30

Приятного чтения: непризнанные теории

Андрей Олех

Научно-популярная литература считается полезным чтением. Каждому приятно думать, что, изучив одну книгу, он стал лучше разбираться в проблеме, о которой до этого не знал ничего. Кроме того, непризнанным ученым тоже хочется славы, а кто-то при помощи такой рекламы вербует сторонников своих не самых популярных идей.

 

Каждая теория обязана пройти критику научного сообщества, и, разумеется, далеко не все из них получают признание. Многие авторы не готовы смириться с такой судьбой, продолжают нести свои идеи в народ и нередко достигают успеха. Количество сторонников альтернативной истории или поклонников астрологии, возможно, даже больше, чем людей, уверенных в том, что славяне не являются изобретателями всего на свете, а звезды не влияют на судьбу. Кроме лжеучений и очевидных спекуляций число непризнанных теорий постоянно пополняют устаревшие идеи. Наука не стоит на месте, и то, что вчера казалось человечеству истиной, сегодня не более чем забавное заблуждение.

Тем не менее, непризнанные теории нужны. Во-первых, никто не отменял эксперименты: путь к истине извилист и полон тупиков. Идеи должны проходить через критику и испытание временем. Даже самые нелепые мысли в дальнейшем могут оказаться полезными: так средневековая алхимия дала толчок для развития химии, а астрология поддерживала интерес к астрономии в темные времена. Во-вторых, авторы неортодоксальных теорий в попытках донести свои мысли, как правило, очень красноречивы, а это значит, что их как минимум будет интересно читать.
Бертран Рассел «История западной философии»

Английский философ, математик и нобелевский лауреат, конечно, никаких сомнительных научных теорий не выдвигал. Его книга «История западной философии» — это прекрасный пример научпопа, где сложные идеи преподносятся простым языком, а о великих мыслителях рассказывается живо и с юмором. Так, например, можно узнать, почему Пифагор не ел бобов, и как много мог выпить Сократ.
Бертран Рассел показывает читателю эволюцию философской мысли и как многим мы обязаны древним грекам, чьи идеи, несмотря на многие заблуждения, заложили фундамент, а в чем-то и предвосхитили развитие западной науки.

Чезаре Ломброзо «Преступный человек»

К счастью, презумпция виновности по внешнему виду не стала основой уголовного права, хотя итальянский психиатр приложил к этому немало усилий. Собственно, теоретическая часть книги безынтересна для широкого круга читателей, но многочисленные примеры из личной практики доктора и рассказы о биографиях преступников — захватывают.

Тем, кто не интересуется криминалом, можно посоветовать книгу «Гениальность и помешательство» того же автора. Истории о бандитах в ней сменяются рассказами о странностях художников. Чезаре Ломброзо небезосновательно сравнивает великих людей из мира искусства с сумасшедшими, делая вывод, что талант и безумие суть одно и то же.

 

Джеймс Джордж Фрэзер «Золотая ветвь»

Оригинал этой книги состоит из двенадцати томов. Версия для обычных людей ограничивается одним и составлена самим автором. Теории Джеймса Фрэзера отвергнуты современной наукой, но вряд ли кто-то из ныне живущих ученых способен на такой всеобъемлющий труд.

«Золотая ветвь» — это история изучения одного ритуала, превратившаяся в гигантское исследование мифологии и религии. Самое прекрасное в этой книге — огромное количество рассказов о ритуалах и традициях всех времен и народов. Автор рассказывает об африканских царях и процессах над ведьмами, черных мессах и симпатической магии, суевериях, доживших до наших дней, и ушедших в прошлое жутких обрядах.

 

Тур Хейердал «Экспедиция „Кон-Тики“»

Многочисленные и разнообразные идеи норвежского исследователя почти всегда подвергались критике официального научного сообщества. Тем не менее, это не помешало ему опубликовать свои книги миллионными тиражами по всему миру и даже получить «Оскар» за лучший документальный фильм.
Все произведения Тура Хейердала написаны простым языком и довольно увлекательны, но его первая книга — «Экспедиция „Кон-Тики“», пожалуй, лучшая из всех. Рассуждения о теории культурного диффузионизма в общем не имеют особого значения на фоне неподдельной романтики путешествия на плоту через Тихий океан. Приятного чтения.