334

Родная речь: «Рассказывает Борис Кожин»

Андрей Олех

«Большая Деревня» продолжает рассказ о книгах, написанных в Самаре. Монологи Бориса Кожина об истории и жизни любимого города и его жителях идеально отвечают названию рубрики «Родная речь».

История создания книги такова: в 2005 году главный редактор Самарской студии кинохроники Борис Кожин раз в неделю рассказывал студентам-журналистам о городе, своих друзьях, людях, которых знал, и вообще обо всем, что считал нужным. Каждая его лекция записывалась, а потом выходила отдельной статьей в газете «Волжская коммуна». В 2013 году издательство «Метида» выпустило сборник этих рассказов. Как говорит в предисловии сам автор, эта книга возникла сама.

«Я рассказываю о Самаре. Я всегда рассказываю о ней. Всегда рассказываю о времени, всегда рассказываю о людях того времени. И мне важно… мне важнее всего, чтобы вы почувствовали время, о котором я говорю. Увидели тех людей, увидели тот город, те улицы, то небо, то солнце, ту Волгу. Другую и ту же самую. Вот в этом вся хитрость».

Прямая речь в сравнении со статичными фотографиями имеет неоспоримое преимущество в описании истории города. В воспоминаниях Бориса Кожина Самара выглядит не застывшей летописью, а живым существом, которым, по сути, и является. «Со временем не надо спорить», — несколько раз повторяет рассказчик. Описание домов и дворов исторического центра всегда неразрывно связано с людьми, и наоборот. Довоенное время и 60-70-е годы прошлого века составляют связь с современностью, складываясь в единую картину.

«Набережную в Самаре начали строить не под Пионерским спуском. А начали ее строить, кажется, со Льва Толстого, и мы, выйдя из института, всегда туда ходили глядеть, как идет строительство. Там лежали бетонные плиты, они еще только лежали, и там можно было посидеть на этих бетонных плитах. И вот однажды мы туда пришли».

Перед читателем проходит бесконечная вереница знаменитых самарцев: Аннета Басс, создающая художественный музей, и первый секретарь обкома КПСС Владимир Орлов, добрый профессор Лев Финк, писатель Артем Веселый и футболисты «Крыльев Советов». За ними следуют рассказы об известных людях, чем-то связанных с нашим городом: о композиторе Дмитрии Шостаковиче, актере Иннокентии Смоктуновском, президенте Борисе Ельцине и даже об убийце Андрее Чикатило, давшем свое последнее интервью Куйбышевской студии кинохроники. Борис Кожин, кажется, знает всех в этом городе и не забывает об «обычных» людях. Он рассказывает о продавцах, медсестрах и учителях, своим трудом создавших Самару. Не то чтобы хороших людей в нашем городе стало меньше, но тех, о ком говорит Борис Кожин, больше нет, и кроме него рассказать о них некому.

«Самарский портной высшей категории Баскин обшивал весь дипломатический корпус. Когда корпус эвакуировали в Самару. Потом уже, когда я работал на студии кинохроники, кто-то спросил: «А интересно, Молотов здесь был? Сталина не было. Был ли здесь Берия, неизвестно. А Молотов?» Я сказал, что знаю точно — Молотов был. Был, потому что Борис Григорьевич шил ему здесь костюм».

«Рассказывает Борис Кожин» — довольно большая по объему книга, и если у вас нет времени ее читать целиком, можно попробовать начать с главы «Село Малый Толкай. Детский дом». Она не о Самаре, как ясно из названия, но выделяется из всего повествования особой живостью и запоминающимися героями. Это история о том, как Борис Кожин год учил детей-сирот и как вся книга посвящен человеческой доброте и людям, которым не все равно.

«О чем вот эта история? О побегах? Нет, о мечте. О мечте ребенка. Не такой уж и великой мечте. Маленький мальчик, сирота (у него родителей не было), мечтал побывать в Москве, и это ему не удалось. И я ему в этом не помог. Жалею. До сих пор жалею, что так и не помог этому мальчику. Сегодня он взрослый, совсем взрослый человек — в шестидесятом ему было девять-десять. Не знаю, где он. Что с ним. Может, прочтет газету, вспомнит как было дело… А так из детдома они не убегали. Им нравилось жить в детском доме. Очень многим. Просто нравилось. Они все были очень хорошими людьми, воспитанники Малотолкайского детского дома. Прекрасными, только со сломанными судьбами. Со сломанными совершенно жизнями».