2553

Маленькая Швейцария: гид по Красной Глинке

Текст: Алексей Юртаев Фото: Денис Сарбаев

Красная Глинка для большинства горожан — как Красная Поляна, потому что именно здесь происходит основной горнолыжный движ. Но вся красотища тут именно весной и летом — когда горы покрываются зеленью и белым цветом, а пляж — людьми. Пообщались с аборигеном, отдавшим этой лепоте свою юность, и узнали, как и чем живут местные, откуда здесь лучший Дом культуры в городе, кто «купил» поселку новенький храм и лакшери-стадион.

Вид на стадион и Лысую гору с центральной площади, или крестов

Мы приземляемся на центральной автостанции, и наш гид тут же заводит околополитический разговор: «По отношению к моей малой родине правильно использовать предлог „на“, а не „в“ — мы не Украина. Считается, что место получило название из-за красной глины, на которой и стоит. Вообще-то она оранжевая, но как бы там ни было, мы живем на красной глине, а вот черви — в ней». Несмотря на такой состав почвы, это не мешает расцветать здесь яблоням и грушам, и первое, что бросается в глаза, — именно зелень и цветущие деревья. С трех сторон поселок охраняют Сокольи горы. Первые дома в этом антураже появились еще в начале XX века, а после революции на территории выросли бараки горняков. «Градообразующим» предприятием был четвертый завод Управления материально-технического снабжения НКВД, который строили пленные немцы во время Второй мировой. Сегодня на его месте — завод «Электрощит» с неоднозначной репутацией. С одной стороны, находящиеся в его ведомстве культурные объекты выглядят лучше театра оперы и балета. С другой, предприятие их продало вместе с частью производства французам, которые затеяли очередную волну сокращений — оптимизация по-европейски от «Шнайдер Электрикс».

Новые дома на Глине тоже строят, правда, медленно

Сегодня на Глинке проживает семнадцать тысяч человек, и поселок является административным центром одноименного района. Он просто гигантский, этот район: в него входит Мехзавод, Управленческий, Береза и даже Прибрежный, до которого от Глины на машине — минут сорок.

Логистика у ПГТ запутанная. Есть центральная улица Батайская, о происхождении названия которой не знает даже наш гид. По правую и левую руку расположены кварталы — никакого деления на четные и нечетные. Если подниматься вверх, справа будут старейшие второй и третий с двухэтажными кирпичными домами, чуть дальше — первый, застроенный лет тридцать назад несколькими высотками. Слева — четвертый квартал — только из кирпичных хрущевок и группы 9-11-этажных панельных строений и одного кирпичного. На взгорье, почти у подножия горнолыжки, есть живописный частный сектор.

В целом, с архитектурой здесь не мудрили — строили, как везде, в соответствии с эпохой, и с оговорками каждый квартал иллюстрирует определенное время. Правда, сталинок нет совсем. Особняком вынесен пятый квартал — его, предполагает наш экскурсовод, возводили последним, но географически он находится ближе всех к городу. Вы точно здесь однажды бывали — на стороне пятака находится завод Pepsi. Но нам не сюда.

Кругом кресты

Первое, что сейчас видишь при въезде в поселок, — гигантский строящийся храм Святого Алексия Чудотворца. В прошлом году на установку главного купола, который обошелся в 9 миллионов рублей, приезжали все духовные и политические шишки — «свинюшек» замечено не было. Хранитель локального долгостроя Сергей рассказывает нам все от и до. Проект, начинает он, уникальный. Это чуть ли не единственный на всю Самару монолитный храм — его лишь снаружи обложили кирпичом. Несмотря на то что здание не достроено, к богу можно пробраться из-под земли — под церковью уже два года работает приход. Бабушки-свечницы очень боязливо сообщают, что фотографировать можно только с благословения батюшки. Наши лучезарные православные улыбки топят их сердца, и нам разрешают «разве что немного». Сергей рассказывает, что в приходе есть воскресная школа. Пока в ней всего восемь детей до 7 лет — лепят, музицируют, занимаются декоративно-прикладным искусством и, само собой, познают законы божьи. В скором времени хотят набирать вторую группу.

На Пасху открыли так называемые Царские врата

Щеголять по улицам с пластиковым стаканом — нормально, потому что полицейские появляются редко

Своему появлению храм частично обязан тому же заводу «Электрощит», точнее его топ-менеджменту. Говорят, они вкладывают много денег. Судя по всему, происходит это в порядке инвестирования: из церкви планируют сделать туристическую и паломническую гордость. Для этого снаружи здание ниже уровня купола оборудуют круговым балконом, с которого должен будет открываться вид на весь поселок, Жигулевские горы и Великую Русскую Реку. Строительство объекта, как и вообще всего сейчас в Самаре, планируют завершить до 2018 года. Но, говорит Сергей, работы идут с 2002-ого, и прогнозы эти очень оптимистичные — он им не верит. Напоследок нам разрешают ударить в колокол, который ждет своего часа, чтобы попасть на звонницу, и наша музыкальная редакция не может отказать себе в этом.

Из церкви планируют сделать туристическую и паломническую гордость

«Куда ни глянь, все кругом кресты» — напевает наш гид шлягер Дмитрия Маликова, и мы от церкви двигаемся к небольшой площади — здесь находится географический центр Красной Глинки. Это место называют «крестами», и это главный торговый район: крытый рынок, где можно купить все, от серебра и шмоток до мяса, тут же расположились павильоны. Рядом стоят таксисты того самого сервиса «Десяточка» — единственного в городе с собственным автопарком. Местные говорят, что раньше некоторые водители подрабатывали лошадками и перевозили по поселку запрещенные препараты — наркомания и алкоголизм были большой проблемой Глины, когда люди в кризис остались без работы после сокращений на «Электрощите».

На крытом рынке можно купить все, от серебра и шмоток до мяса

Неподалеку от «крестов» — двухэтажное здание, в котором есть паб и пиццерия, а также магазин «Пчелка». «Обязательно напиши, что „Пчелка“ и „Карамель“ — это глинская тема. Раньше была локальная сеть супермаркетов „Элит“, а потом у них поперло, и они стали скупать и арендовать площади в городе и сделали себе убогий редизайн с уродской пчелой», — просит нас рассказать о местном бренде поселковый.

Эйфелева башня по-самарски

Если пройти от храма в противоположную сторону — через рельсы — попадешь на призаводскую площадь главного предприятия поселка. Здесь недавно установили копию Эйфелевой башни высотой в два-три человеческих роста. Судя по всему, это социалистический привет от сварщиков новому французскому начальству, или наоборот. Бонжур, епта!

По соседству с домами — гряды уродливых сараев
Выходной в поселке

Начало второго квартала — он напротив крестов — условный исторический центр. Здесь многократно подкрашенные постройки 1940-х-1950-х годов сочетаются с новенькими детскими площадками. К двухэтажкам ведут парадные кирпичные лестницы, отжившие свое, — дома находятся на склоне в плане ландшафта и возраста. У каждого подъезда есть небольшой сад с цветами, обрамленный заборчиком, — самозахват типичен для Красной Глинки. Почти нигде нет домофонов, а внутри — деревянные лестницы и скрипящие полы. По соседству — гряды уродливых сараев. Кто-то чинит мопед, кто-то пьет пиво, кто-то выколачивает ковёр — у Красной Глинки выходной.

Молодые спортсмены практикует лазание через забор. До единственного открытого входа-выхода на стадион идти лень

Культура и спорт

В этом плане поселок как будто находится не в России, а в Швейцарии. На местном стадионе «Энергия» еще в 1990-е появилось мягкое покрытие, пару лет назад его поменяли на подобное цвета охры — такое же сейчас на стадионе «Динамо». Когда-то здесь была хоккейная калда — теперь на ее месте стоянка. Зато до сих пор есть открытый теннисный корт. «Не видел за последние несколько лет ни разу, чтоб его использовали по назначению, но раньше сюда приходили со своей сеткой и ракетками мои одноклассницы с родителями. Просто фанатов тенниса не осталось», — объясняет проводник.

Сейчас на стадионе «Энергия» такое же мягкое покрытие, как на стадионе «Динамо»

На противоположном конце эллипса — площадка для баскетбола и стритбола — еще со старым, но хорошим покрытием, рядом — турники и песочницы для прыжков в длину. Стадион используют по назначению: зимой здесь катаются на лыжах младшие школьники, летом проходят занятия по физ-ре для всех классов. «За две недели до Нового года ставят лакшери-елку, всю жизнь из города на нее приезжали глазеть. У нее миллион режимов работы иллюминации, она высокая и правда самая красивая в Самаре», — загораются огнями глаза нашего провожатого. В снежное время года на стадионе заливают каток, а летом иногда проводят концерты. Трава здесь неухоженная, зато трибуны блестят, как новенькие. «Они и есть новенькие. Раньше были обычные, сейчас, как и все в России, — в триколоре», — поправляет гид. По вечерам на креслах собирается местная тусовка — погудеть, а не попотеть.

В местном доме культуры занимаются дети и есть два хора пожилых людей
Главный зал ДК

На первом квартале находится Дом культуры «Искра», красное здание в стиле неоклассицизма с белыми колоннами. Учреждение тоже числится в ведении «Электрощита». В поселке просто миллиард детей, и многие занимаются здесь в разных кружках — вокальных, танцевальных, театральных. Вахтер с гордостью рассказывает, что есть у них хор пожилых людей — даже два.

«Искру» могут закрыть уже в этом году с формулировкой «нерентабельное предприятие, которое ничего не производит»

Внутри, как и снаружи, все выглядит с иголочки — отреставрировали объект пять лет назад и, судя по всему, на совесть. В главном зале, правда, вместо кресел поставили обычные стулья — сэкономили. На них сидят сотрудники завода, когда перед ними поют такие артисты, как: певица Жасмин, Сергей Дроботенко, Елена Воробей, Сосо Павлиашвили, — простым смертным на такие концерты вход закрыт. Зато открыт на менее хайповые ивенты. Например, несколько лет назад поселок ославился, когда на местном конкурсе красоты (!) полуголая школьница танцевала стриптиз. В основном, судя по толпе в холле, местные дети все же блещут талантами, а не телесами. Их становится немного жаль: охранницы говорят, что «Искру» могут закрыть уже в этом году с формулировкой «нерентабельное предприятие, которое ничего не производит». Вот тебе и культурная Франция!

Мощеную плиткой сцену используют и для выступлений

Рядом с ДК розовеет центральная поселковая библиотека. Ее заведующая — девушка лет двадцати пяти. Она без бейджика, так что просит не называть ее имени и не фотографировать — такие вольности минкульт ей не простит. «Здесь все так же, как было», — со слезами на глазах вспоминает наш гид-ветеран и трясущимися руками находит книжку со своей подписью. Сейчас на дом можно взять не только фолианты, но и ДИВИДИ и ЭМПЭТРИ: «В России сейчас Год кино». Молодежи, говорит девушка, конечно, мало, и это школьники, которые что-то не нашли в интернете. В основном приходят люди от 45 и выше. Они же являются постоянными посетителями всевозможных встреч человек на пятнадцать — об ивентах оповещают через группу вконтакте, но в основном работает сарафанное радио и обзвон.

Мастерская Сергея Плеханова

Чуть дальше, на самой вершине первого квартала, в девятиэтажном здании растянулся на весь первый этаж КЮТ — Клуб юного техника. Занятия — бесплатные (!), а учат детей и авиамоделированию, и рисованию, и декоративно-прикладному искусству. Мы застали на месте Сергея Плеханова, известного на всю Самару мастера по дереву, который резал и чинам ФСБ, и духовным санам, и российским авторитетам («Бесплатно»).

Работы Сергея Плеханова

Здесь у него собственная мастерская: любимая редакцией группа «Бутырка» по магнитофону и револьверы на гвоздике — Сергей совмещает преподавательскую деятельность с работой в службе безопасности. Платят в КЮТе, говорит, мало, и ученики пошли не обязательные: «Хорошо, если из сотни хотя бы один чему-то научится. Это дело такое — здесь пахать нужно!»

Фэшн-полицией в поселке управляет жительница того же дома, где находится КЮТ. Она регулярно переодевает своих ребят в одежду, которую приносят со всей округи

 

Музыкальная школа № 15 на 4 квартале. Когда-то в здании находились ясли-сад

Образование

Младшая средняя школа №118

На Красной Глинке две школы: № 118 и № 9. Во второй учатся в основном дети из 5 квартала и поселка Южный. У 118-й аж три корпуса. Первый — советское типовое здание, где учатся дети с 1 по 3 класс. Второй — панельный стандарт для ребят с 5-го по 11-й. Наконец, третий — бассейн, взрослый и детский. С ним история печальная: несколько лет он стоял заброшенный, потом его с помпой открыл чуть ли не Лиманский или Тархов, а спустя пару лет его опять закрыли. Плавают дети теперь только в Волге или в детском саду на Батайской, где тоже учат детей с 1 по 3 классы. В основном корпусе школы есть неплохой спортзал, где по вечерам взрослые режутся в баскет или волейбол. Напротив, в здании стадиона «Энергия», есть похожий — там время от времени проводят соревнования.

Когда-то корабль недалеко от школы был целехонек, а деревянных исполинов было в общей сложности не меньше десяти.

Развлечения

Раньше на Глине был ночной клуб, сменивший несколько названий. Сейчас в здании отдел кадров местного завода и офис управляющей компании, которая отвечает за коммуналку в поселке. Однако места для танцев остались. По адресу Жигули, 61, напротив «Электрощита», расположилось легендарное кафе «Старый Георг» с отделкой под фахверк. Местные школьницы, которых мы встретили у ДК, сообщили, что все тусовки сейчас проходят здесь. Когда-то у кафе была своя пивоварня, потом — киоск с пирожками за забором, сейчас — летняя терраса под мостом. Неподалеку — уже упомянутые паб X.O. и пиццерия Uno Momento. Развлечься в последней проблематично: даже «Мафию» с собой приносить нельзя — здесь это считают азартной игрой. Больше всех на весь город известно кафе «Золотая рыбка» на подступах к красноглинскому пляжу. Заведению уже лет тридцать, и из павильона оно превратилось в фешенебельную избу. Здесь, говорят, лучший шашлык в округе. Правда, заявление сомнительное — оживленная трасса всего в метре от мангала.

У ресторана «Старый Георг» когда-то была своя пивоварня, сейчас — только беседки под мостом

Вариант для богачей — ресторан «Гостиного двора», который принадлежит супруге одного из руководителей главного местного завода. Когда-то на этой территории находилось здание музыкальной школы, но она съехала в старые ясли на 4 квартале. В опустевшую обитель будущих Гергиевых и Мацуевых въехала гостиница, а впоследствии за каменным забором выросли еще два здания — номерной фонд и спа. Здесь все красиво, ровно, когда-то, говорят, бегали кролики. На территорию пускают всех — можно просто гулять, но местные почему-то игнорируют живописное место.

В ближнем здании «Гостиного двора» когда-то располагалась музыкальная школа

Другая достопримечательность, куда красноглинцы ленятся заглянуть, — «Русская слобода», на окраине улицы Батайской, на самой вершине поселка в лесном массиве. Это большой участок с фермой, музеем русской культуры, кузницами, мастерскими и конюшней. Можно зайти просто так — покормить коз, побегать с выпученными глазами от гигантского индюка или поглазеть на распушившихся кур. Программа максимум, в которую входит катание на лошадях, чаепитие и экскурсии, платная — около двух тысяч с группы. Оказаться на коне без опций — 1000 рублей в час.

 

Конюшня находится на самой вершине поселка

Он зэ бич

Местные фавелы неподалеку от пляжа грустят. Они находятся в овраге, и вблизи протекает речка-вонючка, правда, воняет она не всегда

На красноглинском пляже в погожий день жопу некуда приткнуть, несмотря на то что качество отдыха от года к году разнится. Бывает, привезут камаз песка и не раскидают по территории — так на горе люди и лежат. В последнее время ситуация меняется к лучшему, но вот небольшие острова, на которые все так любили ходить вброд, заросли травой, и теперь остается просто вялиться на песке. Когда вода к концу лета отходит, берега становится больше, но на илистом песке желающих лежать не очень много.

Одна из особенностей местной воды: на участке возле первой в длинной череде турбаз вода всегда намного холоднее, особенно внизу — видимо, бьют источники. До начала сезона сюда не пробраться. Сквозь грязную холодную воду решаются путешествовать только смелые школьники — в непонятном направлении, потому что половодье заливает всю округу. Зато когда стихия уходит, Красная Глинка для местных превращается минимум в Крымнаш, максимум в Копакабану — настоящий рай в двух метрах от цивилизации.

Река разливается и напоминает, какие люди иногда свиньи

Подпишитесь на наш канал Telegram и получайте важные материалы в личку