4665

«Метелица-С»: клуб, который мы заслужили

Таня Симакова, Лера Алфимова Фото: Аня Шириня

Проверено: желание пойти в «Метелицу», высказанное публично, неизменно встречает недоумение среди интеллигентной публики. Действительно, в иные ночи гоп-впечатлений в самом демократичном клубе города не избежать. По всем приметам «Метла» — это единственный заповедник сытых двухтысячных, куда еще не пробрался кризис: семь дней в неделю тут работает четыре танцпола, несколько баров разной степени приватности, кальянная, боулинг-бильярд и аэрохоккей. И пока концертная индустрия загибается на допотопных креслах ОДО, «Метелица» делает аншлаги каждые выходные. Вместо мумий, которые сошли с телеэкрана и уже лет 15 колесят по стране с прощальными шоу, здесь собирают звезды нового века: исполнители одного хита, авторы рингтонов и все, кого вы тайком слушаете на репите «В Контакте»: все герои 1990-х, Айова, Гуф, «Каспийский груз», «слыш, ты че такая дерзкая», «имя-любимое-мое». В этом году на главной сцене начались вечерние концерты с возрастным ограничением 12+ : на Мота, Макса Коржа и Егора Крида со многими детьми приходят родители. И хотя дурной славы клуба не отменяет даже это, в ближайшем будущем «Метелица» открывает еще один зал, гораздо больший по размеру, чем все предыдущие. Собравшись с мыслями на этот счет, мы решили поговорить по душам с арт-дирекцией площадки в составе Виктора Соловья и Максима Овчинникова.

1
Максим Овчинников и Виктор Соловей

БД: Говорят, у вас изъяли 300 литров алкоголя на днях и вообще прессуют. Что за история?

Виктор: Объяснение на самом деле очень простое: была контрольная закупка. Молодой человек выглядел старше, чем я, а мне 30. Но парню было на самом деле 17 лет. Вина охраны, что его пропустили, и вина бармена, что ему продали. После этого навалились правоохранительные органы, начали выемку алкоголя. Заведение у нас очень большое, найти все документы сразу трудно. Они у нас были, но мы не поставили на приход печать. Из-за этого у нас изъяли 296 литров.

На следующий день мы документы предоставили — у нас в клубе нет и никогда не было никакой левой продукции. Сейчас будет суд, и мы надеемся, что по его решению этот алкоголь нам вернут. Естественно, мы уже привезли новый, клуб работает, все нормально. Эта проверка не выявила ничего особого, так, небольшой казус. Но все издания запестрели сообщениями, что в «Метелице» изъяли, «Метелица» не работает, «Метелица» нарушает. Тут недавно зарезали человека в одном из заведений, так нигде почти про это не было. В другом — стрельба, поножовщина — в СМИ тоже тишина.

_MG_5232

БД: Несмотря на то что режут и убивают не у вас, все-таки определенная слава за вами закрепилась со времен «Полигона». Поправьте, если я не права.

Максим: К сожалению, есть такой нюанс. Но могу сказать, что на данный момент дурная слава не обоснована. У нас в смену выходит почти тридцать охранников. Это полтора взвода — больше, чем в каких бы то ни было самарских заведениях. Естественно, работает система видеонаблюдения, жесткий контроль на входе, поэтому такие эксцессы, которые происходят в некоторых ресторанах, у нас просто невозможны.

БД: Тем не менее, существует не совсем лестное мнение, что аудитория у вас, будем прямо говорить, гоповатая.

Виктор: Это мнение бытует в интернете? Ну, давайте по факту. Это Кристина Си гоповатая, да? Или Мот? Даже если брать концерт «Каспийского груза»… Знаете, к нам приезжают люди на больших джипах и просят продать мягкую зону за любые деньги. Когда мы культурно говорим, что все давно занято, соглашаются даже на стульчик приставной. И всё проходит спокойно!

_MG_5146

БД: А что вообще за ребята к вам ходят?

Виктор: Невозможно сделать собирательный портрет. У нас самый массовый клуб в городе. Четыре танцпола. На «Каспийский груз» — одна аудитория, на диджея Бобину — вторая, на Мота — третья.

Максим: По возрасту это люди 20-35 лет — самая активная аудитория на данный момент.

БД: Сколько людей у вас бывает за выходные?

Виктор: Зависит от программы. Скажу, что тысячу семьсот мы способны разово принять, обслужить, повесить их одежду в гардеробе. Но бывали случаи, когда на концерте было и по тысячи две человек.

_MG_5207

БД: За счет чего вы держите такие объемы?

Виктор: У нас разнообразная и актуальная программа: трэп, поп, хип-хоп, транс, хаус. Работает сразу четыре танцпола: главный, где проходят концерты и бывает разная музыка, наш лонг-бар, в котором играет XX век, белый зал, где звучат хаус, дип и все модные направления, а также красный зал — русская видеодискотека с караоке. Плюс ко всему, у нас есть третий этаж с боулингом, бильярдом и аэрохоккеем.

Мы единственное ночное заведение, которое работает по будням. У барменов во всем городе самые напряженные дни — выходные, а в понедельник они свободны. И куда им пойти тусоваться? Конечно к нам, тут даже в понедельник четыре разных направления музыки. Где ты еще найдешь хаус и дип-хаус в понедельник? У нас вся тусовка, и она есть всегда.

_MG_5152

Виктор: У нас хорошее концертное оборудование, высокая сцена, громадный танцпол, лучший в городе свет и звук. При этом вход недорогой. По пятницам 200-400 рублей, по субботам 300-500 рублей, на некоторых артистов мы вводим браслеты для входа на главную арену — чтобы отбить их гонорары. Но все равно цены мы не завышаем и даем более низкие по сравнению с другими заведениями на одного и того же артиста. Отдал 300 рублей, и вот перед тобой Айова или Егор Крид.

БД: Говоря о программе, нельзя не признать, что вы всегда точно знаете, кого везти. Что и говорить, даже Кристина Си появилась у вас до того, как стала мейнстримом. Как вы угадываете?

Виктор: Это маленькие секреты шоу-бизнеса. Ну, в интернете отсматриваем, конечно, мониторим. Общаемся с артистами, продюсерами, агентами, смотрим, как проходят мероприятия в других городах. С развитием соцсетей всё, конечно, становится понятней. Заходишь в группу — там пятьсот тысяч подписчиков, народная любовь очевидна.

Но некоторые группы мы действительно привозим еще до того, как они «выстреливают». Например, «Каспийский груз». В прошлом году их вообще не знали, а ребята приехали к нам во второй раз — и просто порвали зал. Иногда получается. Но промахи тоже бывают.

_MG_5241

Сейчас много артистов, которые пишут хорошую музыку, но ее слушают только в интернете. Есть круг людей, которые не пойдут ни на какой концерт, — даже при сильной любви к исполнителю. Они включат его в плейере и будут слушать дома. Таких сейчас все больше, и это по всей стране чувствуется. Но есть определенные артисты, которые способны привлекать людей в клуб.

БД: Назовите пару имен.

Виктор: Егор Крид.

Максим: Григорий Лепс. Неоспоримо. Сколько концертов он даёт в Самаре — все проходят при аншлаге. На предыдущее мероприятие пытался пойти, за неделю или две залез на сайт — не было ни одного свободного места, при том что концерт двойной был.

_MG_5128

БД: Сами-то что слушаете?

Виктор: Рок. И фолк.

БД: «Мельницу» что ли?

Виктор: Нет. Волынки средневековые. Ну и EDM — транс, прогрессив.

_MG_5320

Максим: Я диджей со стажем, так что могу послушать и модное направление, и дип хаус, и хаус, а так я меломан, слушаю всё.

Виктор: Короче, мы «Бизнес-fm» включаем в машине. На самом деле частенько слушаем то, что у нас играет, — отчасти по работе, отчасти потому, что действительно нравится. Я фотографируюсь со всеми диджеями, но вы никогда не увидите мое фото с хип-хоп исполнителем, потому что я рокер. Диджеи — это люди, которые взрывают танцпол, и мне хочется, чтобы на них ходило больше народа. Я сам на этом вырос, на Жане с Ригой, на Ромео — еще в 2000-х, когда все начиналось.

БД: В Звезду ходили?

Виктор: Ночные клубы я тогда посещал очень мало.

Максим: Моя клубная жизнь началась с 2008 года.

_MG_5203

БД: Если вообще говорить о клубных тенденциях, вы считаете, что задаете какие-то тенденции в Самаре?

Максим: Мы не то что задаем новые тенденции, мы даем актуальную программу, во всяком случае, пытаемся это делать. Отслеживаем артистов, которые сейчас в тренде.

Если говорить о клубной культуре, мы приглашаем диджеев, которых люди реально слушают, в том числе на радио. У нас выступали Alex M.O.R.P.H. (немецкий транс-диджей и продюсер — прим. ред.), Richard Durand, Aly & Fila, Swanky Tunes, которые играют на разных площадках мира и собирают тысячные залы. Но могу сказать, что у них нет такой народной любви, как у хип-хоп или поп-исполнителей. Вот Егор Крид и Макс Корж — это да, они реально собирают. Ну, а мы стараемся актуальных артистов приглашать, которых люди послушают, под которых отдохнут.

_MG_5285

БД: Расцвет творчества названных вами диджеев относится скорее к 2000-м. На современные европейские фестивали какие-то вы равняетесь? Бываете ли на них? Может, есть какое-то представление, что сейчас в Европе актуально?

Максим: Мы и это дело отслеживаем, конечно, но, к сожалению, Самара немножко не дотягивает по амбициям до европейской культуры. То, что там сейчас актуально, будет у нас в моде лет через пять в лучшем случае. Вы, конечно, более активно пишете о других заведениях, хипстерских, которые тоже привозят диджеев. Но понимаете, мы везем тех, кто выступал на одной сцене с Армином ван Бюреном, с Тиесто. Вот, например, Bobina — это диджей с мировым именем, он объездил с выступлениями все континенты. Мы везем музыку, которая сейчас популярна во всем мире, — транс, прогрессив.

Все диджеи, которые сейчас востребованы в России и звучат на радио Record, — вот их шоу, они у нас. Но почему-то никто не говорит, что в нашем заведении играют модные диджеи.

В спортивном костюме мы никогда никого не пропустим

БД: Извините, сейчас будет коронный вопрос нашей редакции. Почему техно не привозите?

Максим: Ну, раз в сезон можно какую-нибудь вечеринку собрать. На 200-300 человек.

Очень мало людей на это приходит. Для нас 300 человек — это минус. Нам тысяча нужна. Мы ориентируемся на те направления, которые собирают достаточную аудиторию.

Транс-музыка, к сожалению, и та не всегда пользуется популярностью. Но мы все равно стараемся ее поддерживать, потому что у нас в Самаре есть ребята, которые играют и слушают его . У него все же есть народная любовь. Вернее, ее остатки.

_MG_5232

БД: Расскажите о своем о фейс-контроле.

Виктор: Он зависит от мероприятия. На Гуфа один, на Юлю Волкову другой. На хип-хоп мероприятия приходят люди определенного стиля: в свободных джинсах, футболках, с элементами спортивного аутфита. Нам же хочется реальную хип-хоп тусовку создать. Но в спортивном костюме мы, конечно, никогда никого не пропустим.

БД: Моего друга однажды не пустили на вечеринку потому, что он был в кроссовках.

Виктор: Это нормальное явление. Потому что это ночной клуб. Это не то место, куда стоит ходить в спортивной обуви.

_MG_5307

БД: Ну, камон, XXI век, сейчас спортивную обувь носят даже с классическим костюмом.

Максим: А он был в классическом костюме?

БД: Он был в классических джинсах и футболке. Вы вот сами сейчас во что одеты? Тоже в джинсы и кроссовки. И вы так пришли на встречу в ресторан. Вас же сюда пустили?

Максим: Поверьте, когда я выхожу куда-то вечером, я одеваюсь совсем по-другому!

Виктор: Надо рассматривать конкретный случай. Например, пьяных мы стараемся не пускать, потому что нам не хочется, чтобы человек зашел в клуб и упал носом в пресс-волл. Алкогольное или наркотическое опьянение — это точно нет. Если у фейс-контроля возникает подозрение по какому-то из этих факторов, он может отказать во входе без объяснения причин. Мы стараемся, чтобы в клубе люди себя чувствовали комфортно.

БД: Я была у вас последний раз весной этого года, и внутри клуба курили. Что за история?

Виктор: Мы всячески предотвращаем это. У нас везде висят знаки, что курить в клубе нельзя.

_MG_5316

БД: У вас сейчас достраивается еще здание, будет еще танцпол?

Виктор: Это будет бомба! Ничего подобного в Самаре не было. Все очень круто и амбициозно. Но пока это тайна.