8105

Опыт: уехать на зимовку в Гоа

Любовь Саранина

Зимовка в Индии — бессрочный тренд у фрилансеров и людей творческих профессий: кто-то едет вдохновиться экзотикой, кто-то — просто хочет согреться. В число индийских «зимовщиков» попал самарский фэшн-фотограф Артем Голяков, который пробыл в Гоа с ноября по январь. «Большая Деревня» спросила волжского Митхуна Чакроборти, как подготовиться к долгосрочной поездке, сколько брать денег, где жить и с кем общаться на пляжах Арамболя.

— Почему ты выбрал для зимовки именно Индию?

— Впервые мы с женой попали в Гоа в 2015 году: уехали в путешествие на девять дней сразу после свадьбы. Тогда нам понравилось абсолютно все — люди, природа, цены. Я долго вспоминал Индию: к тому же, многие коллеги-фотографы ездили туда на зимовку, — там тепло и недорого. Я насмотрелся на их инстаграмы и решил, что мы тоже обязательно должны пережить опыт зимовки. Вообще, это называется «синдром Гоа», — как только ты попадаешь в Индию, тебе автоматически не хочется никуда возвращаться.

Люди, приезжающие в Гоа, делятся на два лагеря — те, которым все очень нравится, и те, кто уезжает и больше никогда не хочет возвращаться. Я снимал таких людей, которые постоянно сыпали жалобами вроде «Ой, грязно, хотим домой». А вот мне понравилось абсолютно все. Да, там могут кинуть на пол огрызок от яблока или недоеденное мороженое, но всем все равно. И тебе тоже. Тем более, если сравнивать с тем, что происходит в Самаре.

— А что происходит в Самаре?

— Вот именно, что ни-че-го — день сурка. Ты проснулся, пошел по делам, вернулся. И так каждый день. В Гоа у тебя другая жизнь. Ты не тратишь время на пробки и дорогу до центра через полгорода — самое дальнее расстояние на байке в Гоа может занять 35 минут. В общем, ты все время посвящаешь себе, расслаблен и кайфуешь.

Цезарь Варайра путешествует уже восемь лет 

Большую часть времени в Индии я общался с необычными людьми. Мы поселились в Арамболе, где проходят сансеты, на которых каждый день собираются интересные персонажи. Один из таких — Цезарь Варайра из Венесуэлы. Я встретил его, когда шел по маркет-бич — месту, где собираются барабанщики, организовывается небольшая ярмарка и люди продают хэнд-мейд — все как в «Вива Ленде», только получше. Цезарь торговал там ювелиркой. Я сразу предложил ему съемку, а он с ходу мне отказал: сказал, что ему не нравится фотографироваться. Наши переговоры в вотсапе шли неделю. В итоге он предложил мне купить у него украшение за 1500 рупий, и тогда мы идем фотографировать. Даже если бы это оказалась безделушка, за такие кадры не жалко было отдать деньги. В итоге я получил очень крутое украшение, фотографии и историю. Сам Цезарь путешествует восемь лет, дома, в Венесуэле не был уже три года, а со своей женой-бельгийкой познакомился в Мексике.

Перфомансист Мигинти Мандала за 18 лет объехал полмира

Еще одна моя пляжная находка — Мигинти Мандала — перформансист и жонглер. Ему 39 лет, 18 из которых он путешествует. В 21 год его приняли в качестве жонглера японский аналог Диснейленда, а после окончания контракта отправили домой. Он начал путешествовать и в итоге объехал всю центральную Америку, Европу и пол-Азии. Большую часть года он путешествует, потом едет на Ибицу работать в современном театре и опять уезжает.

— Создается впечатление, что Гоа — сборище творческих дауншифтеров. А реально ли уехать зимовать человеку с завода или менеджеру?

— Конечно, если ты занимаешься сваркой, то в Индии не найдешь временную работу по специальности. Но вообще русскоговорящему человеку в начале туристического сезона можно без труда найти дело — работать гидом, официантом, барменом, сотрудником в сфере туризма.

— Сколько денег нужно для зимовки?

Гоа устроен так, что ты можешь прожить там на любую сумму — все зависит от твоих запросов. Мы с супругой снимали часть таунхауса — по сути, однокомнатную квартиру с небольшой кухней, душем и комнатой с кроватью. Все это обошлось в 16 тысяч рупий — это примерно 16 тысяч рублей. Но я знаю и людей, которые жили в сараях за пять тысяч. В начале сезона — в конце октября — можно все снять по самым низким ценам. Чем дальше от моря — тем дешевле.

Яркий Одон Айзак Гарсия Канелла работает охранником в ночном клубе на Ибице

Мы тратили примерно тысячу в день на двоих. При этом два раза в день ели вне дома — в кафешках, джус-центрах. Еще 4500 рупий нужно на скутер и 2000 на бензин для него. На одного я бы советовал брать деньги из расчета тридцать тысяч в месяц — то есть, среднюю самарскую зарплату. Этого хватит, чтобы снять жилье, байк и питаться по-царски. К тому же в Гоа постоянно проходят бесплатные концерты. Не бывает такого, чтобы ты раз — и приуныл. Вход на выступления музыкантов всегда свободный. Ты просто приходишь, заказываешь чай за 40 рупий и отдыхаешь. Питаться можно и дома. К примеру, фрукты, овощи там ничего не стоят: на тысячу рупий можно закупить продуктовый камаз. На 150 рупий — ананас, арбуз, манго, четыре банана, три инжира и мандарина. Вещи тоже дешевые: по сути, можно не брать с собой много одежды, а просто пойти и одеться в местных магазинах. Когда стало холодать, я купил брюки и майку на 400 рупий.

Экономить точно не стоит на скутере. По приезде мы побоялись сразу взять байк и ездили на автобусе. Однажды мы сели на последний рейс, свободных мест было как раз два: жена села в конце салона, а я перед ней. Уже на следующей остановке в автобус залез миллион индийцев. Такого я не видел даже в пятидесятой маршрутке в час пик. В Самаре никто не полезет в салон, если видит, что люди сваливаются со ступенек, в Индии же трамбуются, как шпроты. Так и получилось: я сижу, не могу повернуть голову и только теоретически знаю, что где-то сзади сидит моя жена.

А вот брать такси — очень дорого: минимальная поездка обойдется в 300 рублей. Проехать расстояние от одного конца Самары до другого по индийским тарифам обошлось бы в полторы тысячи рупий. Скутер нужен в любом случае.

Еще обязательно нужно позаботиться о страховке: страховаться дешево, а лечиться в Индии дорого. При этом с русскими постоянно что-то происходит: то медуза укусит, то простуды. Если говорить о нефинансовой стороне, — перед отъездом нужно почистить все свои рабочие долги. Перед поездкой я интенсивно сдавал самарский материал, чтобы не заниматься им в Гоа: когда ты приедешь туда, тебе вряд ли захочется обрабатывать фотки из Самары.

— Так зачем в итоге туда ехать? Зарабатывать, отдыхать или зарабатывать отдыхая?

— Изначально хотелось поехать на три месяца и только отдыхать: не приехать по путевке и лежать на пляже три месяца, а отвлечься от забот и поснимать для себя. Нашего бюджета хватало на все время, но уже через пару недель я понял, что тупо лежать на пляже скучно. Поэтому решил заработать: встретился с несколькими гидами и попросил их предлагать мои услуги за процент со съемок. Схема выгорела, принесла съемки. Плюс сработали соцсети. В итоге пришлось много работать, — снимать лав-стори туристов. Однажды, обрабатывая очередную съемку, я подумал, что вернулся к тому, от чего бежал.

Еще одна причина, по которой я начал работать, — страх потерять свои деньги. В Гоа очень важно иметь наличку в местной валюте: не все заведения принимают доллары и тем более оплату картой, в мелких кафе с ней на тебя вовсе смотрят, как на дурака.

И вот в такой финансовой обстановке мы попали в глупую ситуацию. Интернет в Гоа отвратный, телевидения нет, от социума ты оторван. С одной стороны, было прикольно не знать, что происходит в мире. С другой — мы оказались не в курсе, когда местный премьер-министр отменил купюры в 1000 и 500 рупий. Мы узнали об этом только от семьи и друзей из России, которые начали беспокоиться.

У нас же в этот день как раз закончилась наличка, нужно было идти и снимать деньги с карты. Иду в банк — там очередь человек на 500, иду к банкомату — и вижу, что все банкоматы закрыты. Так что пришлось придумывать, где добыть местную валюту.

— Было ли что-то самарское, чего тебе не хватало за границей? Таня Симакова, к примеру, периодически пишет в фейсбуке, что скучает по Волге.

— Есть такая группа в фейсбуке Goa People Russian Edition: там сидят зимовщики и постоянно что-то продают — селедку, красную икру, сигареты. Все страдают и ноют, что им чего-то не хватает. Например, там существует культ гречки: ее там нет вообще, а в русских магазинах она стоит 300 рублей за килограмм. Поэтому многие привозят гречку и обменивают.

Я же не заскучал даже по самсе из «Аль Халяля». В Гоа, кстати, тяжело найти красное мясо. В Арамболе его нигде не было — только курица, рыба, морепродукты. Такой режим питания входит в привычку, и теперь я вовсе не ем мяса.

— Многие, вернувшись из Индии, говорят, что также пересмотрели свои духовные идеалы. Там действительно легко с головой уйти в самокопание и духовные практики?

— Заблудиться в самопознании легко. Многие приезжают в Гоа за духовным просвещением, которым маскируют пристрастие к наркотикам — здесь и правда несложно достать траву. У русских в Гоа также есть отдельная группа, членов которой объединяет только их «увлечение»: там часто можно встретить ребят, которые ведут диалог терминологией Кастанеды. Попасть не в ту стезю легко, и чтобы этого избежать, нужно просто быть здравым человеком с головой на плечах и смотреть, в каких кругах ты вращаешься.

— Планируешь еще одну зимовку в следующем году?

В следующем году хотелось бы уехать снова — примерно на полгода. Планирую немного по-другому провести время: посетить Гималаи, Джайпур и не откладывать съемки на последние дни.