2075

Пальцы веером: как вице-чемпион по атлетическому фитнесу ушел в маникюр

Текст: Дарья Хайрулина Фото: Артем Голяков

Леонид Фексон — один из самых узнавемых мастеров маникюра в Самаре и Новокуйбышевске, но случай этот, что называется, от противного: брутальная внешность Леонида не совсем вяжется с ремеслом удаления кутикулы и полировки ногтей. Мы заинтересовались, как бывший вице-чемпион России по атлетическому фитнесу устроился работать в новокуйбышевский салон красоты «Виктория», и поговорили с Леонидом о жизни, узких поло и гендерных стереотипах.

— Не нравится мне эта форма дурацкая. Уже выражаться нельзя, вы записываете, да? Давно я интервью не давал.

— У вас уже есть такой опыт?

— Было дело. Я ж еще вице-чемпион России по атлетическому фитнесу, поэтому мне приходилось давать интервью. Атлетический фитнес — это, по сути, бодибилдинг, только с небольшими отличиями. Многие думают, что это что-то несерьезное, что-то с шариками, мячиками. Но мы такие же, как бодибилдеры, только поменьше — если допустим, я весил 84 килограмма, то бодибилдер может весить 100 килограмм. Если он высокий, то он может и 120 кило весить. Ну, и судейство отличается.

До карьеры нейл-мастера Леонид занимался бодибилдингом

— Как так получилось, что вы стали мастером ногтевого сервиса, а не фитнес-инструктором, например?

— А сейчас же модно хорошо выглядеть. Когда я начал заниматься бодибилдингом, это еще не было так популярно. Людей в хорошей физической форме намного меньше было. Впервые я выступил на чемпионате России в 2007 году, а до этого где-то года три-четыре просто занимался. Для меня это было просто хобби — заработать тогда на этом было крайне сложно. Это во-первых. А во-вторых, у меня была профессия, специальность.

— Чем вы занимались?

— Я зубным техником работал.

— Что-то в этой специальности не понравилось? Это ведь престижно — работать в области стоматологии.

— Уж не знаю, насколько это престижно. Зубные техники — это бойцы невидимого фронта. Пациенты видят только врачей, а нас нет. Поэтому что благодарности, что подарки получают только врачи. А мы… А кто мы? Обидно немного.

— Так как же так вышло, что занялись ногтевым сервисом?

-— Я всегда обращал внимание на то, как женщина выглядит, на руки. Здорово же, когда руки красивые? И я все время думал, какие женщины молодцы! Сколько они времени и денег на это тратят. И вот как-то раз ко мне домой заехала приятельница. У нее ноготь сломался, а у меня как раз бормашина стояла. Я говорю: «Давай я тебе запилю его». Взял и бормашинкой запилил. А там заодно и соседний. Для меня это просто оказалось. Я же работал много лет с бормашиной. И дня через три я уже был на курсах по ногтевому сервису.

— То есть вот этот момент с ногтями знакомой стал решающим?

— Если честно, я и до этого о курсах подумывал. В какой-то момент просто сложновато было перешагнуть через стереотипы. Все-таки я мужчина и заниматься этим делом… Всякие подозрения могут быть.

— Какие подозрения? Насчет ориентации?

— В ориентации, другие какие-то. Мастер по маникюру, наверное, необычное занятие для мужчины. Потом я понял, что меня достаточно сложно в чем-то заподозрить. К тому же в тот момент у меня было много свободного времени. И я решил, что надо его потратить как-то с умом, поучиться. Вот так и получилось, пошел на курсы при сети салонов, где сейчас работаю. Случайно. Наверное, часто такое случайно бывает?

— Да. Даже есть такая теория «черного лебедя» — о непредвиденных и редких событиях, которые имеют значительные последствия.

— Вот у меня жизнь так несколько раз поменялась. (улыбается с грустинкой, меняет тему)

Знаете, вот я часто наблюдаю в спортзале, как девчонки занимаются, тягяют гантели, штанги при этом все с маникюром, педикюром. Это интересное сочетание, необычное. Ну наверное я так же и выгляжу со своей новой профессией. У меня склонность к медицине. Так вот, когда я на мастера ногтевого сервиса начал учиться, я понял, что маникюр и педикюр, если уж не медицина, то очень близко стоят. Меня вообще-то педикюр в большей степени интересует. Вот это точно медицина. На ногах же могут быть вросшие ногти, натоптыши, трещины, когда человеку даже ходить больно. А потом такой клиент после моего педикюра встает и говорит — да, вот сейчас я могу ходить!

— Получается, что ваш опыт в сфере стоматологии помогает сейчас в профессии?

— Очень! Много похожего. Взять хотя бы бормашины. Конечно, мастера ногтевого сервиса этот аппарат просто машинкой называют. А я по привычке бормашиной. Потому что, по сути, это одно и тоже , эти машинки, как в стоматологии. Просто не такие мощные , но принцип работы один и тот же. Как будто взяли машинку с зуботехнического стола, поставили на стол маникюрный. Инструменты практически все такие же. Все вот эти фрезы, алмазы.

— Сколько вы учились?

— Вообще, курс рассчитан на две недели, но в моем случае все растянулось на полтора месяца. Самым сложным оказалось красить ногти — совершенно не получалось ровно! А экзаменов и не было как таковых.

— Как клиенты реагируют на тот факт, что мастер ногтевого сервиса мужского пола?

— По-разному. Некоторые у виска пальцем крутят. Некоторые боятся, как будто я им палец сейчас отпилю. Потом после дела на руки или ноги внимательно смотрят. Я спрашиваю — ну как? Миф развеян, о том, что мужчины не умеют делать маникюр? Обычно, говорят что да.

— Возвращаются потом? Свои клиенты постоянные появились?

— Записываются ко мне. Да ко мне с первых дней стали записываться. Хотя не всегда проследишь за этим. График сменный, а если клиенту что-то срочное надо, а я занят или выходной? Он записывается к другому мастеру. Пожалуйста, у меня ревности никакой нет.

— Как ваши друзья отнеслись к такому выбору профессии?

— По-разному. Один сказал — ты с ума сошел? Второй промолчал. А третий поддержал — мол, ну и молодец, правильно, чего думать-то?

— Есть ли сложности в работе, из-за того, что вы мужчина? Например, вот у вас настоящие мужские руки, большие такие. Это вообще удобно — тонкие пальчики такими руками держать?

— Я ж зубным техником работал. И та профессия гораздо сложнее и гораздо тоньше. Этими же руками я работаю и мастером ногтевого сервиса. Не бицепсами, трицепсами и квадрицепсами, а пальцами.

— И все же, есть какие-то трудности?

— В общении бывают. Людям непривычно, они закрываются, не знают, как себя вести. Приходится их шевелить.

— А как вы их расшевеливаете? Может, фишки какие-то свои есть?

— Да какие фишки! На разговор просто выхожу. С некоторыми клиентами очень интересно общаться. Тут и истории всякие рассказываю, и шучу. Ну а что, сидеть молчать? Я стараюсь, чтобы мои клиенты не скучали. Потому что, помимо хороших ногтей, человек должен получить еще удовольствие от общения. Люди приходят загруженные, в мыслях своих. Выходят с процедур — улыбаются. Когда видишь, что настроение у человека стало лучше, — это тоже один из плюсов профессии.

— Есть какие-то преимущества в работе от того, что вы мужчина?

— Поблажек точно никаких нет. А вот бонусы есть. Например, ко мне клиенты записываются порой из любопытства. Интересно людям, как так — мужик и маникюр.

— Поделитесь, пожалуйста, воспоминаниями о первом рабочем дне.

— А какой первый рабочий день? Я весь первый рабочий день просидел просто. И второй тоже. Только на третий начал пытаться что-то делать. А потом ко мне стали люди записываться — сначала из интереса, потом по рекомендациям.

— Каково это, мужчине работать в чисто женском коллективе?

— Поначалу ощущения у меня были жуткие. Потом привык. Я с девочками на работе не конфликтую. Это главное. Иначе все — смерть.

— Что вас в работе вдохновляет?

— Я все-таки тоже частенько себе задавал вопрос, чем мне эта деятельность нравится. И понял — я вижу конечный результат. В работе зубного техника процесс до результата мог быть очень долгим, занимать месяцы. Потом, доктору говорят «спасибо». И на этом для тебя все заканчивается. А сейчас процесс — это полтора, два, три часа. И ты видишь результат. И если говорят «спасибо», то говорят его уже тебе. Вот это для меня важно (акцент на слове «это»).

— Есть ли что- то, что в работе не нравится?

— Мне нейл-дизайн не нравится, поэтому я его не делаю. С дизайном я для себя решил четко, что этим заниматься не буду. Мне, признаться честно, редко нравится, когда что-то такое сделают на ногтях и прям восторг.

— То есть вы за минимализм? Обработать ногти и покрыть лаком?

— Я допускаю какой-то рисуночек, но чтобы все было в меру. Клиенты порой перебарщивают со своим желаниями. И значит, нужно будет идти у них на поводу в этом плане, а мне этого не хочется.

— Какой самый главный принцип у вас в работе?

— У меня медицинское образование. Поэтому в моей работе сейчас, как и в предыдущей, самое главное — не навреди. Увы, клиенты не всегда это понимают. Иногда просят: накрасьте мне ногти. Я говорю — лучше бы полечить. — Нет, вы красьте, а лечить я буду потом. Конечно, это делаешь, но уже удовольствия от этого не получаешь.

— Как вы думаете, в какую сторону будет развиваться индустрия ногтевого сервиса?

— Я думаю, что сейчас индустрия красоты будет в сторону мужчин поворачиваться. Больше мужчин будут приходить в салоны, больше мужчин-мастеров появляться. И, к сожалению, в сторону детей.

— Почему к сожалению? Много детей в салоны ходит? Какого возраста? Подростки?

— Бывает 10-12 лет, а то и младше. Им родители красят ногти зачем-то. Я считаю, что это крайне неправильно. Но это есть. Ну что это за аргумент  «Мы идем на свадьбу». Ну и идите на свадьбу! Причем здесь ногти ребенка-то? Ребенок должен носиться, на велосипеде кататься, в песке играть.

— А вы знаете о других специалистах — мужчинах в вашей сфере в Самаре?

— Я лично с ними не знаком, но знаю, что есть такие. Мне девочки из салона рассказывали. Педикюру меня учил, кстати сказать, тоже мужчина. Это вообще обалденное сочетание: во-первых, он-мужчина, во-вторых, у него хорошие руки, в -третьих, у него знания. Потому что он — врач-подолог, специалист по ногтям.

— Как думаете, мужчине комфортнее делать маникюр-педикюр у мастера-мужчины?

— Конечно, комфортнее. В самом деле сейчас дела обстоят так, что мужчинам в салонах некомфортно. Это же целое испытание, прийти куда-то, где куча женщин. Если бы мужчины могли прийти в место, где женщин поменьше или нет совсем, то они ходили бы на маникюр и педикюр с большей вероятностью и охотой.

— Вспомните, пожалуйста, какую-то самую яркую реакцию клиента на вас.

— Была у меня барышня одна, клиентка. Я долго с ней возился. Наверное, часа три с половиной ее пилил. Ноги в ужасном состоянии были: и вросшие ногти, и половина дачи под ногтями, кошачья шерсть. Что я только не повынимал оттуда! Она сама еще такая грузная, ходить тяжело. В общем, пришлось крепко повозиться. А после процедуры она встала и говорит: «Ну это вообще! Как в сапогах скороходах». Даже на чай дала.

— И последний вопрос. Так все же, почему форма-то дурацкая?

— Как вам сказать? Вот видите? (показывает на бицепс, обтянутый коротким рукавом светло-серой трикотажной майки). Я почему такие майки ношу? Не для того, чтобы бицепс показать, а просто удобно. А в форме — ну что это за рукав? Неудобно же — мне на бицепс давит.