126

Андрей Олех

Андрей Олех

Вместе с молодым писателем и профессиональным читателем Андреем Олехом начинаем серию материалов о том, на чем остановить взгляд в книжном магазине или приложении. Тематические подборки только интересных, проверенных книг — каждую неделю. Хватит втыкать в «Шарики» — качайте литературу.

 

Литература — это всегда мистификация. Даже реализм предполагает некий вымысел и обман читателя. Писатели привыкают к этому и умножают тайны самыми разными способами. Одна из самых распространенных вещей — псевдонимы. Французский писатель, чье настоящее имя Роман Кацев, дважды взял Гонкуровскую премию под разными именами — одну как Ромен Гари, а другую — как Эмиль Ажар. Борис Виан писал свои главные книги под настоящим именем, но кроме этого издавался еще под 24 псевдонимами. Один из них — Вернон Салливан, писавший бульварную прозу с обилием секса и жестокости, продавался значительно лучше самого писателя.

Позднеантичные писатели считали нормальным поставить в авторы своих произведений более известного предшественника, особенно если выражали сходные с ним взгляды. Этой традиции следовало и Возрождение с многочисленными подделками античных авторов. Книга католического миссионера XVI века Диего Дамана долго служила источником знаний о нравах и быте южноамериканских племен. До тех пор, пока у современных исследователей не появились сомнения в ее подлинности. Подняв церковные архивы, ученые выяснили, что автор никогда не покидал пределов Кастилии.

Но литературные мистификации не ограничиваются простым подлогом имен и фактов и принимают самые разнообразные формы.

Хорхе Луис Борхес «Всеобщая история бесчестия» 

Аргентинский писатель, пожалуй, главный мистификатор XX века. Он придумывал несуществующих авторов («Анализ творчества Герберта Куэйна»), несуществующие языки («Аналитический язык Джона Уилкинса»), и миры («Тлён, Укбар, Orbis Tertius»).

Борхеса ставят на полку к «интеллектуальной» прозе, но умно совершенно не означает сложно. Большинство его произведений написаны легко и сюжетно.

Например, сборник рассказов «Всеобщая история бесчестия» о преступниках, основанный на легендах и литературных произведениях. Каждый сюжет разыгрывается непременно в экзотических декорациях: Дикий Запад, средневековая Япония, мусульманский Восток. Подбор героев соответствующий: пираты, хладнокровные убийцы, ложные пророки. Восторг и одновременно насмешка над криминальной романтикой всех времен и народов.

И даже если вы не выпускник филфака и не любите играть в игру «Угадай цитату», вам все равно будет интересно читать о жизни злодеев.

Даниель Дефо «Дневник чумного года»


Автор «Робинзона Крузо» был очень плодовитым писателем. Но его другие книги, а их около 500, мало кто читает. «Дневник чумного года» представляет собой рассказ от первого лица о великой чуме в Лондоне 1665-1666 годов. В хронике эпидемии всего понемногу. Зарисовки с улиц и кладбищ, официальная статистика и действия властей, рассуждения о суевериях и причинах болезни, трагические истории семей и убедительные психологические портреты, байки и практические советы по выживанию. Рассказчик описывает происходящее у него за окном и у него на душе. Как самоуверенность сменяется страхом, страх — смирением, смирение — надеждой. В достоверность переживаний верится сразу, как и в реальность описываемых событий.

На самом деле Дефо во время Великой чумы было пять лет, а книга вышла в 1722 году, то есть спустя 57 лет после описанных в ней событий. Факт мистификации нисколько не умаляет литературных достоинств дневника, а только демонстрирует, насколько умело Дефо мог обращаться с источниками и убедительно воссоздать атмосферу зараженного города.

Владимир Набоков «Бледное пламя»

Критика относит «Бледное пламя» к нелинейному роману. Структура произведения, действительно, запутана. Книга состоит из трех частей. Первая — предисловие, вводящее читателя в курс дела. Со второй все тоже понятно: это поэма в 999 строк (или в 1000, если дочитать книгу до конца), написанная неким Джоном Шейдом. Вторая часть намного сложнее: построчные комментарии к поэме, их автором является Чарльз Кинбот, и ему кажется, что это поэма о нем.

Объяснения каждой строчки сначала раскрывают читателю личность автора поэмы Джона Шейда, но постепенно становятся рассказом о жизни беглого короля несуществующей страны (частый мотив у Владимира Владимировича, скучавшего по родине).

Мистификация в этой книге — отточенный литературный прием. Набоков создал красивый и запутанный лабиринт, и найти из него выход — захватывающее литературное приключение.

Глен Голд «Картер побеждает дьявола»

Роман современного автора Глена Голда «Картер побеждает дьявола» — биография фокусника Джона Картера в декорациях Америки 1920-х годов. Сюжет вполне себе голливудский: взлеты, падения, эффектные фокусы, волшебная любовь, загадочная смерть президента, агенты ФБР.

Казалось бы, очередное легкое чтение, но автор раз за разом проделывает один и тот же нехитрый трюк. Как и главный герой повествования, он заставляет публику смотреть в другую сторону и в этот момент достает из рукава неожиданный сюжетный поворот. Рассказывать подробности — все равно, что объяснить зрителям перед выступлением, на каких невидимых лесках будет летать фокусник и в какую яму под сценой провалится прекрасная ассистентка. Прочитать книгу — это как сходить на шоу двух иллюзионистов сразу. Одного — вымышленного, другого — настоящего. Приятного чтения.