87

Вышел роман Ирины Саморуковой «Тюратам»

Сегодня доктор филологических наук, преподаватель Самарского государственного университета Ирина Саморукова собщила на своей странице в Facebook о выходе ее первого романа «Тюратам». Это первая большая книга профессора — ранее были опубликованы рассказ и повесть Ирины.

Автор характеризует произведение как «ракетно-фантастический триллер, позитивную антиутопию на тему старых добрых времен, которые неожиданно вернулись в одну отдельно взятую, закрытую здешнюю губернию». Абсолютно у всех персонажей есть реальные прототипы, среди которых нам назвали губернатора Николая Меркушкина, депутата Дмитрия Сивиркина, поэта Сергея Лейбграда, художника Сергея Баландина, культуртрегера Илью Саморукова, кинокритика Романа Черкасова и рабочих ЦСКБ «Прогресс». Ирина сообщила, что в «Тюратаме» много городских реалий, острых политических моментов и деталей из жизни Самары, которые были предугаданы ею в процессе написания книги.

 

Роман опубликован в 300 экземплярах, а в дальнейшем будет выложен в интернет. Презентация «Тюратама» состоится в музее футбола в сентябре — Ирина призналась, что собирается пригласить туда узкий круг людей и там же раздать первые экземпляры.

 

 

 

Публикуем отрывок произведения, размещенный Ириной Саморуковой на своей странице в Facebook:

«Вот так, идем покорно, как скот на бойню. И Раиса Ивановна с нами, та самая, которая вела уроки мужества, ментальной обороны против мракобесия и обскурантизма, что обрушиваются на юные души из любой розетки. 
Это она назло пещерникам организовала вечер в честь великого художника слова Кузьмина. Администрация прихода дозволила: — „Крылья“? Что-то аэрокосмическое? — О да, о космосе человеческих чувств.
Ваня разыскал стихи современного поэта Дмитрия Кузьмина. По секрету он сообщил, что этот праправнук акмеиста фактически запрещен: по фальшивым документам он ездит по империи и распространяет стихи в самопале. Ваня так убедительно разобрал стратегию и поэтику этого второго Кузьмина, Ваня Баландин, блестящий ученик, что Раиса Ивановна позволила ему прочитать текст неподцензурного автора. Это была проникновенная зарисовка свободным стихом о дружбе двух парней и девушки. Ваня декламировал публично, но в латышском переводе. Это был двойной вызов. Инспектор из прихода, слава тебе господи, ничего не понял. Он решил, что Ваня представил сказку на языке одной из народностей здешних мест. Петя переписал у Вани стихотворение Дмитрия Кузьмина, чтобы положить на музыку и исполнять под аккордеон. Петя Вачутис, наверное, латыш, он из тюратамских сирот, усыновленный».