669

Club fortuna: «Проникнуть в „полость рта“, чтобы ощутить вкус России»

Текст: Константин Зацепин Фото: Петр Гридин

Участники основного проекта IX Ширяевской биеннале современного искусства, австро-немецкая группа Club Fortuna, приехали в Самару одними из первых. Это пять молодых девушек: Курдвин Аюб, Ксения Лесьневски, Юлия Рублов, Сара Стернат и Нана Мандл. Они впервые в России, прямо из аэропорта их успели свозить на радио, а через пару часов им предстояло сесть в «Омик» на Речном вокзале, чтобы уехать в село Ширяево на две недели. Константин Зацепин успел перехватить художниц на «перевалочном пункте» биеннале, которым стала комната на первом этаже музея имени Петра Алабина, чтобы сфотографировать их с памятником Ленину и задать несколько вопросов.

а

— Расскажите вкратце — чем занимаетесь? Судя по всему, перформансами?

Юлия Рублов: Каждая из нас до объединения в группу работала по отдельности как художница. Все мы сошлись, имея за плечами разные культурные бэкграунды. Курдвин, например, из Ирака, снимает фильмы. Нана из Австрии, она автор коллажей. Сара тоже из Австрии, занимается театрализованными постановками. Ксения родилась в Германии, работает в разных сферах от инсталляции до живописи. Ну а сама я родом из Киева, занимаюсь живописью, перформансом и видеоартом.

Ксения Лесьневски: Я бы не назвала нашу деятельность в качестве арт-группы перформансом. Скорее можно сказать, что мы работаем, реагируя на различные жизненные ситуации, в которых оказываемся. Любая наша работа зависит сугубо от контекста. Именно ситуация определяет то, как мы выражаем свои идеи.

Мы стараемся получать максимальное удовольствие

— Например?

Юлия: Да вот, пожалуйста, яркая ситуация — мы здесь, в Самаре, вечером собираемся ехать в Ширяево, о котором ничего еще не знаем и не можем предсказать, что с нами будет.

Нана Мандл: Однажды, к примеру, нас пригласили в Венский музей. И мы разработали там своего рода магазин с собственным брендом, сделали рекламный баннер. На нас были медицинские одежды и мы продавали майки, шарфы и прочее, с различными надписями, обыгрывали какие то типичные для повседневности фразы, варьировали их, искажали, чтобы обнажить то, что называется пульсом времени.

— Судя по этому перформансу, вы, наверное, критикуете консюмеризм?

Хором: О, нет, мы ничего не собираемся критиковать! Мы наоборот, стараемся получать максимальное удовольствие. И сюда приехали, чтобы насладиться темой «кэша».

Фото — Петр Гридин

Вот, кстати, о кэше, заглавной для нынешней Ширяевской биеннале темой. Мы не раз обсуждали с Нелей Коржовой, куратором биеннале, ваш проект «Жесткий леденец» для номадического шоу. Много говорили про образы тела, и в частности, зубов. Как зубы связаны с кэшем?

Юлия: Мы, честно говоря, еще пока не готовы детально описать свой проект. Нам надо прибыть на место и посмотреть, что там творится. Что касается темы зубов, она довольна распространенная в современном искусстве. Для нас зубы — это символ определенного статуса, власти, богатства. И поскольку деньги сейчас теряют свою материальность и осязаемость, зубы нас возвращают к предметности всего этого дела.

— В своем описании проекта вы пишете о своей цели следующее, цитирую: «проникнуть в „полость рта“, чтобы ощутить вкус России». И вот теперь вы находитесь в самой ее, так сказать, «глотке». Не боитесь этого вкуса?

Хором: Нет, мы не боимся! Хотя наши родители боятся за нас.

Курдвин: В Европе многие искренне верят, что ваш президент может один на один бороться с медведем, но нас даже этим не запугаешь.

Фото — Петр Гридин

— А что еще вы знали про Россию? Может, про ее культуру?

Сара Стернат: Ну, мы, например, думали, что шпроты — это национальная русская еда. А оказалось, что нет!

— А «великая русская река» Волга, на которой вам предстоит пожить, вызывает у вас какие-то ассоциации?

Юлия: Наши друзья в Москве нас предупредили, что надо остерегаться безумцев на скутерах. Вот, хотелось бы с ними покататься.

— Что вы сделаете в первую очередь, приехав в Ширяево?

Ксения: Ну, конечно, пойдем на праздник вишневого пирога. Как раз будет повод испытать свои зубы на прочность.