Все вредно, но от кальяна вред наименьший. Меньше никотина, нет смол и добавок, нет мусора.

— Зачем же популяризировать то, что вредно?

— Это увлечение. Это как быть поваром: есть жирная пища, она вредна. Но придумали ведь много жирных блюд, их постоянно рекламируют, потому что это вкусно. Так и кальян. Это не просто табак — разные вкусы, яркие и сочные, и все это хочется попробовать.