233

Приятного чтения: великие злодеи

Андрей Олех

 

Отрицательные явления всегда ярче положительных и дольше держатся в памяти. Это утверждение справедливо и для литературных героев. Галерея книжных злодеев богаче и по объему, и по разнообразию образов.

Хорошие персонажи, как правило, представляют собой стандартный набор из храбрости, честности и самоотверженности, потому они однообразны и почти всегда неубедительны. Даже лучшие из них всегда скрывают какой-то изъян, чтобы хоть чем-то выделяться, вроде сумасшествия князя Мышкина или наркотической зависимости Шерлока Холмса. Зло — многолико и обладает таким очарованием, что от него не застрахованы даже сами писатели. Пират Джон Сильвер по ходу книги превращается в самого убедительного из героев, а мошенник Остап Бендер своей харизмой переигрывает весь морально-назидательный замысел авторов.

Разумеется, четкое деление на хороших и плохих характерно только для жанровой прозы, но и в самой серьезной литературе автор (а вслед за ним и читатель) выбирает для себя симпатичных и несимпатичных персонажей, постоянно взвешивая их дела на весах добра и зла. Шкала эта непостоянна и зависит от культурных особенностей текста. Злодеи в русской литературе предпочитают моральный террор (Кабаниха из «Грозы» или Фома Опискин из «Села Степанчикова»), западные чаще выбирают коварство (Яго из «Отелло» или мадам Де Мертей из «Опасных связей»).

Какими бы ни были морально-этические нормы, удачнее всех по этому поводу высказался хор бабок Ежек из мультфильма «Летучий корабль»: «Самый вредный из людей — это сказочник злодей». Фантазия писателей кажется действительно неистощимой в изобретении самых разных запоминающихся отрицательных героев.

Капитан Ахав из «Моби Дика» Германа Мелвилла

Долгая погоня за белым китом в суровом, наполненном мрачными символами мире и трансформация капитана и его команды в одержимых морских демонов. С одной стороны, объемная книга не так проста для прочтения, с другой, именно постоянные и многочисленные отступления о китобойном промысле заставляют читателя глубже погружаться в созданный Мелвиллом текст и создают одну из самых запоминающихся атмосфер в мировой литературе.

Капитан Ахав в начале повествования не выглядит злодеем, но цель плавания постепенно вытесняет в нем все человеческое, и к концу кит-убийца уже не кажется главным чудовищем в книге.

Майкл Карлеоне из «Крестного отца» Марио Пьюзо

Сюжет самой знаменитой саги о гангстерах известен, пожалуй, каждому. Литературная основа имеет незначительные отличия от великолепной кинотрилогии Копполы, но главное, предлагает читателю совсем иную тональность и темп повествования.

Майкл Карлеоне — яркая иллюстрация слов: «Понять — значит простить». Убийца, лжец, бандит при правильном раскрытии мотивов превращается из злодея в драматического персонажа, и читатель не только сопереживает ему, но и поддерживает.

Джеймс Дэррисдир из «Владетеля Балантрэ» Роберта Стивенсона

На первый взгляд это классический приключенческий роман о противостоянии двух родных братьев, но если бы Достоевский решил писать исторические боевики, они, наверное, выглядели бы примерно так.

Два главных героя — положительный младший брат и отрицательный старший, поневоле меняются судьбами, что причиняет обоим неимоверные физические и душевные терзания. Читателя, считающего, что исход противостояния злодея Джеймса Дэррисдира и его добродетельного брата Генри предрешен, ждет множество неожиданных сюжетных и психологических поворотов.

Судья Холден из «Кровавого меридиана» Кормака Маккарти

Середина XIX века, где-то на границе США и Мексики группа наемников отправляется в поход за скальпами апачей. Сюжет отодвинут на второй план, короткие диалоги и потрясающе красивое и лаконичное описание природы составляют большую часть этой книги.

Антагонист безымянного главного героя Судья Холден является «литературным сыном» мистера Курца из «Сердца тьмы» Джозефа Конрада. Это сверхчеловек, но в самом плохом значении этого слова. Он умен, хорошо образован, физически развит и абсолютно лишен каких бы то ни было нравственных или моральных ориентиров. В жестоком и страшном мире «Кровавого меридиана», где ужасы происходят на каждой странице, он умудряется быть хуже всех. Определенно, Кормак Маккарти умеет придумывать злодеев. Приятного чтения.